Пражский дизайнер Валентина Удинцева: «Грустно жить, просто делая каждый день дизайн»

Валентина Удинцева, Фото: архив Валентины Удинцевой

Русские дизайнеры в Чехии. Какие ассоциации у вас возникают при этом словосочетании? Скорее всего, вы представите себе деятельность настолько разнообразную, как говорится, «от и до», что в двух словах и не описать. И будете совершенно правы. О том, в каких областях успели «наследить» русские дизайнеры в Чехии, «Радио Прага» побеседовало с дизайнером Валентиной Удинцевой.

Валентина Удинцева, Фото: архив Валентины Удинцевой
Случается, что творческая личность легко адаптируется в инородной среде, но так бывает далеко не всегда. Особенно в такой широкой и разноплановой, но, в то же время, столь узкоспециализированной сфере, как, например, графический дизайн. Найти свою нишу в Чешской Республике московскому дизайнеру Валентине Удинцевой удалось не сразу. Как она сама признается сегодня, все дело было в неправильном подходе:

«Когда мы приехали в Чехию, у нас долго ничего не получалось, потому что мы неправильно начинали выстраивать свою деятельность. Мы пытались или работать на других людей, подстраиваться под русскую публику, или под менталитет русских людей, живущих в Европе. Это было ключевой ошибкой. Мы все это осознали, переосмыслили и поняли, что нужно работать не с теми людьми, которые находятся здесь, экономят деньги и прочее, а пытаться работать с людьми, живущими в Европе, и у которых иное понимание вопроса. А также работать с людьми в России, которые бы хотели совместить приятное с полезным, то есть туризм совместить с обучением. Поэтому мы стали делать собственные образовательные программы. Что касается дизайна, то долгое время мы работали с Россией, а потом перешли к сотрудничеству с людьми, живущими в Европе, преимущественно – в Германии. Мы сейчас также продолжаем функционировать в качестве дизайн-студии и параллельно занимаемся образованием. Это проект, который мы для себя придумали и реализовали, для того, чтобы постоянно находиться в потоке дизайна, не тормозить. Потому что дизайн – это такая субстанция, что если ты там тормознул, то ты вышел в тираж. А для нас было важно оставаться актуальными, и позиционировать себя как дизайн-единицы, которые делают очень качественный, профессиональный дизайн. Для этого нужно было постоянно развиваться, расти и заниматься самообразованием. Мы решили, что мы будем образовывать других, и за счет этого будем расти сами».

Фото: архив Валентины Удинцевой
Проект, который придумали Валентина Удинцева и ее супруг Вадим Адонин называется ни много ни мало Пражская школа дизайна. Она появилась шесть лет назад, и является совместным проектом с Московской академией графического дизайна, точнее, с ее вице-президентом Сергеем Серовым, главным критиком графического дизайна в России, и популярным ныне дизайнером Петром Банковым. На базе Пражской школы дизайна три года назад появился еще один проект – Дизайн-практикум. Он отличался от Школы тем, что образовательные программы стали проходить не только в Праге, но и в Берлине, Барселоне, Амстердаме. В рамках программ проходят образовательные мастер-классы, семинары, лекции с различными дизайнерами, живущими в этих странах.

«В Праге это проходит так, что люди приезжают сюда на семь дней или больше. Они каждый день приходят к нам и порядка девяти часов что-то делают – шрифты, плакаты, брендинг, слушают лекции по дизайну. У них идет настолько плотный образовательный поток, что на седьмой день, когда все это заканчивается, они фактически проживают за это время маленькую профессиональную жизнь. Они уезжают абсолютно обновленными, потому что в них столько разных специалистов вкладывает такую разнообразную информацию. Даже если человек приезжает абсолютно «нулевой», он очень сильно вырастает за эти семь дней. На выездных проектах дело обстоит несколько иначе. Там проходят встречи с профессионалами, от которых приехавшие впитывают информацию. Это такой фрэндли формат, когда они могут пообщаться с лекторами, задать им вопросы. Параллельно в этом потоке встреч они делают какой-то масштабный проект, который может быть связан со стилем, граффити, стрит-артом. В последний раз мы делали книгу впечатлений. То есть мы стараемся, чтобы темы были актуальные и в тренде времени, в которое мы выезжаем на эти проекты».

А как дела у чехов?

Фото: архив Валентины Удинцевой
Ну, а каким российскому дизайнеру, живущему в Праге, видится чешский графический дизайн? Валентина Удинцева рассказала о том, как им удалось познакомить чешских дизайнеров с российским дизайном, а заодно осуществить совместные проекты:

