Николас Уинтон, спасший сотни чехословацких детей, отмечает свое 105-летие

Николас Уинтон (Фото: ЧТК)

Сэр Николас Уинтон отмечает свое 105-летие. Почти от неминуемой смерти он спас 669 чехословацких еврейских детей, вывезя их накануне войны в Великобританию. Уинтон, который удостоится в октябре чешского Ордена Белого льва, в понедельник встретился с некоторыми из спасенных им людей в Лондоне.

Николас Уинтон (Фото: ЧТК)
Британский биржевой маклер Николас Уинтон почуял неладное, когда к его семье в Англии начали переселяться еврейские родственники, бежавшие из Германии от угрозы нацизма. Предчувствуя надвигающуюся беду еще до расставления нацистами точек над «решением еврейского вопроса», он не колебался, когда его друг, учитель Мартин Блейк, бывший одним из сотрудников британского Комитета по делам беженцев из Чехословакии (BCRC), обратился к нему с просьбой вывезти из Праги по большей части еврейских детей. Дело, однако, было не из простых.

«Британцы не хотели давать разрешения на въезд детей без сопровождающих лиц. Это можно понять, так как в то время и британских детей эвакуировали из Лондона. Время было сложное. Когда я побывал в британском Министерстве внутренних дел, мне разрешили привезти детей в Британию и установили правила, которыми я должен был руководствоваться», вспоминает Николас Уинтон время непосредственно перед началом Второй мировой войной.

Фото: ЧТК
В Праге Уинтон учредил канцелярию, которая устраивала отъезд детей за границу. Он сам, его мать и помощники тем временем искали в Англии семьи, которые согласились бы принять еврейских детей. Первый пробный камень в виде поезда, мчавшего из Праги двадцать детей от «коричневой чумы», был брошен 14 марта 1939 года. Больше всего таких несовершеннолетних пассажиров было отправлено в Англию в рамках акции Kindertransport в июне 1939 года. Алице Климова была одной из 669 чехословацких детей, спасенных Уинтоном от немецких квот на депортацию детей в нацистские лагеря.

«Только сегодня я в полной мере способна оценить невообразимую отвагу родителей и их способность притворяться. Они разыграли передо мной такую сценку: «Как же тебе повезло, вот поедешь в Англию, где море, а ты ведь у моря еще никогда не была!» С такими представлениями я их и покидала. Ни малейшего намека на нервозность, которую, родители, конечно, должны были испытывать. Лишь в самый последний момент, когда поезд набирал ход, папа расплакался».

Фото: ЧТ24
2 августа 1939 года из Праги отправился последний поезд в Англию, увозивший детей на новую родину. Месяцем позже Уинтон предпринял еще одну попытку спасти чехословацких детей, однако разразившаяся война воспрепятствовала плану – немцы остановили «транспорт спасения» и отправили поезд назад в Прагу.

О сотнях спасенных Уинтоном несовершеннолетних полвека почти никто не вспоминал. В 1988 году при уборке чердака их дома в пригороде Лондона на поименные списки этих детей наткнулась супруга Уинтона Грета. Она передала документы британскому историку, которая в телевизионной студии BBC организовала встречу спасенных со своим спасителем. Добровольческой деятельности Николас Уинтон остался верен и после войны.

«Я включился в эту работу потому, что у нас был душевнобольной ребенок, и основал в Мейденхеде общество, объединяющее таких детей. А лет 20-30 тому назад я начал работать в благотворительной организации Abbeyfield, представляющей жилье для пожилых людей».

Николас Уинтон и его доčů Барбара (Фото: ЧТК)
По случаю славного юбилея Николаса Уинтона его дочь Барбара представила изданную ею книгу воспоминаний. Она опровергает миф о том, что отец долгие десятилетия нигде не упоминал о своем гражданском подвиге. Как следует из книги, Уинтон описал эти события в 1950-е годы в своей листовке с программой, когда баллотировался в органы городского самоуправления, что, конечно, нисколько не умаляет ни присущей ему скромности, ни значения поступка рыцаря Британской империи. Данного звания Уинтон удостоился из рук королевы Елизаветы II, а в 1998 году, еще при жизни президента Вацлава Гавела, он получил Орден Т. Г. Масарика.

Чешские студенты повторно выдвигают достаточно бодрого в своем преклонном возрасте британского филантропа, который нередко шутит, что у него столько дел, что умирать ему просто некогда, на соискание Нобелевской премии мира.