Россия в творчестве Альфонса Мухи

r_2100x1400_radio_praha.png

Альфонс Муха (1860-1939) был чешским живописцем, декоратором, основателем и мастером театральной и рекламной афиши в стиле модерн, в частности стиля Art Nouveau. Художественное образование он получил в Брно. В 1880 работал в Вене театральным художником-декоратором. Продолжил обучение в Академии художеств в Мюнхене (1885-1887) и академии Р.Жюльена в Париже. В 1887-1922 жил, главным образом, в Париже. Широкую известность приобрел после создания афиш для спектаклей театра Ренессанс, парижского театра Сары Бернар (Жисмонда, Дама с камелиями Александра Дюма-сына и другие).

Муха выступал одновременно как дизайнер этих постановок; по его эскизам создавались платья и сценические ювелирные украшения. В эти же годы Муха становится одним из ведущих художников французской рекламы, его композиции появляются в журналах в виде плакатов - с неизменной фигурой или головой дамы, окутанной элегическим настроением. В том же стиле Art Nouveau создавались и графические серии (Времена года, Цветы, Месяцы, Звезды), которые до сих пор широко тиражируются в виде арт-постеров. Именно плакаты, созданием которых Альфонс Муха занимался в 1895-1905 гг., помогли чешскому художнику стать одним из лидеров мирового модерна. Альфонс Муха стал очень знаменит еще при жизни, в конце XIX в. его работы были показаны почти во всех столицах Европы и в США. После окончания первой мировой войны Муха вернулся на родину, а после провозглашения в 1918 г. республики, ему было доверено изготовление первых чехословацких почтовых марок, денежных знаков и государственного герба. С середины 1920-х годов он резко меняет направление своего творчества, создает внушительный цикл картин Славянская Эпопея, посвященный истории славянства, и, в частности, языческой истории. Среди работ славянского цикла наиболее известны Апофеоз истории славянства, Праздник Свентовита, Славяне на исконной родине, Введение славянской литургии.

На пражской конференции, одной из тем которых стала «Россия в творчестве А. Мухи», профессор Г. П. Мельников упоминал об ошибках, которые прокрались в альманахи, посвященные Мухе:

«Что касается мелких ошибок и неточностей в альманах, это произошло потому, что тема «Россия и Муха» никогда специально не исследовалась. Обычно авторы популярных статей переписывают что-то из предисловий к каталогам о Мухе. Я даже выяснил одну деталь: для американского альбома об А. Мухе писали чешские искусствоведы, их перевели на английский язык, с английского на русский, и вот этот двойной перевод привел к некоторым смешным ошибкам».

- Tо есть это кочующие ошибки?

«Да, да, и все потому, что солидного научного исследования, академической биографии Мухи еще никто не написал. И архивы Фонда Мухи еще не исследованы. Это довольно таки обидно, потому что вряд ли найдется какой-нибудь человек в Праге, который не знает, кто такой Муха. Во всяком случае, ресторан Мухи знают все туристы, поскольку мимо него проходят: не каждый может туда зайти, цены кусаются. У нас в России творчество Мухи очень популярно, московские художники, делающие массовую продукцию, кич, копируют его плакаты, делают рекламу, в основном для текстильных фирм, его творчество очень востребовано. Но о самом Мухе известно крайне мало и меньше всего известна тема «Муха и Россия».

- С целью создания цикла картин на славянскую тему Муха предпринял поездку в Россию в 1913 г. Почему именно в этом году?

«Никто из пишущих о Мухе как-то не заметил, что это был год празднования 300-летия дома Романовых. Резонанс был во всем культурном мире, поэтому Муха и поехал в Россию. Он встречался в Петербурге с чиновниками, которые еще помнили отмену крепостного права в 1861 г., много рисовал и фотографировал, прежде всего, на Красной площади, и поместил эту сцену, когда народ слышит указ об отмене крепостного права и удивляется, как же мы дальше жить то будем, именно на Красную площадь. Мне кажется, что он знал картину Сурикова «Утро стрелецкой казни», поскольку все фигуры на его картине помещены точно на том же фоне, как фигуры на картине Сурикова».

- Вы выяснили, что он посетил Третьяковскую галерею в Москве и оставил там восторженный отзыв. Он считал, что в России на переломе веков наконец-то проснулся исконный русский дух и написал, что русское искусство глубоко символично.

«... а символизм - в крови у славян, поэтому Муха очень радуется символизму в живописи, потому что он ведь и сам символист. Здесь он нашел общее. Его также очень порадовало, что везде в Петербурге он видел вариации на тему своих афиш и плакатов и написал: Я везде в Петербурге, надо же, как хорошо они изучили мое творчество, и был очень этим горд. Особая тема связи Мухи с деятелями культуры России, это еще следует изучать. Мне удалось выяснить, что он был в доме у художника Пастернака, когда там отмечали большое торжество сына художника, будущего великого поэта Бориса Леонидовича Пастернака. Он отмечал окончание московского университета и выход в свет сборника, где были опубликованы его стихи. Муха, конечно, тогда еще не знал, в кого вырастет Борис Леонидович. С его отцом он познакомился еще во время учебы в Мюнхене».

