Константин Лавроненко: «Неужели у нас не получится спасти жизнь Кайинека?»

Кинокартина «Кайинек» режисера Петра Якла за первый прокатный уик-энд привлекла в чешские кинотеатры рекордное количество зрителей – 119 000 человек. До этого рекордсменом считалась лента Сверака «Возвратная тара».

Петр Якл (Фото: ЧТК)
Премьера «Кайинека» состоялась пятого августа, бюджет фильма – 55 миллионов крон. Главного героя, отбывающего пожизненный срок в чешской тюрьме, играет осененный каннской ветвью и венецианским золотым львом российский актер Константин Лавроненко. Более всего непонятно решение Петра Якла пригласить на роль чешского осужденного русского. Сам режиссер говорил о харизме, которой, конечно, Лавроненко обладает в избытке. А вот что по этому поводу думает Константин Лавроненко, с которым мы говорим сегодня.

«Я тоже это спрашивал и недоумевал, как же так. Мне сначала казалось, что с одной стороны проще взять человека, который знает эту историю, чисто говорит по-чешски. Но потом я понял, что в общем поступили правильно. Не то, что пригласили меня. Должен быть незнакомый человек. Поскольку эта история очень известна в Чехии. А любой чешский актер… с ним связаны какие-то его прошедшие работы и волей-неволей они с ним ассоциируются. А это человек-загадка. Это правильное решение».

- Вы лично надеетесь, что картина даст толчок к пересмотру дела?

«Надеюсь. И не только я. Не только фильм, но и все, что происходит вокруг фильма. Есть люди, которые давно этим занимались. Журналисты и так далее. Все это вместе всколыхнет, взбудоражит людей. Ко всему привыкаешь. Из года в год – «Да, да, но ничего не можем поделать». Мы привыкаем к тому, что мы ничего не можем сделать. И тогда думаешь: «Как же так? Неужели мы настолько слабы... Все мы, достигшие успехов, положения. В искусстве, в спорте, в политике. Мы считаем себя сильными хорошими людьми. Неужели мы все вместе не можем что-то изменить? В этом случае – спасти жизнь одного человека? Неужели это так? Но тогда нам грош цена. Может, мы что-то сможем? И вдруг я узнал, что что-то происходит. Новый министр внутренних дел...Что-то затевается... Может, произойдет?»

- Вы говорили, что на вас произвел сильное впечатление разговор с Кайинеком. О чем вы говорили?

Константин Лавроненко с Татьяной Вилгелмовой (Фото: ЧТК)
«В основном он говорил. Мне и Татьяне Вилгелмовой только удавалось иногда задавать какие-то вопросы. Меня спрашивали перед тем, как мы ехали, что же я буду спрашивать. Я говорю, я ничего не могу придумать умного»…

- То есть, у вас не было к нему вопросов…

«У меня не было к нему вопросов, я вообще не представлял, что эта за встреча будет. Что бы я ни придумал, мне кажется все глупо. Как получится, так получится. Если возникнут вопросы. Тогда я их ему задам. Но мне не нужно было задавать вопросы, чтобы он мне что-то рассказал, и от этого я выстраивал свою роль, все-таки это не документальное кино...»

«Кайинек»
- Вы говорили, что у вас сложилось ощущение, что он хотел выговориться. Что он хотел сказать?

«Вы знаете, это не выглядело так, когда человек жалуется, плачется. Это достойно. Человек улыбается. Ты его ощущаешь. Это трудно определить. Такая была плотная энергетическая атмосфера, необычная. Он ничего не показывал. Не было нажима. Вот он сидит, что-то говорит, а от этого слезы лились у продюсера, у переводчицы, они не могли это сдержать. Вот что это такое? Как это определить? Это нужно быть там. Я все пытаюсь словами определить и все не то».