Король Камбоджи обладает чешской душой

Король Камбоджи Нородом Сиамони (Фото: ЧТК)

Чехия - мой второй дом, сказал после встречи с президентом Вацлавом Клаусом по прибытии в чешскую столицу король Камбоджи Нородом Сиамони. Сиамони является единственным монархом в мире, владеющим чешским языком - добавим, что хорошо владеющим. А с прошлой недели Сиамони стал единственным королем, которому было присвоено почетное гражданство Праги.

Король Камбоджи Нородом Сиамони (Фото: ЧТК)
Чешский язык будущий король выучил, приехав в 1962 г. - тогда ему было девять - в Чехословакию, где сначала учился в начальной школе, а позже в танцевальной консерватории и Академии изящных искусств. Мой приезд в Чехию значит для меня гораздо больше, чем просто официальный визит. Я влюбился в Прагу», - признался Сиамони, у которого в Чехии есть много друзей со студенческой поры. Глава Чехии и король Камбоджи сошлись во мнении, что чешско-камбоджские отношения нуждаются в более интенсивном развитии. Король Камбоджи надеется, что благодаря его визиту ситуацию удастся изменить к лучшему. В пятницу в честь короля в Национальном театре столицы состоялось выступление студентов пражской Танцевальной консерватории, солистов Национального театра Праги и Брно, а также представление Королевского балета Камбоджи.

После представления в Национальном театре явно взволнованный и растроганный монарх обратился к присутствующим:

Король Камбоджи Нородом Сиамони (Фото: ЧТК)
«Дорогие чешские друзья, позвольте мне от всего сердца поблагодарить вас за прекрасный вечер. Сегодняшнее выступление имеет для меня глубокое значение. Сердечно благодарю вас за то, что вы сделали возможным выступление Камбоджского балета на сцене Национального театра. Национальный театр для меня - самый красивый в мире. Да здравствует дружба между Королевством Камбоджи и Чешской Республикой!»

В 1970 г. Нородом Сианук, отец Сиамони был свержен и объединился с Красными кхмерами, захватившими в бедственной ситуации власть у Лон Нола: люди голодали, Кампучия была беднейшей страной в мире, приблизительно треть населения была вынуждена бежать. После окончания гражданской войны Нородом Сианук вернулся на престол, фактически, однако, он был заложником Красных кхмеров. Сиамони вместе со своей семьей провел три года в домашней тюрьме, но судьба была к нему более благосклонна, чем к остальным пяти братьям и сестрам, погибшим, равно как и остальные два миллиона кампучийцев, от руки Красных кхмеров. Сразу же по возвращении Сиамoни на родину у него были отобраны и сожжены любимые чешские книги. Средь варварского террора, признается король Камбоджи, он искал утешения в чешских песнях, которые можно было петь только тайно, находясь в душе.

«Я пел «Proč bychom se netěšili» («Как же нам не веселиться») и «Ах, сыночек, сыночек», вспоминал Нородом Сиамони.

Несмотря на долгие годы, отделяющие монарха от пражской студенческой поры, культура Чехии не перестает его вдохновлять.

«Детские и юношеские годы, которые я прожил в Праге, являются самыми красивыми годами моей жизни. Чешская культура и мужество являются для меня примером в моих устремлениях. Естесственно, я опять перечитал «Бабушку» Божены Немцовой, а в настоящее время читаю пьесу Йозефа Кайетана Тыла «Ян Гус».

Любовь к чешской культуре король проявлял открыто и во время празднования 50-летия чехословацко-камбоджской дружбы в марте нынешнего года в Пномпене: вместе с камбоджскими музыкантами он запел на чешском языке и даже в его официальном выступлении зазвучал чешский. В мае этого года Нородом Сиамони был удостоен премии чешского МИДа «Гратиас Агит» за распространение доброго имени Чешской Республики в мире.