Роковые женщины чехословацкой контрразведки

У каждой разведки есть свои герои и антигерои. О героях, как правило, становится известно лишь малому кругу лиц, антигероев же, в свою очередь, знают многие. Для военной контрразведки Чехословакии судьбоносной стала история перебежчика майора Франтишка Тишлера, которая вызвала настоящее землетрясение в структуре спецслужбы. О «деле Тишлера» слушайте в программе Натальи Судленковой из цикла «Белые пятна чешской истории».

Bohumil Laušman, foto: ČTK
Гром грянул неожиданно, пожалуй, только для руководства Компартии Чехословакии. На самом деле, скандал был предсказуемым. В каком-то смысле «дело Тишлера» стало закономерным итогом кадровой политики чехословацких спецслужб 50-х лет, когда одним из главных критериев успешности карьеры становилось правильное классовое происхождение, а залогом быстрого продвижения по служебной лестнице - верное и своевременное произнесение правильных классовых лозунгов. Не помогли и традиции, заложенные ещё перед войной генералом Франтишком Моравцем. Рассказывает политолог Йозеф Пишл:

«Послевоенная структура чехословацкой гражданской разведки была построена при помощи и активном участии советских экспертов. Военная контрразведка, относившаяся к Генеральному штабу Чехословацкой народной армии, сохраняла определённую самостоятельность. У военной контрразведки к середине 50-х лет прошлого века уже была своя история и свои традиции. К её успехам можно отнести ряд предвоенных операций, среди которых, к примеру, была вербовка сотрудника немецкого Абвера Паула Туммеля».

После войны военную контрразведку Чехословакии возглавил Антонин Рацек. Ему пришлось немало пережить в жизни. Он был обвинён нацистами в нелегальной деятельности, в 1943 г. арестован и до конца войны содержался в концлагере Бухенвальд. Антонин Рацек вступил в коммунистическую партию лишь в августе 1945 г., но продвигался по служебной лестнице необычайно быстро. После войны он работал водителем трамвая и исполнял функции секретаря заводского комитета партии. Но уже в 1946 г. Антонин Рацек стал председателем Плзеньского областного комитета Компартии, позже закончил Высшую партийную школу и уже весной 1951 г. был утверждён главой военной контрразведки Чехословакии. Как отмечает историк Карел Сибер (цитирую) «Ему не было ещё и сорока лет, как только-только выучившийся на политрука недавний водитель трамвая внезапно стал генералом и самым высокопоставленным военным разведчиком» (конец цитаты). Продолжает Йозеф Пишл:

«Антонину Рацку, в определённом смысле слова, повезло. Задача создания военной контрразведки облегчалась тем, что у неё появилась надёжная «крыша» - компания «Омнипол», которая занималась экспортом вооружений. Сначала, сразу после войны, шла активная торговля оставшимися ещё со времён оккупации Чехословакии видами оружия. Позже, по мере становления на ноги промышленности страны, предметом международной торговли стали и новые классы вооружений, созданные уже после войны. По мере расширения объёма производства оружия значение «Омнипола» и его влияние на экономику страны возрастали».

«Омнипол» был едва ли не единственным предприятием, которое выполняло и даже перевыполняло план пятилетки в годы экономического кризиса в народном хозяйстве Чехословакии в конце 50-х-начале 60-х лет. Компания была надёжным источником финансовых ресурсов, к тому же, предоставляла прикрытие для деятельности разведки. Правда, о высоких моральных и профессиональных качествах разведчиков говорить не приходилось. К 1960 г. число сотрудников военной контрразведки, имеющих высшее образование, уменьшилось в три раза, до одной десятой процента. Аппарат заполнили молодые и не очень молодые люди, получившие среднее образование на наскоро открытых курсах повышения квалификации при Военной политической академии имени Климента Готвальда. Эту Академию закончил и выпускник пехотного училища Франтишек Тишлер, который в 1954 г. был откомандирован в разведку Генерального штаба. Уже в 1955 г. он был отправлен в Вашингтон под прикрытием «Омнипола». Дальше - Йозеф Пишл:

«Необходимо отметить, что на деятельности военной контрразведки Чехословакии тогда отразилась общая ситуация в стране. После выступления Никиты Хрущёва на ХХ-м съезде КПСС и разоблачении «культа личности» в умах людей начались массовые брожения. К тому же, всё чаще начали звучать высказывания о том, что классовый бой закончен, коммунизм идёт победным путём, поэтому классовое сознание людей является основным регулятором. По мнению ряда деятелей компартии, по мере расширения социалистического мировоззрения в народных массах, необходимость в судах, прокуратуре, разведке будет уменьшаться».