- Может быть, стоило бы еще вернуться к дому Романовых. Княгиня Романова поддерживала создание русского православного модерна.

«Да, интересно отметить, что для выставки работ русских и французских художников был использован эскиз плаката Мухи на тему «Живопись», сделанный для других заказчиков, а меценаткой выставки была великая княгиня Елизавета Федоровна Романова, которая покровительствовала развитию своеобразного стиля «русский православный модерн» и защищала этот стиль от его критиков. Очевидно, эскиз Мухи ей очень понравился, и она одобрила эту афишу, поскольку ее имя написано сверху этой афиши, и, естественно, без ее согласия это не было бы сделано. Это подчеркивает близость художественных исканий Мухи развитию русского модерна. Поэтому Муху, видимо, с таким восторгом и принимали в Петербурге и Москве».

- Муха приехал в Россию в 1913 г., но его выставка прошла там уже в 1907 г. Но еще очень интересно то, что уже в 1906 г. в американском журнале были опубликованы иллюстрации его картин, в которых прослеживается русская тема.

А. Муха. Плакат для организации Помгол, 1922 г.
«Да, в 1906 г. в журнале Everybody's magazin был издан цикл гравюр или, точнее, литографий Мухи на тему «Блаженные» на мотивы изречения Евангелия, и там есть литография на тему «Блаженны нищие духом», где представлены двое русских, молодые нищие мужчина и женщина, мужчина, скорее всего, слепой, играющий на гармошке. Они отдыхают, сидя на фоне типичного русского пейзажа: плетень, гуси, лужа. И вот эта духовность внешне убогих людей, их богатая духовная жизнь по контрасту с убогой материальной жизнью Мухой понята абсолютно идеально.

Наверное, в данном случае мы видим первый отзвук художника на русскую тему, поэтому, наверное, предложение Крейна создать картину на русскую тему не было для Мухи неожиданностью. Нужно также сказать, что в 20-е годы Муха продолжал разрабатывать русскую тему. В 1922 г., когда был огромный голод в советской России, и было организовано международное общество «Помгол», он создал плакат, на котором была изображена женщина, держащая на руках ребенка, умирающего от голода. Этот плакат сейчас висит на постоянной экспозиции Мухи на Староместской площади».

- Он называется Russia restituenda.

«В 1922 г. он пишет огромное полотно, которое имеет четыре названия - «Женщина в степи», «Звезда», «Сибирь», «Зима». Оно находится в музее Альфонса Мухи в Праге, русская публика с ним почти незнакома, только в прошлом году опубликовали эту репродукцию. Там представлена женщина, сидящая на снегу, нищенка, умирающая, держащая руки как перед стигматизацией - сейчас раны Христа откроются на ее руках, за холмом, покрытым снегом, уже ожидает стая волков, чтобы ее разорвать, когда она умрет. На небе сияет звезда, излучая концентрическое сияние - здесь сказалось увлечение Мухи эзотерикой. Зритель понимает, что хотя тело женщины будет съедено волками, душа ее сразу попадет на небо. Главное здесь для Мухи выражение русскости через категорию страдания, это типично комплекс Толстого, Достоевского, который Муха великолепно почувствовал. Примечательно, что его сын, писатель Йиржи Муха очень точно определил то, что потрясло его отца в русских. Он это очень точно выразил двумя словами vasniva pasivita - страстная пассивность. Вот сочетание таких противоположных вещей и составляет сущность загадочной русской души, которой мы, наверное, почти все обладаем. Именно это заинтересовало Муху, прежде всего. Однако в завершающей картине цикла «Славянской эпопеи», которая называется «Апофеоз - славянство для будущего» русские и Россия отсутствуют. Картина была написана в 1926 г. и, конечно, Муха не мог связывать будущий расцвет славянства с деятельностью большевиков в России.

- Вы упомянули об Йиржи, как раз Йиржи утверждал, что фотографии в России А. Муха делал сам, хотя существует иное мнение, что фотографии делал французский фотограф, путешествовавший с Мухой. Каково ваше мнение?

«Здесь имеются противоречивые данные: Муха, действительно, всегда сам фотографировал, всегда возил с собой фотоаппарат и, как считает чешский исследователь фотографии Ян Млчох, документальные фотографии Мухи, которые потом никак дополнительно не обрабатывались, что было новинкой для чешского искусства начала 20-го века, означали огромный шаг вперед всей чешской художественной фотографии. Муху можно считать отцом чешской документальной фотографии, хотя другие исследователи, основываясь на воспоминаниях жены Мухи, считают, что фотографировал французский фотограф, иначе зачем бы его Муха взял с собой? Так что проблемы еще нуждаются в исследовании».