Олег Табаков: Я готов нести ответ за всё!

Олег Табаков, Фото: ЧТК

Звуковую галерею знаменитостей, интервью для которой мы записали на Международном фестивале кинофильмов для детей и молодежи в городе Злин, завершает встреча со знаменитым русским актером и педагогом Олегом Табаковым. С Чехией актера связывают роли сыгранные в театре и кино, друзья и ученики.

Олег Табаков, Фото: ЧТК
В Чехии легендой остается Ваша работа в пражском Драматическом клубе, где Вы играли Хлестакова. Как русский актер попал на чешскую сцену?

Олег Табаков: «Это произошло очень просто. Я был в командировке в Чехословакии, так называлась та страна, в которой я был в командировке. Я читал лекции о молодой театральной генерации в Советском Союзе. Я был молод и неосторожно... как бы сказать... пропил все суточные. А надо вам сказать, что тогда командировка обязательно связывалась с надеждами семьи получить джинсы. Поскольку к тому времени у меня кроме жены были уже сын и дочь, то джинсы были нужны не в единичным экземпляре, а для троих. И наступала, так сказать, возможная катастрофа, и я не знал, как выбраться из этого безвыходного положения. Но счастье все-таки улыбнулось мне. По тем временам за интервью платили. И я стал давать интервью налево - направо: - «Праце», «Млада фронта», «Лидова демократия»... И в одну газету я рассказывал про Гоголя, во вторую газету про «Ревизора», в третью газету про героя «Ревизора» Хлестакова, и так я довольно быстро собрал достаточную сумму денег и привез джинсы. А Ярда Острый и Гонза Качер, видимо, читали газеты время от времени, и наткнулись на мои интервью. А у них к тому времени их актер, который играл Хлестакова, у них был очень успешный спектакль, поставленный Гонзой Качером, он почему-то остался в Англии. И им надо было, что называется, сомкнуть ряды и двигаться дальше. И вот тогда они мне прислали проект контракта, предлагавшего мне за неделю репетиций подготовить эту роль, которую я никогда не играл. Ну, то есть я, когда учился в школе МХАТа, и под руководством моего главного учителя актерской профессии Василия Осиповича Топоркова одну сцену из этого спектакля на экзаменационной сессии показывал. Ну, вот прислали... Человек я легкомысленный, пошел к моему «фюреру» Олегу Николаевичу Ефремову, объяснил, что вот так и так - зовут. Он как-то подумал: «А-а, давай!» Ну вот. Потом, правда, приехал на мою премьеру. И вот так всё случилось. Я играл целый февраль. В общем, это тяжелая работа - целый месяц играть. Но это было замечательное время в Чехословакии - время... как тебе сказать... время предрассветное. Вот есть такое польское слово - предвесенье, есть весна, а есть «пшедвёсне» - предвесенье. Вот такое время это было. Время, когда люди поверили в то, что они люди, и что этот кошмар, который назывался советской властью, не помешает им быть людьми».

Хлестакова Вы играли на русском языке?

«Я играл по-русски, а они по-чешски».

Не мешало?

«Нет, меня иногда понимали даже лучше, чем моих товарищей».

Был 1968 год и Вы сказали, что воспользуетесь своими связями и откроете для чешских танков Тверскую. Какие потом были последствия?

«Ничего. Мало ли, что я говорил... Мне прощают, меня в России любят».

И тогда простили?

«Ну, в общем, можно сказать да, что... Конечно, артист - он всё равно, что клоун, что с него возьмешь? Дурачок. Но я думаю, что просто мои друзья меня как-то прикрывали».

Вы также сыграли роль в фильме чешского режиссера Антонина Мроскалика, с какими воспоминаниями у Вас это связано?

«Очень, очень радостные. Было такое время, которое приятно вспоминать. И, видимо, мы на самом деле как-то понравились друг другу, потому что когда он начинал большой новый сериал и ему нужна была актриса, он обратился ко мне. И я прислал ему свою ученицу, она теперь кинозвезда у нас, Олю Красько. Так что это было время радости. ... Мы хорошо питались к тому же».

Из множества сыгранных Вами взрослых и детских ролей, какая самая любимая?

«Ну, нет, я не могу сказать про любимые и нелюбимые. Я еще раз говорю, что с какого-то времени в моей жизни, когда я... у меня была болезнь тяжелая, я из нее так сказать вышел, поправился, мне было 29 лет, и я после этого занимался только тем, что хочу, что мне интересно. Поэтому всё любимое. Я готов нести ответ за всё!

Вы учите молодых актеров не только в России, но и в Чехии...

«Да, я по-прежнему гость-профессор Пражской театральной академии».

