20 лет в эфире. Из архива Русской службы. Единственный из сегодняшних королей, говорящий по-чешски

Norodom Sihamoni, фото: GODL-India

Отец — король, мать — домохозяйка. Маленького принца обучают в королевском дворце азам танца московские педагоги. Следующий кадр: вскоре он превратится в Щелкунчика, а пока учится пируэтам, а заодно чешским скороговоркам в Праге, на протяжении долгих тринадцати лет вдали от семьи и родины, страны храмов и пагод, познавшей один из самых кровавых режимов в мировой истории. Камбодже в XX веке выпали гражданская война, геноцид населения, дикий аграрный коммунизм, расправы полпотовцев. В мае 1962 года отец принца, Нородом Сианук, обращается в письме к президенту Чехословакии Антонину Новотному с вопросом, может ли его девятилетний сын Сиамони продолжить свое образование в Праге.

Sihamoni Norodom, 1963, фото: Česká televize

Новотны дал положительный ответ, и принц Сиамони (родился 14 мая 1953 года) получил правительственную стипендию. И сел за парту с обычными чехословацкими школярами. Согласно некоторым источникам, чехословацкое посольство было единственным, где откликнулись на просьбу Сианука выступить посредником для определения его сына в танцевальную школу.

Norodom Sihamoni ve škole v Praze-Dejvicích (1963)

В придворной школе преподавали московские педагоги

Нородом Сиамони приехал в Прагу в девятилетнем возрасте, в 1962 году. Королевская семья бережно хранила национальные традиции.

Божена Бродска, фото: Česká televize

—  Уже с детства, в своем доме, он рос в среде, где уделяли большое внимание восприятию культуры и ее распространению среди самых широких слоев населения. Королевский двор стремился к сохранению традиционного танца, сюжетов древнеиндийскoго эпоса Рамаяны, одновременно интересуясь современной методикой обучения хореографии и европейским классическим балетом. В королевском дворце также существовала танцевальная школа, где в 1960 годы класс европейского классического танца вели педагоги из Москвы,

—  начинает свой рассказ о студенте из монаршей семьи профессор пражской Aкадемии искусств Божена Бродска.

О Праге

— Это была жесткая школа. Вначале Сиамони жил в посольстве, ездил с шофером в начальную школу, расположенную на улице Островни, и был принят на подготовительное отделение Национального театра в Праге. Ему, так же как и остальным, пришлось быть статистом, танцевать детские роли и в кордебалете в балетах Национального театра. Одним из них был «Щелкунчик». Все эти испытания он дисциплинированно выдержал.

King as ballet dancer

Заработать на жизнь танцем

Позже юноша поступил в пражское танцевальное училище – к хрупкому на вид парнишке все еще был приставлен личный водитель, носивший его портфель с учебниками. Затем Сиамони переехал из посольства в арендованную квартиру, став, по свидетельству своих преподавателей, «более незаметным». Его классный руководитель, профессор Зора Шемберова, вспоминала о нем как о скромном и прилежном студенте:

Зора Шемберова, фото: Tomáš Vodňanský, Český rozhlas

«Принц был интеллигентным, внимательным, сосредоточенным и очень восприимчивым человеком… Я предупредила его о том, что окружающие склонны наблюдать за ним более внимательно и подвергать его критике, так как считают его раритетом. Поэтому принцу следует осознавать, что он представляет свою страну. Советовала ему совершенствоваться таким образом, чтобы по необходимости можно было заработать на жизнь своей профессией. Эти мои слова он принял близко к сердцу».

Мечта о возрождении традиционного кампучийского танца

Sihamoni Norodom, 1969, фото: Public Domain

Завершив танцевальное училище, будущий наследник престола заполнил бланк заявления о поступлении в пражскую Академию искусств; в графу «отец» вписал король, в колонку «мать» —  домохозяйка. Сдав успешно экзамены, был зачислен на кафедру хореографии Музыкального факультета Академии музыкальных искусств AMU по специальности «педагогика танца». Он хотел вернуться в Камбоджу после учебы,  работать балетмейстером и педагогом. Однако победив в гражданской войне, за штурвал власти встают «красные кхмеры» во главе с Пол Потом. После кровавой расправы полпотовцев с членами королевской семьи – погибло пятеро из двенадцати детей Нородома Сианука, Сиамони решает остаться в Париже. Создает там собственную балетную труппу «Деви» по имени сестры, раскрывшей ему глубину традиционного кампучийского танца. Стремится возродить традиционный танец,  задушить который, как все «лишнее»,  хотят красные кхмеры.

В 1977 году Сиамони вернулся на родину. В разоренной стране его, как и остальных членов семьи, до Вьетнамского вторжения в 1979 году держали под домашним арестом. И все же судьба оказалась к нему более благосклонной, в отличие от двух миллионов кампучийцев, погибших от руки фанатичных представителей кхмеров. Совет пражского профессора оказался  более чем  уместным; выпускнику пражской Академии  диплом действительно пригодился – в Париже он занялся обучением хореографии в консерватории им. Моцарта.

Sihamoni Norodom, фото: Jaromír Marek, Český rozhlas

«Учеба в пражской академии помогла мне стать самим собой»

Танец является окном в мир вневременной фантазии. Меня беспрестанно поражает возможность выразить танцем безудержную сложность, красоту и
смысл жизни. Учеба в этой академии помогла мне стать самим собой. Я встречался здесь с талантливыми людьми, которые помогли развивать не только мое познание, но и мое отношение к культуре и искусству. В пражской Академии я научился искусству встреч и понял его невосполнимость. Все знания, полученные мной в Академии музыкальных искусств, стали ключевыми для моей дальнейшей педагогической деятельности в Париже.

