«Неонацизм в Чешской республике»

r_2100x1400_radio_praha.png

В студии Елена Патлатия

Вы слышите, как фашисты маршируют по Праге в 1939 году. Тогда, с молчаливого согласия многих политических деятелей, нацисты оккупировали Чехословакию. За годы оккупации погибло 340 тысяч чешских жителей. 272 тысячи из них были евреями.

А сегодня юные наци, среди них и так называемые скинхеды, и откровенные неофашисты, и неонацисты, пытающиеся скрыться за высокими словами о патриотизме и возрождениия старочешских традиций национализма, можно сказать, беспрепятственно организуют шествия по улицам Праги, приуроченные к государственным праздникам или знаменательным событиям. Они спокойно собираются в своих клубах, создают и актуализируют сайты в интернете. Периодически они съезжаются, например, в Колешовицех, чтобы послушать "свою" музыку, и вероятно, обсудить проблемы, поделиться опытом. В этом году в Колешовицех собралось более 700 человек: немцы, словаки, венгры, поляки, и, конечно, сами чехи. Похоже, Чехия становится традиционным местом встреч для этой молодежи.

Мы беседуем с господином Михалом Мазелем, начальником отдела Министерства внутренних дел по борьбе с экстремизмом:

«Мы наблюдаем тенденцию интернационального сотрудничества между неонацистами разных стран».

Что предпринимает чешская полиция, чтобы тормозить развитие подобного сотрудничества?

«В прошлом году мы организовали встречу на европейском уровне всех отделов по борьбе с экстремистскими движениями, приезжали и наши коллеги из России. Мы обменивались опытом, рассказывали об особенностях развития экстремистских движений в конкретных странах. Эта встреча нам очень помогла», - рассказал Михал Мазель.

Отдел, который возглавляет Михал Мазель, внимательно следит за ситуацией на сцене экстремистских движений в ЧР, в том числе и профашистского толка. Он разрабатывает конкретные программы по отслеживанию и привлечению к ответственности лиц, проповедующих национальную и расовую ненависть, совершающих преступления с расовым подтекстом.

Михал Мазель сказал, что в настоящий момент чаще всего жертвами таких преступлений становятся чешские цыгане. Именно потому отдел разработал специальную методику профилактики и расследования расовых преступлений. В основе заложено сотрудничество между специально обученными полицейскими отрядами и цыганскими меньшинами. В случае, если в преступлении удалось доказать расовый мотив, законодательная система позволяет наказать обвиняемого по заслугам. За последний год в Чешской республике было совершено 364 преступления с расовым подтекстом.

Но лидеры неонацистских движений понимают, что с помощью насилия и агрессии вряд ли можно получить симпатии и поддержку населения. Поэтому тактика меняется. Как сказал Михал Мазель, неонацисты пытаются регистрироваться как безобидные организации и движения, первоначально скрывая истинные намерения и идеалы. Они также проникают в уже существующие партии и движения, чтобы их посредством представлять свои интересы, например, в парламенте. Отдел по борьбе с экстремизмом мониторует и старается пресекать подобные попытки, вплоть до привлечения к уголовной ответственности. Кровавый урок истории не позволяет занять позицию стороннего наблюдателя.

«Мы стараемся следить за тем, что происходит на экстремистской сцене, с использованием всех законных средств, которые могут быть применены. Мы считаем эти движения угрозой государству, исходя из опыта Германии. Немцы перед Второй мировой войной не смогли остановить развитие нацизма, позволили националистам занять кресла в парламенте, а те уже потом разобрались с демократией по-своему. Поэтому сегодня все люди должны задуматься об этом, и не позволить молодым людям вновь играть в национализм», - говорит Михал Мазель

Возрождение нацистских идей и идеалов и их стремительное проникновение в страны бывшего соцлагеря обусловлено не только идеологическим или нравственным кризисом, наступившим здесь в конце 80-х лет, но и коммерческим интересом отдельной группы лиц. Как сказал Михал Мазель, торговать символами нацизма - очень прибыльное дело:

«Во всем мире наблюдается тенденция к коммерционализации неонацистского движения. Так что с одной стороны это идеология, а с другой – выгодный бизнес. Например, выпускаются компакт-диски с записями неонацистских музыкальных групп, затем, майки с символикой, разные аксессуары, цепи, например, или вообще специальная одежда для скинхедов. Прибыльно содержать татуировочный салон. Но полиция следит за подобным бизнесом и старается его пресекать».

Однако, как подчеркнул Михал Мазель, главная опасность заключается не только в том, что довольно приличный капитал не облагается налогом, но и в том, что полученная в результате прибыль может идти на поддержку и распространение идей неонацизма во все более широких масштабах.

«Не дай Бог, чтобы это случилось, - делится своими опасениями Михал Мазель, - но эти деньги могут пойти и на покупку лицензии на теле-или -радио вещание. Мы знаем, что в Скандинавии и в США есть неонацистские радиостанции».

Фашисты очень активно использовали радио, как инструмент пропаганды своих идей.

А в сегодняшней Чехии продолжается процесс по делу издателя книги Гитлера "Майн Кампф". Первый суд закончился приговором - виновен, второй, апелляционный, - оправдал издателя.

Ситуация действительно неоднозначна. Издатель, несомненно, преследовал чисто коммерческие интересы. Весь тираж разошелся с прилавков магазинов мгновенно. Почему люди захотели иметь в библиотеке эту книгу? На ум приходит несколько ответов:

1. Это престижно. Книга станет библиографической редкостью. Но читать ее владельцы вряд ли будут.

2. Будут изучать, чтобы вовремя распознать признаки зловещей болезни коричневой чумы и остановить ее распространение

3. Будут изучать ее как библию, чтобы, набравшись идей, создать новое учение, еще более страшное.

Все три варианта возможны. И теперь важно, чтобы не только государство репрессивными мерами, но и само общество силой социального контроля и нравственной традиции пресекало распространение и укоренение националистических идей. Чтобы потом не было поздно.