«Надо сказать, что у чехов с графическим дизайном все в порядке. У них очень хорошая школа по графическому дизайну, у них все замечательно со шрифтами, и иллюстрации у них хорошие. Хоть страна и маленькая, но эта область очень профессиональная, хорошо развитая, здесь очень много отличных специалистов в области графического дизайна, с которыми мы встречаемся, делаем совместные проекты. Помимо Школы дизайна и дизайн-студии, у нас есть еще один проект, который называется Rodchenko fest. Это фестиваль дизайна, который мы несколько раз делали в Праге. В рамках этого мероприятия мы организовывали выставки, где показывали преимущественно русских дизайнеров. Все это делалось для того, чтобы продемонстрировать чехам, что мы не дикари, и у нас тоже есть дизайн. Потому что когда мы стали знакомиться со звездами чешского дизайна, оказалось, что они практически ничего не знают об этой сфере у нас. На выставках мы показывали преимущественно плакаты, приглашали мы туда чешских дизайнеров, чтобы познакомить их с тем, что у нас происходит. Они были приятно удивлены, что им все так преподнесли. Совместно с Петром Бабаком, который преподает в Академии дизайна и архитектуры (UMPRUM, ранее VŠUP), мы несколько лет назад сделали проект. Они пригласили меня почитать лекции, я рассказывала им о Родченко, после чего мы выпустили серию плакатов, посвященных этому художнику. В этих плакатах отразился взгляд студентов на личность Родченко, и мы стали думать, как их экспонировать. В итоге наш выбор пал на Национальную техническую библиотеку. Но мы решили не просто повесить плакаты на стену, потому что для Петра Бабака это было бы слишком элементарно. Мы договорились с библиотекой, и эти плакаты были размещены в тубусах, и вошли в фонд библиотеки. Каждый плакат получил свой номер, и люди могли прийти, найти его в каталоге, развернуть и посмотреть».

«Профессиональная смерть – это самое страшное»

Фото: архив Валентины Удинцевой
Со временем Валентина поняла, что ей важно делиться имеющейся у нее информацией с другими, а потому в последнее время посвящает очень много времени чтению лекций, причем не только по дизайну, селф-брендингу, трендам визуальных коммуникаций, но и по искусству. Конечно, человеку, который, в общем-то всю свою жизнь связан с искусством, просто рассказывать о художниках, было, как минимум, скучно…

«Моей задачей было познакомить обычных людей, непрофессионалов, с художниками с точки зрения взгляда дизайнера на живописцев. То есть моей задачей было не просто рассказать, какую картину, в каком году он написал, а создать ощущение присутствия художника, чтобы человек понял, кем этот художник был, как он жил, что он думал, почему он создавал такие произведения. То есть одной из задач было понять человека. Самый благодарный слушатель – это тот, который приходит с какой-то задачей. Например, недавно приходила девушка, которая сказал: «Я думала, что все современное искусство – это ерунда, а уходя, я поняла, что не все так просто». Для меня самое важное – это когда кто-то сделал какие-то выводы, прослушав лекцию».

Вот такой разнообразный спектр деятельности Валентины Удинцевой, российского дизайнера в Праге. По собственному признанию Валентины, в какой-то момент она осознала, что невозможно всю жизнь просто заниматься дизайном и работать на клиента. А когда она это поняла, и справилась с собственным кризисом, она решила, что может помочь и другим, оказавшимся в подобной ситуации:

Фото: архив Валентины Удинцевой
«Грустно жить, просто делая каждый день дизайн. Это все прекрасно и замечательно, я очень люблю делать дизайн, но в какой-то момент, когда ты делаешь коммерческий дизайн, ты очень сильно зависишь от человека, для которого ты его делаешь. Как мне кажется, через определенное время каждый дизайнер впадает в творческий ступор или кризис. Когда я находилась в одном из таких кризисов, я поняла, что мне, как человеку, недостаточно делать всю свою сознательную жизнь дизайн. Как раз в этот момент мы создавали проект школы и стали организовывать выставки. В определенный момент я поняла, раз мне смогли помочь какие-то люди выйти из этого ступора, то, наверное, я тоже могу каким-то образом помогать людям. Первой задачей было – помочь людям переосмыслить свою профессию. Люди, которые приезжают к нам на интенсивные курсы, это те, кто потерялся в профессии или устал, или же хочет уйти из этой сферы, или, наоборот, прийти в нее. Нужно сказать, что в последнее время дизайнеров появилось очень много. Их «штампуют» в большом количестве, и, на самом деле, общество не потребляет такое количество дизайна и дизайнеров. К тому же в профессию приходят еще и самоучки, чем, конечно, демпингуют цены. Часто люди приезжают к нам в непонимании – что же делать дальше, а мы им пытаемся объяснить, что быть просто графическим дизайнером – не достаточно. Нужно быть человеком мыслящим и развиваться сразу с нескольких направлениях, поэтому в последнее время мы стали расширять именно наш образовательный проект и показывать дизайнерам, что есть смежные области, в которых они могут развиваться. Мне кажется, невозможно всю жизнь проработать на клиента, потому что в какой-то момент клиент тебя просто съест. Профессиональная смерть – это самое страшное. Когда человек десять лет что-то делает, а потом опускает руки и говорит, что он больше не может это делать. И ему уже, например, за 30, и он не знает, куда идти, что же дальше. Нашей задачей было помочь этим людям сориентироваться, переориентироваться, двинуться дальше, а не впасть в какую-то беспробудную черную дыру».

ключевое слово:
аудио