Впрочем, реалии жизни противоречили отчётам. С 1950 по 1959 г.г. за границу бежали 415 военнослужащих. Среди них был и Франтишек Тишлер. Во время первой командировки в Вашингтон его деятельность так и не была отмечена какими-то особыми успехами на профессиональном поле. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что трудно ожидать ослепительных успехов от человека, не владеющего элементарными навыками дипломатической и разведывательной работы. Как отмечает историк Карел Сибер, нехватку достижений на трудовом поприще Тишлер компенсировал победами в личной жизни. Несмотря на то, что в Вашингтоне вместе с ним находилась его супруга, Тишлеру удалось завести роман с одной из своих подчинённых. Аморальное поведение на фоне неудачной трудовой деятельности привели к тому, что Тишлеру пришлось вернуться в Прагу. Говорит Йозеф Пишл:

«Судьба Тишлера очень характерна для ситуации того времени. Генерал Антонин Рацек сделал то, чего на его месте не сделал бы ни один опытный руководитель разведки. Тишлер прошёл подготовку на полугодичных курсах и вновь вернулся в Вашингтон. Рацек разрешил эту поездку, несмотря на массу негативных комментариев о работе своего подчинённого, которые поступали от сотрудников аппарата посольства в Вашингтоне, а также сотрудников Министерства внутренних дел, работавших под прикрытием посольства Чехословакии в США».

Возвращение Тишлера в США казалось победным. Очень скоро, буквально через месяц после приезда, он рапортовал о вербовке своего первого агента. Скоропалительная вербовка при странных обстоятельствах - случайном знакомстве в автомастерской и стремительном развитии дружеских отношений - никого особо не удивила. Даже если и удивила, никто внешне своих чувств и опасений не высказал. Рассказывает Йозеф Пишл:

«Напротив, активность Тишлера была отмечена Антонином Рацеком. В одном из своих отчётов генерал констатировал: «после возвращения в Вашингтон деятельность Тишлера значительно улучшилась и достигла очень больших успехов, благодаря которым удалось выполнить годичный план структуры».

Удовлетворённость руководства контрразведки результатами работы Тишлера была настолько высока, что никому и в голову не приходило высказывать недоверие либо перепроверять результаты его работы. Он считался одним из самых эффективных разведчиков. На самом деле всё было с точностью наоборот. Это американская разведка завербовала Тишлера. Он получил псевдоним «Араго». Практически вся так называемая «агентурная информация», которую генерал Рацек получал от своего сотрудника Антонина Тишлера, была просто дезинформацией, любезно упакованной агентами ФБР в оболочку правдоподобных сведений. Продолжает Йозеф Пишл:

«Далее ситуация развивалась на удивление банально и предсказуемо. Тишлер с годами, несмотря на специальную подготовку и растущее классовое сознание, не утратил интереса к слабому полу. И опять завёл интрижку с сотрудницей посольства. И на этот раз он не смог утаить служебного романа от глаз других работников чехословацкого ведомства. В конце июня 1959 г. министр обороны Чехословакии предложил Центральному комитету Компартии отозвать Тишлера с функции военного атташе в Вашингтоне».

Впрочем, Тишлеру всё равно была подготовлена должность в разведывательных службах. Но он в Прагу уже не вернулся. 25 июля 1959 г. пришедшие утром на работу сотрудники посольства Чехословакии в Вашингтоне были потрясены хаосом и беспорядком, царившими в канцелярии. Позже выяснилось, что «лучший» и «самый эффективный» специалист военной контрразведки Чехословакии 50-х лет ночью забрал из служебных сейфов документы, передал их через окно сотрудникам американских спецслужб и, уходя, открыл в посольстве все краны с водой. Той же ночью он вместе с женой и двумя детьми официально сдался американским спецслужбам и вскоре попросил политического убежища. Слово - Йозефу Пишлу:

«Дело Тишлера буквально взорвало не только спецслужбы, но и целый аппарат Компартии. Стало понятно, что критерии классовой и идеологической верности не являются основными для профессиональной работы. К тому же, дело Тишлера позволило провести проверку в ранее недоступной военной контрразведке. Результаты проверки вызвали шок у руководства страны».

Историк Карел Сибер отмечает, что ранее возможности проведения проверок были ограничены, поскольку генерал Рацек заявлял, что проверки могут нарушить секретность информации. Последовавшая после «дела Тишлера» финансовая инспекция выяснила, к примеру, что в бухгалтерии отсутствует значительная часть документов, а закупки за границей вообще никак не учитываются. Антонину Рацеку не удалось скрыть и огромных расходов на проведение роскошных вечеринок. Выяснилось также, что при помощи военной контрразведки бывший начальник Генерального штаба генерал-полковник Кратохвил смог избежать негативных последствий денежной реформы, обменяв свои наличные деньги на валюту. Реакция руководства страны последовала незамедлительно. Генерал-майор Антонин Рацек был исключён из партии, разжалован до рядового и уволен из армии. Из-за границы были отозваны все бывшие приятели и даже просто знакомые Тишлера. Самым радикальным изменением было то, что военная контрразведка, не выдержав проверки классовым боем, на долгие годы перешла под контроль Министерства внутренних дел Чехословакии. А всё начиналось так банально - Cherchez La Femme...