Памятник поездам разлуки. Эхо Второй мировой

Элишка - внучка Милены Гренфелл-Бейнс. На памятнике появляется отпечаток именно ее ладони, Фото: ЧТК

Отпечатки детских и взрослых ладоней на стекле вагонной двери – такой необычный памятник теперь видят пассажиры, спешащие на свои поезда на Главном вокзале Праги. «Памятник разлуки». Он посвящен родителям, которые в 1938 и 1939 годах прощались со своими детьми, отправляя их в Великобританию, чтобы спасти от гибели в нацистских концлагерях. Большинство из них не встретятся уже никогда.

Элишка - внучка Милены Гренфелл-Бейнс. На памятнике появляется отпечаток именно ее ладони, Фото: ЧТК
Эту страницу истории Второй мировой войны теперь называют операцией «Чешский Киндертранспорт». Британский филантроп Сэр Николас Уинтон смог вырвать из рук нацистов 669 детей в возрасте от двух до семнадцати лет, преимущественно из еврейских семей.

«Памятник разлуки» – второй монумент, напоминающий на пражском Главном вокзале о событиях 79-летней давности – прямо посреди первой платформы в 2009 году появилась бронзовая фигура самого сэра Николаса Уинтона.

Теперь спасенные дети, самым младшим из которых уже за 80, создали еще один памятник, чтобы таким образом выразить благодарность своим родителям. «Это – памятник родителям, посадивших своих детей в эти поезда, их шагу огромного мужества и огромного героизма», – объясняет идею создания монумента Зузана Марешова. Силуэты мамы и папы семилетней девочки на уплывающем пражском перроне остались самым сильным воспоминанием ее долгой жизни. «Когда родители оказались в газовых камерах, они поняли, что спасли своих детей», – уверен Хуго Марон, один из инициаторов возведения мемориала.

Зузана Марешова (слева) и Милена Гренфелл-Бейнс, Фото: ЧТК
27 мая десять «детей Уинтона» – из Чехии, Великобритании и Израиля – приняло участие в торжественном открытии памятника, который, по мысли создателей, должен символизировать не только разлуку, но и надежду.

«Лично я вижу в этом еще одну частицу мозаики культуры сохранения памяти, которая у нас несколько отодвинута на задний план», – считает Томаш Краус, секретарь Федерации еврейских общин.

«Один из наших одноклассников – Хуго Марон, который теперь живет в Израиле, примерно три года назад сказал, что следует поставить памятник родителям, которые отослали нас из страны. Тогда еще был жив Николас Уинтон, и первое, что он тогда произнес, было: "Это давно пора сделать!"», – рассказала в марте прошлого года в интервью «Чешскому Радио» леди Милена Гренфелл-Бейнс, одна из активисток чешской общины в Великобритании, приступая к воплощению этой идеи. Ее и других инициаторов создания монумента не слишком вдохновили проекты, предложенные студентами Пражского художественно-промышленного училища и Академии художеств, и вместе с Зузаной Марешовой они решили воплотить в жизнь собственную задумку.

Церемония открытия памятника, Фото: ЧТК
«Наша идея заключалась в том, что это будет окно в вагонной двери, на котором с одной стороны будут руки детей, а с другой родителей. По-чешски это будет называться "Разлука"», – объясняла тогда Милена Гренфелл-Бейнс.

Три миллиона крон, или 110 000 евро, которые требовались для воплощения проекта в жизнь, были собраны путем добровольных пожертвований. Проект «Памятника разлуки», дверь которого позаимствована из панцирного вагона 1930-х годов, создал британский архитектор Стюарт Мейсон, вагонное окно из хрусталя – чешский стеклодув Ян Гунят. А оттиски на стекле – руки самих «детей Уинтона» и их правнуков.