Sihamoni Norodom, фото: Stanislava Brádlová, Český rozhlas

Находясь в Париже, Нородом Сиамони часто посещал Прагу. С августа 1993 года стал представителем Камбоджи в ЮНЕСКО. После того как 81-летний отец Нородом Сианук отрекся от престола, официально — по состоянию здоровья, тронный совет избрал Нородома Сиамони королем Камбоджи. Принял королевскую присягу 29 ноября 2004 года во дворце в Пномпене, и в рамках одного из первых зарубежных визитов посетил Прагу. В сопровождении своей свиты этот именитый выпускник чешских образовательных учреждений побывал в чешской столице и в сентябре 2006 года. Королевский балет Камбоджи вместе со студентами пражского училища, солистами и членами балетной труппы Национального театра представил на главной столичной сцене торжественный гала-спектакль. Зрелищное выступление на основе традиционных танцев Таиланда, Явы и Индии оставило незабываемое впечатления у чешских зрителей.

«И XXI век способен посередине Европы принимать у себя в гостях танцующего короля»

«Принц Камбу», соло, 1990 г.

Как только речь заходит о танцующем короле, европейская общественность, посвященная в историю танца, сразу же вспоминает о Людовике XIV, «короле-солнце», который вместе со своими придворными двадцать лет танцевал в Париже. Однако возвращаться в XVII-й век нам совсем необязательно.

Божена Бродска:

— И XXI век способен в сердце Европы принимать у себя в гостях танцующего короля, которoму к тому же под силу справиться с каверзными чешскими скороговорками с отсутствием гласных вроде «strč prst skrz krk», так как он обучался чешскому языку в Праге со своих девяти лет. Сиамони прекрасно говорит по-чешски, бегло по-французски; французский —  язык его матери. Владеет кхмерским и английским языками, а также русским, но, прежде всего, изъясняется международным языком танца.

Искусство как неконфликтное пространство для диалога

Norodom Sihamoni, фото: Archiv Vlády ČR

— Самые прекрасные воспоминания моей молодости связаны с обучением в этой Академии, которое пришлось на 1970-е годы. Я очень благодарен родителям, что меня послали учиться именно в бывшую Чехословакию, в Прагу. И это не случайность. У моих родителей очень воодушевленное отношение к искусству. Именно в Праге, как я помню, состоялась всемирная премьера фильма отца. Всего лишь в нескольких шагах от того места, где я сейчас стою, в кинотеатре «У Градеб» у Карлова моста на Мала Стране. Благодаря чешским профессорам я открыл для себя гармонию, которую содержит в себе мир танца, мир музыки. Я уверен, что образование является не только ключом к свободе, но и наиболее действенным способом активного управления своей судьбой. Это краеугольный камень, на котором можно построить справедливое общество. Я верю, что культура и искусство играют главную роль в обогащении нашей мысли, влияют на образ нашего мышления и создают неконфликтное пространство для диалога и толерантности между людьми,  

— признался Нородом Сиамони.

И вновь в стенах альма-матер  

Norodom Sihamoni, фото: Archiv Vlády ČR

В марте 2010 года Нородом Сиамони вновь посетил Чехию. Здесь «королю на пуантах» предстояло стать почетным доктором Академии музыкальных искусств, выпускником которой он является. После торжественного мероприятия в Лихтенштейнском дворце мне совсем неожиданно представилась возможность принести поздравления королю Камбоджи по случаю значимого дпя него события. Я попыталась разговорить монарха на русском языке.

Norodom Sihamoni, фото: Archiv Vlády ČR

— Вы говорите также по-русски?

—  Да, немножко.

  Ваше Величество, я поздравляю Вас с присуждением почетного звания и желаю Вам всего самого доброго. От имени Русской редакции «Радио Прага» я хотела бы спросить — Вы учились танцу также у московских педагогов в королевском дворце?

— Да.

—  Какие воспоминания сохранились у Вас о Ваших педагогах?

— Красивые воспоминания.

—  Это происходило еще до того, как Вы уехали учиться в Прагу?

—   Да, и большое спасибо им.

Нородом Сиамони, Фото: Reinaldo Albeiro Rodas Torres, CC BY 3.0

По просьбе Нородома Сиамони мы перешли на чешский язык — общаться на нем монарху проще, как-никак тринадцать лет пребывания в Чехии.

— Что именно Вы цените из пражской школы,  каким образом Вы могли применить эти знания в жизни?

— Все хорошие качества, которые в меня вложили мои учителя и профессора, ежедневно помогают мне в моей работе и в различных ситуациях, в которые я попадаю,

— ответил на мой вопрос с понятным волнением в голосе Сиамони, который питает к Праге самые трепетные чувства.

Во время переворота адмирала Лон Нола в 1970 году Сиамони оставался в Чехословакии. Его биография навевает размышления о причудливом танцевальном рисунке наших судеб, поставленных неведомым хореографом из неплавных жестов обстоятельств и неразмеренных движений воли, но, невзирая ни на что, способном высвечиваться высшим смыслом над крутыми изгибами истории.