Миграционный кризис и чешское общество – опасности реальные и мнимые

Рудольф Кучера (Фото: Катерина Айзпурвит)

Миграционный кризис вызвал появление во многих европейских странах новых политических реалий. Даже государства, не сталкивающиеся непосредственно с массовым притоком беженцев, – а к их числу относится и Чешская Республика – на фоне этих событий проводят перестройку многих структур, включая системы безопасности. Всегда ли это вызвано необходимостью реагировать на изменившуюся ситуацию в Европе и мире, или миграционный кризис служит лишь поводом для проведения властями политики с целью решения собственных внутренних задач?

Рудольф Кучера (Фото: Катерина Айзпурвит)
Мы побеседовали о тех изменениях, которые происходят в чешском обществе на фоне европейского миграционного кризиса, с известным политологом, преподавателем университета, председателем Панъевропейского союза Чехии Рудольфом Кучерой.

– Ощутили ли уже страна и чешский народ на себе какие-то последствия массовой миграции, которая идет в Европу из стран Ближнего Востока и Северной Африки?

– Чешская Республика пока не сталкивается с проблемами, связанными с миграционным кризисом. Во-первых, мигранты не хотят сюда ехать. Это уже совершенно очевидно – как только они узнают, что их планируют разместить в Чехии, то сразу же отказываются от этого.

– Однако многие утверждают, что волна беженцев несет в себе не только опасность, вызванную перемещением больших масс людей, – вместе с мигрантами в Европу проникают радикалы, и одновременно происходит радикализация экстремистов, уже проживающих в европейских странах.

Фото: Idea go, FreeDigitalPhotos.net
– К нам не поступало никаких сигналов о том, что в Чехии существует опасность террористических атак. Конечно, я не могу исключать, что что-то подобное не произойдет в будущем, однако пока нам не угрожает ни массовый приток мигрантов, ни теракты, как это было в других европейских странах. И в этой ситуации меня несколько удивляет, что чешское правительство увеличивает финансирование полиции и планирует усиление и структур безопасности. В текущей ситуации мне представляется это ложно выбранным направлением, поскольку полиция не нуждается в таких денежных вливаниях, а силы безопасности пока демонстрировали свою низкую эффективность. Именно поэтому мне эти действия кажутся искусственно спланированными. Когда государство, Министерство внутренних дел наращивает силы безопасности, что это может означать?

Фото: Ян Черны, Архив Чешского Радио
– У вас есть ответ на этот вопрос?

– Да, у меня есть ответ, и он заключается в том, что нам следует делать нечто совсем другое. Запад нам рекомендует инвестировать в армию, чтобы мы являлись более действенным элементом НАТО. Именно НАТО является той организацией, которая видит угрозы в более широком контексте. Угроза с востока по-прежнему в отношении нас существует. Польша, страны Балтии просят об усилении у них структур Североатлантического альянса. И Запад от нас ждет, чтобы мы вносили свой вклад в повышение обороноспособности НАТО. Вместо этого мы выбираем своей целью какого-то воображаемого врага, который пока нам не угрожает. И, наоборот, то, что от нас ждет Запад – Соединенные Штаты, НАТО, – этого мы не делаем.

Усиление внутренних структур безопасности – угроза для демократии

Фото: Архив Полиции Чешской Республики
– Почему, по вашему мнению, чешские власти проводят такой курс?

– Когда какое-либо государства расходует подобным образом финансовые средства, это означает, что режим аккумулирует силы против общества внутри собственной страны. Поэтому усиление полиции, которая недавно оказалась в центре нескольких скандалов, поскольку недостаточно защищает чешских граждан, усиление служб безопасности направлено на внутреннюю ситуацию. А когда усиливаются внутренние структуры безопасности, это представляет определенную угрозу для демократии.

Иллюстративное фото: Кристина Макова, Архив Чешского Радио - Радио Прага
– Простите, но достаточно сложно представить, что чешское правительство находится в ожидании каких-то серьезных волнений среди населения, и что оно готовится защищаться от собственных граждан с помощью сил правопорядка.

– Да, однако, возможно, кто-то здесь заинтересован в том, чтобы несколько ослабить демократию в Чешской Республике в связи с созданием здесь некоего авторитарного режима. И это, с моей точки зрения, исходит из Пражского Града. Разумеется, я не говорю, что силы безопасности станут воевать с гражданами Чехии, но они направляются на усиление контроля в отношении чешских граждан. Возможно, будут приняты законы, согласно которым полиция получит больше полномочий, например, возможность запрещать определенные митинги и демонстрации. И события, происходившие во время визита председателя КНР, – ясное доказательство того, что действия полиции направлены на подавление свободного проявления гражданами своей позиции.

– Вы видите в этом курсе определенное «восточное» влияние?

Теракты в Париже 13 ноября 2015 года (Фото: Chris93, CC BY-SA 4.0)
– Такое влияние есть. Я не могу сейчас сказать, как далеко это зайдет, но определенный интерес к такому направлению развития у Пражского Града есть, и господин президент говорит, что «нам больше не следует ориентироваться на Запад», что «мы долго были привязаны к Соединенным Штатам, а теперь это должно измениться». Таковы факты. Полиция начала ограничивать право собраний, право на свободу выражения мнения. То есть этот аппарат укрепляется в отношении усиления контроля чешских граждан, и все это происходит под предлогом того, что нам угрожает массовая миграция. Если бы здесь была такая же ситуация, как во Франции, Бельгии, то это можно понять – там эта угроза существует, но у нас ее нет. Поэтому можно задаться вопросом – зачем они это делают? Почему они расходуют миллионы крон на действия, ограничивающие гражданские свободы внутри страны? Причем Запад от нас этого отнюдь не требует. Если бы у нас жило так много мусульман, сколько их живет во Франции, в Бельгии, то я бы это понял, однако никакого мусульманского сообщества у нас нет.

В Чехии мусульмане не требуют исламизации общества

Фото: ЧТ
– А как бы вы охарактеризовали мусульман, проживающих в Чешской Республике?

– Здесь они являются абсолютным меньшинством. И эти люди не представляют для нас никакой угрозы, они не ведут себя агрессивно, не выдвигают требований, таких как исламизация общества. Все это домыслы, ничего подобного Чехии не угрожает. При этом в политическом аспекте чешских граждан убеждают в том, что именно это – основная проблема, хотя это совсем не так.

Фото: Архив Чешского Радио - Радио Прага
– СМИ тоже участвуют в создании такого впечатления?

– Безусловно. Включая телевидение, которое занимается раздуванием этой якобы существующей угрозы. И это меня очень беспокоит, потому что СМИ вносят свой вклад в преувеличение масштабов этой «исламской опасности». Они нагнетают ситуацию, бесконечно возвращаясь к этому вопросу. И на этим пользуются определенные политические силы – возьмем хотя бы антиисламскую партию, которая планирует участвовать в выборах. Ведь в существовании такой партии в Чешской Республике нет никакого смысла.

– И вы считаете, что это инициирует Пражский Град?

Кремль (Фoto: Владимир Рудаков, CC SA 1.0)
– Это идет из Града. Однако они не понимают одного. Когда я смотрю на кремлевскую пропаганду, то вижу, что это – замысел путинской России, который состоит в раздувании этой опасности в Европе, чтобы люди испытывали страх и начинали думать: «У нас есть союзники, есть кто-то, кто нас однажды защитит, кто способен противостоять этой, в кавычках, "исламской опасности"». То есть, суммируя, можно сказать, что Кремль заинтересован в нагнетании этой угрозы, заинтересован в том, чтобы люди больше этого боялись…