Служба госбезопасности – везде и нигде

Фото: Archiv ABS

Вот уже более 30 лет в Чешской Республике не существует такой организации как Служба государственной безопасности. Она была упразднена 15 февраля 1990 года приказом министра внутренних дел Рихардом Сахером. Однако за 75 лет своего существования она нанесла огромный урон чехословацкому обществу.

Фото: ЧТ

Без преувеличения можно сказать, что аппарат Госбезопасности после Второй мировой войны сетью опутал абсолютно все сферы чехословацкого общества. Это был постепенный и незаметный процесс, и остается лишь удивляться, как быстро разрослась эта система, и как прочно она впилась в общественный организм. Уже в 1945 году коммунистической партии удалось прервать преемственность полицейских органов и органов безопасности. Тогда и появилась абсолютно новая структура под названием Корпус национальной безопасности, куда входила и Служба госбезопасности. Но тогда эта организация появилась еще с согласия некоммунистических партий как новая институция, не несущая на себе груза прошлого. Кроме того, автономно существовал Краевой отдел безопасности, II отдел, который де-факто был разведывательной службой, управляемой компартией. Он занимался созданием филиальной сети сотрудников в политических и промышленных центрах. Вся получаемая там информация отправлялась непосредственно в Центральный комитет коммунистической партии Чехословакии. Он был упразднен в 1947 году, однако, все сотрудники оттуда перешли в Службу госбезопасности.

Историк Прокоп Томек,  фото: Ольга Васинкевич

«После февраля 1948 года, то есть после тотального захвата власти коммунистами, появилась единая Служба государственной безопасности, которая занималась не только слежкой, так называемой оперативной работой, то есть получением информации от тайных агентов, прослушиваний, из цензуры корреспонденции и так далее, но она включала в себя и исполнительную функцию – расследования, допросы, аресты. В демократических системах эти функции разделяются, а здесь было одно целое. Позднее в МВД входила госбезопасность, общественная безопасность, но также тюремная служба. То есть весь репрессивный аппарат был единым целым, формирование которого удалось завершить после февраля 1948 года», - рассказывает историк Прокоп Томек из Военно-исторического института, автор книги «Путеводитель по пражским резиденциям Госбезопасности».

Интересен тот факт, что после февральской революции 1948 года структуры Госбезопасности формировались без непосредственного влияния советских консультантов.

Милада Горакова,  фото: ABS,  public domain

«Они прибыли лишь осенью 1949 года, сначала для наблюдения за политическими процессами – Милады Гораковой и других. Однако МВД и Служба госбезопасности по советскому образцу появились лишь в 1953 году. До того времени был, назовем его, «чехословацкий путь», который во многом пользовался примерами гестапо, старыми чехословацкими традициями. Лишь в 1950-е годы здесь проявилось влияние КГБ и советских консультантов», - продолжает историк Прокоп Томек.

Объект на улице Бартоломейска,  фото: Institut pro studium totalitních režimů

Если задаться вопросом, где же, собственно, действовала Служба госбезопасности, ответ будет очень прост – везде и нигде. Обычно в сознании жителей Праги существует два здания, связывающихся с деятельностью Службы госбезопасности: одно из них находится на улице Бартоломейска, традиционное местоположение полиции, другое – на сегодняшнем проспекте Милады Гораковой, где располагалось Министерство внутренних дел. Однако непосвященному человеку трудно даже представить, какой сетью конспиративных квартир, наблюдательных точек, тайных помещений располагала Служба безопасности, чтобы осуществлять свою деятельность.

