Мост между современностью и Барокко

r_2100x1400_radio_praha.png

Вполне закономерно, что выставка фотографий Ивана Пинкавы «Heroes» была открыта именно в галерее Рудольфинум, директор которой, Петр Недома является искусствоведом и большим пропагандистом художественной фотографии. В прошлом галерея уже осуществила несколько проектов, посвященных этому виду искусства: «Современная британская фотография и видео», «Современная китайская фотография», «Чешская фотография 1840-1950 г.г.». Однако выставка Ивана Пинкавы на них не похожа. Во-первых, потому что это - работы одного автора. В залах Рудольфинума более 130 его фотографий. Во-вторых, Пинкава известен тем, что основной темой его творчества являются древние мифы, библейские мотивы, шедевры изобразительного искусства и литературы, а самым любимым жанром - портрет.

Ивана Пинкавa, снято 1996 г. (Фото: ЧТК)
Этому соответствует и название выставки. Слово ее автору:

- С одной стороны, оно обусловлено стремлением найти международное название не только для выставки, но и для каталога. С другой стороны, оно должно было стать ключом к пониманию всей выставки. В переводе с греческого Heroes - это не только «герой», но и «Бог» или «полубог», что расширяет возможности интерпретации.

Символом выставки является портрет обнаженной русской актрисы театра Нового фронта Ирины Андреевой. Фотограф изобразил ее в позе Иоанна Крестителя на картине Леонарда да Винчи. На своеобразном лице Андреевой - улыбка Джоконды.

А вот еще одна фотография. Плечом к плечу стоят два брата-близнеца. Похожие как две капли воды - они отличаются друг от друга лишь более темным силуэтом одного из них. Авель и Каин...

Или работа, названная Адам и Ева. Это - два портрета, что подчеркивает их отлучение не только от Бога, но и друг от друга. Границы жизни расширены здесь не от рождения к смерти, а от момента изгнания из Рая до того, что ожидает человека после его смерти.

В основе творчества Ивана Пинкавы - традиции европейской культуры, которая, по его мнению, вовсе не исчерпана.

- Я понимаю проблемы Европы и христианства в нашем глобальном мире. Но меня интересует дискуссия на эту тему. С моей точки зрения, причиной этого часто является устоявшаяся интерпретация, а не то, что эта культура действительно мертва. Есть и еще один момент. Я живу в Чехии, которая тесно связана с искусством Барокко, а оно, в свою очередь, с католичеством. И то, и другое представляет для меня феномен и является для меня источником вдохновения.

Наш следующий вопрос касается фотопортретов, посвященных русским писателям, например, Федору Достоевскому и Владимиру Маяковскому. Как возникла эта идея?

- Русская литература представляет собой феномен, к которому в Чехии интерес существовал всегда. Обычно мои портреты возникали под впечатлением произведения одного из этих авторов. Чаще всего на этих портретах изображены мои друзья, которые до революции принадлежали к движению андеграунда. Портреты тех, кто был в опале у режима, я представлял в выставочных залах в качестве портретов знаменитых писателей.

Некоторые работы отличаются тем, что у изображенных на фотографии людей закрыты глаза. Впрочем, в изобразительном искусстве этот принцип известен уже на протяжении веков. Причина заключается в следующем: глаза портретируемого являются основным информационным каналом. Когда же они закрыты, внимание сосредотачивается и на других чертах, которые иначе останутся незаметными. А как фотограф определяет для себя то, что именно данный человек соответствует данному образу?

- На этот вопрос очень сложно ответить однозначно. Некоторые лица вдохновляют настолько, что чувствуете необходимость с ними работать. Сам себе я отвечаю на этот вопрос так: мое творчество - это, в первую очередь, рассказ обо мне самом. Это - зеркало моего подсознания.

Речь идет о крупнейшей выставке Ваших работ в Чехии. Воспринимаете ли Вы это как какое-то важное событие, переломные момент в своем творчестве?

- Лично для меня эта выставка важна тем, что я могу видеть свои работы в общем ракурсе, что позволяет мне определить лучшие вещи. Кроме того, я собираюсь начать работать в другом направлении и таким образом попытался закрыть определенную главу своей жизни. Кроме того, для меня это первая возможность представить чешской общественности свой рассказ, не с помощью 3-5 фотографий. Здесь можно проложить определенный путь, ответ на вопрос, возникший около одной фотографии вы находите у другой фотографии, малая выставка вам ничего подобного сделать не позволит.

Работы Ивана Пинкавы - это своеобразный мост, который объединяет современную фотографию с классическим искусством. Но можно ли назвать это портретами в общепринятом понимании этого слова? Вот что по этому поводу замечает искусствовед Милена Славицкая: - Европейская традиция, в принципе, не знает иной портрет, нежели физический или психологический, то есть, тот, который подчеркивает черты характера изображаемого человека: его настроение, эмоции, и, может быть, его социальную принадлежность к определенному классу, народу, времени и так далее. Современная психология также оперирует именно этими понятиями. На фотографиях же Пинкавы запечатлено почти неуловимое, то, что можно назвать кармой, судьбой, генетической программой человека. Речь идет о своего рода архетипах. Возможно ли запечатлеть такое на фотографии? Очевидно, возможно!

А вот какова точка зрения директора галереи Рудольфинум, искусствоведа Петра Недомы:

- Впечатление от этой выставки неоднозначно. Вспоминается постмодернизм. Творчество Ивана Пинкавы часто характеризуют именно этим понятием. И, в тоже время, такое понятие, как возвращение к прошлому. И с этой оценкой его произведений встречаешься нередко. Наравне с тем, что его искусство нельзя определить существующими критериями, что оно меланхолично, что это искусство для искусства и так далее... Иными словами, либо работы Пинкавы настолько глубоки, что позволяет различную интерпретацию, либо они вне рамок. И то, и другое возможно.

Наряду с выставкой галерея проводит целый ряд сопроводительных мероприятий, которые имеют характер лекций, бесед с авторами, экскурсий и даже театральных выступлений. И не только это, к открытию выставки был издан и замечательный каталог Heroes, который полностью отражает содержание экспозиции. Внимание заслуживает и вступительная статья:

- Автор текста Мартин Путна попытался проплыть между Сциллой и Харибдой и написал текст не так, как написал бы его искусствовед, а как литературный историк, формой эссе. Эта публикация является попыткой подвести итог этапу творчества фотографа c момента создания самого старого портрета этой выставки - трагически погибшего режиссера Петра Лейбла - до наших дней. Не поместить Ивана Пинкаву в Пантеон классиков и тем самым похоронить его заживо, а предоставить ему возможность посмотреть на пройденный им творческий путь с перспективы, чтобы и он сам понял, куда ему идти дальше, - рассказывает директор Петр Недома.

Уникальная выставка работ Ивана Пинкавыпродлится до 22 августа.