Политики и политологи Центральной Европы ищут консенсус в отношении России

В штаб-квартире МИДа ЧР завершается двухдневная международная конференция на тему «Отношения Центральной Европы с Россией и аспекты стратегического сотрудничества между Европейским Союзом и РФ». Организатором этой встречи стал пражский Институт международных отношений (в сотрудничестве с Фондом имени Фридриха Эберта).

Участие в конференции приняли высокопоставленные политики и эксперты-политологи из Чехии, Польши, Германии и Словакии. Среди них бывший посол Чехии в России, а ныне в Украине - Ярослав Башта:

«Отношение Европейского Союза и, прежде всего, Центральной Европы в последние годы несколько изменилось, потому что изменилась также роль России в европейской политике».

О развитии чешской национальной политики по отношению к России после разделения Чехословакии в 1993 году (в результате чего территория Чехии оказалась отделена от России Словакией и Украиной) в интервью для «Радио Прага» рассказал чешский политолог Михаел Романцов:

«В эти времена чешские правительства разрабатывали стратегию, каким образом стать членами НАТО и ЕС. У нас не было особого интереса к тому, что происходит в России. Конечно, здесь были экономические интересы, но там всегда можно лучше договориться».

Очевидно, что после появления планов по строительству американской системы ПРО ситуация изменилась. Как вы сказали, впервые после ухода Советской Армии из Чехословакии в 1991 году Москва опять представляет собой угрозу для чешских граждан. Решение по данному поводу должны принять чешское правительство и парламент. Как будет, по вашему мнению, развиваться данная ситуация?

«Политическая ситуация достаточно сложная. У правительства большинство всего одного голоса в парламенте. Правящая коалиция тоже не очень крепкая. Невозможно сейчас сказать, как это будет».

Насколько отличаются национальные политики Польши, Германии и Словакии от позиции Чехии?

«Поляки имеют абсолютно другую политику с исторической точки зрения. В отношениях между Польшей и Россией много сложностей, которых, к счастью, не было с Чехией. Германия – это большая европейская держава, и Москва не раз показала, что она готова иметь двухсторонние отношения с Германией. По сравнению со Словакией, у нас не такая огромная зависимость от российского энергетического сырья».

По мнению аналитика Словацкого общества заграничной политики Александра Дулебы, важным отличием чешской и словацкой позиций по отношению к России является вопрос установки в Чехии американского радара.

«У нас нет такого вопроса, который так разделил бы общество и политическую элиту. В этом разница есть, но по содержанию нет большой разницы».

В области торговли, по мнению (аналитика Словацкого общества заграничной политики) Александра Дулебы, консенсус не только важен, но и необходим:

«Евросоюз – это единый рынок. Еврокомиссия – это единственный орган, который может представлять все державы Европейского Союза во Всемирной торговой организации. То есть, нет отдельных торговых политик. Мы можем говорить в рамках нашего региона, какими мы хотели бы видеть отношения между ЕС и Россией в вопросах торговли. В этом заключается большая разница, которую, очевидно, не до конца еще осознали наши политические элиты и общества. Здесь все еще существует иллюзия, что мы сможем строить какую-то особенную политику. Ничего подобного не получится».

Именно в поиске общего подхода и заключается, по мнению участников дискуссии, основной смысл данной конференции.