Что больше всего Вы цените в своих студентах?

«Отвагу! Такое, кстати, название было у фильма Эдвальда Шорма «Отвага на каждый день». Вот у актера должна быть отвага. Это, может быть трудно, звучит несколько двусмысленно, но актер всегда должен быть перманентно беременным. По сути дела, вот у художника это наброски, у писателя - записные книжки, а у актера - это человеческие характеры, человеческие черты подсмотренные, увиденные и накопленные. И вот это является золотым запасом актера. Есть, что вынимать - нормально. Ну, это особенность просто актерского труда».

Во МХАТе, которым Вы руководите, была поставлена пьеса «Нули» чешского драматурга и для постановки Вы пригласили чешского режиссера. Почему Вы сами не взялись за эту постановку?

«Ну, во-первых, потому, что я не режиссер. Я умею зарабатывать деньги для спектаклей... Но в театре, которым я руковожу, надо быть дураком... если я понимаю, что кто-то может сделать лучше меня работу... но это, так сказать, либо дурак, либо человек, который хочет сделать вред своему театру. Нет. Я собрал во МХАТе, на мой взгляд, такую сборную команду, которая объединяет, ну, наверное, наиболее перспективных молодых и не очень молодых режиссеров нашего времени.

Можно ожидать других постановок чешских пьес во МХАТе или в «Табакерке»?

«Вы знаете, я думаю, что дела современной драматургии в России сейчас немного лучше, чем в Чехии. Поэтому я всё больше выбираю русские и английские пьесы. Кэрол Черчил «Количество», например, или «Сияющий город»... я вдруг забыл фамилию этого автора. Сейчас я взял к постановке тоже английскую пьесу «Человек-подушка», которую будет делать режиссер Кирилл Серебренников. Англия не с такой нежностью, как Чехия, отзывается в моей душе, но Англия - это тоже страна, с которой я довольно естественно связан».

На чешском 46 Международном фестивале кинофильмов для детей и молодежи в Злине Вами был представлена картина «Дополнительное время», которую зритель, по окончании, оценил бурными аплодисментами...

«Доброта публики в Злине просто неоценима».

Меня удивило, что так реагировала очень молодая, подростковая публика.

«Почему? Я тебе объясню. Фильм, он, наверное, не предел совершенства, но он рассказывает о реальных, жизненных заботах забытых обществом людей. Это очень понятно, а молодым особенно, потому что молодые очень остро несправедливость ощущают. Это, в общем, несправедливо, люди отдали жизнь своей стране, а их как-то так смели, смели, и на свалку»!

Мне казалось, что такую тему больше воспринимаю я, люди моего поколения, которым сегодня около 30 лет.

«Нет! Нет, нет, нет... Это мне кажется как раз правильно, что молодые очень остро это ощущают. Молодые вообще очень остро ощущают несправедливость».

Какие у Вас планы на будущее в жизни?

«Ну, в жизни... Жить дальше. У Толстого есть такой каламбур, он время от времени пишет: «Е. Б. Ж.» - «Если буду жив». Если буду жив, приеду в декабре в Чехию и театр мой маленький будет играть здесь спектакли. А до этого, в ноябре приму пражский «Дэйвицкий» театр с его русским репертуаром. Буду дальше руководить театрами. Буду принимать экзамены в МХАТовской театральной школе, поскольку я заведую кафедрой актерского мастерства. Буду дальше сниматься. Человек, у которого я снимался... Был сделан в России такой большой сериал о поэте Сергее Есенине. Вот он попросил помочь ему и сыграть роль. И хотя времени нет, но все равно, надо помогать. А кроме этого буду кончать фильм Рязанова «Андерсен». Я там играю человека, который всю жизнь мучил, учил, травил Ганса Христиана, а после его смерти... Андерсен лежит в гробу, там маленькая такая дырочка есть, и через эту дырочку видит, как мой герой подходит к гробу и заливается слезами. Я это придумал, потому, что я несколько раз в своей жизни видел, как так поступали люди. Вот умер Александр Трифонович Твардовский, и два гнусных человека, которые в течение его жизни поносили его, пинали и так далее, плакали и рассказывали, как его любили... Так что вот так вот, актерская профессия очень опасная...»

Что привезет в Прагу «Табакерка»?

«Мы привезем Островского, привезем Горького, привезем Леонида Андреева, Чехова, наверное, привезем, может быть такую, довольно изящную итальянскую комедию. В общем, много кое-чего привезем».

Спасибо за интервью!

«Спасибо вам».

Интервью с Олегом Табаковым было записано на 46 Международном фестивале кинофильмов для детей и молодежи в городе Злин.

ключевое слово:
аудио