Район Бубенеч – «столица» Службы госбезопасности в 1950-е годы

Объект «Усадьба»,  фото: Ольга Васинкевич

Одним из наиболее плотно «заселенных» чешской ГБ районов оказался Бубенеч. Этому было несколько причин. Во-первых, исторически сложилось, что в этом районе жили состоятельные люди – много евреев, которые во время Второй мировой войны лишились своего имущества, эмигрировали из Чехословакии. В войну там размещались немецкие объекты, например, одну из вилл занимал первый человек Протектората Карл Герман Франк. Кроме того, привлекательными были как сами большие виллы, так и их местоположение – на расстоянии друг от друга, в отдалении от шумных городских улиц. В виллу под кодовым названием «Усадьба» (Statek) на улице Пеллеова подразделение Госбезопасности, занимавшееся наблюдением за политическими оппонентами (II сектор управления Госбезопасности), также «заселилось» после февраля 1948 года.

Августин Шрамм,  фото: ЧТ

«В этом здании весной 1948 года тайно содержались в заключении несколько интересных личностей. Например, здесь находился похищенный политик Национал-социалистической партии Властислав Халупа. Он был арестован, поскольку тайная полиция получила информацию о том, что он ведет иллегальную деятельность против коммунистов. Госбезопасности удалось его сломить и принудить к сотрудничеству. Впоследствии он действовал в качестве агента-провокатора в интересах Службы. С его делом тесно связан Петр Конечный. По информации ГБ, полученной в мае 1948 года, он располагал данными об убийце майора Августина Шрамма, коммунистического функционера и агента НКВД. При аресте Конечного агенты Госбезопасности выдавали себя за американских дипломатов. Какое-то время его держали в «Усадьбе», а когда стало известно, что он ничего не знает, отпустить его они уже не могли, поскольку это грозило бы разоблачением».

Тогда сотрудники Службы Мирослав Пих-Тума и Антонин Лишка отвезли его на территорию Словакии, в лесу заставили выкопать могилу и застрелили. До самой смерти он так и пребывал в заблуждении, что его похитили американские агенты. Пих-Тума был в рамках «чистки» 27 января 1951 года арестован и даже признался в совершенном убийстве. 23 декабря 1953 года он был осужден на 12 лет за убийство и отсидел шесть лет. Могила Петра Конечного так никогда и не была обнаружена.

Фото: Lída Křesťanová,  Český rozhlas

«Эти времена были сложны еще и тем, что не существовало ни одной тюрьмы под юрисдикцией Госбезопасности. Все тюрьмы подчинялись Министерству юстиции. Для Госбезопасности же было неприемлемо заключать «особых» арестантов в обычные тюрьмы. Именно по этой причине их содержали в таких объектах как «Усадьба», просто в обычных канцеляриях, привязанными к стулу или связанными на полу. При этом в помещениях шла обычная работа. Еду им приносили, ни о какой медицинской помощи, конечно, не шло и речи. Но такие аресты, как правило, длились несколько дней или недель. В конце 1960-х годов, когда большинство этих случаев расследовалось в судебном порядке, сотрудники Госбезопасности тогда защищались тем, что это было трудное революционное время, и они использовали брутальные методы, поскольку абсолютно не сомневались в их правомерности», - заключает историк Прокоп Томек из Военно-исторического института.

Министр внутренних дел Чехословакии Рихард Сахер,  фото: ЧТ24

Итак, район Бубенеч можно в действительности назвать «столицей» Службы госбезопасности в 1950-е годы. Впоследствии большинство зданий, занимаемых там Службой, поменяли свое назначение. Большая часть объектов переместилась в здание бывших общежитий Масарика на площади Победы в Дейвицах. Как уже говорилось выше, долгое время у Службы госбезопасности не было собственных тюрем. Главным тюремным объектом затем для нее стала тюрьма в Рузыне, которая находится там и по сей день. Там содержались все политические заключенные, участники показательных процессов – Милада Горакова, Рудольф Сланский и другие.

1 февраля 1990 года занимавший тогда  должность федерального секретаря внутренних дел Рихард Сахер объявил об отмене Службы государственной безопасности. Тайная полиция, прослужившая коммунистическому режиму более сорока лет, должна была преобразоваться в службу безопасности демократического государства.

ключевое слово:
аудио