«В наше время легко все взять и растерять…»

Дирижёр Алим  Шахмаметьев  (Фото: ЧТК)

Главный дирижер Камерного оркестра Новосибирской филармонии Алим Шахмаметьев известен не только в России. Он гастролирует в США, Германии, Франции и других европейских странах, a недавно дирижировал Симфоническим оркестром Пражской Филармонии, в сопровождении которого выступали солисты оперной труппы московского Большого театра. Российский дирижер стремится к обновлению чешско-российский культурных связей и активизации общения деятелей культуры этих стран. О том, что этому мешает, вы узнаете из интервью Лореты Вашковой с А. Шахмаметьевым в Рудольфинуме.

Алим Шахмаматьев (Фото: ЧТК)
- Мы с вами встречались пять лет назад, и тогда вы стояли на пороге надежд на осуществление проектов, которые могли бы помочь вернуться в полосу более тесного культурного сотрудничества между Россией и Чехией. Что вам удалось за это время, и в какой стадии надежд вы находитесь сейчас с учетом того, что время сейчас, конечно, очень непростое?

- Да. Но, во-первых, должен сказать, мне эта встреча очень памятна, и я нисколько не слукавил, когда сказал, что с российскими коллегами мы обсуждали в том числе и мои воспоминания о нашем интервью тогда. Что удалось? То, что мы с вами встретились тут через пять лет и сейчас находимся в Рудольфинуме – уже, я считаю, удалось. Но многое не так выглядело, как мы тогда себе представляли. Мое артистическое агентство до сих пор работает в Чехии – удивительно, что оно осуществляет проекты в соседних странах куда больше, чем в самой Чехии. Собственно говоря, в самой Чехии было за пять лет всего несколько концертов, а вот в Германии, Австрии, Польше, Венгрии мы почему-то более активно работаем. Может быть, это связано с тем, что этот европейский перекос - сначала из-за кризиса, а потом из-за больших политических деформаций, связанных с событиями в Украине, - и это влияет.

Что грустно мне наблюдать еще – я знаю, что очень большой, если не подавляющий, процент чехов – атеисты. Возможно, им от этого хорошо, но я не видел ни одного образованного чеха, который бы сказал, что атеизм – это достижение Чехии. Мне кажется, что вот культурные наши события от этого, конечно, страдают. Мне, скажем, было неприятно услышать от одного из чешских коллег фразу, которая по-русски звучит так: «Я бы пришел, но музыка не входит в сферу моих интересов». Я был тогда, конечно, очень удивлен.

Памятник Антонину Дворжаку в городе Карловы Вары (Фото: Кристина Макова, Чешское радио - Радио Прага)
Алим Шахмаматьев, по его словам, все время надеется на то, что отговорки такого рода канут в бытие, и все это временно, весь этот холодок пройдет, и люди вспомнят, что без искусства и музыки прожить нельзя.

- Это народ с такой великой историей, с такими крепкими культурными традициями, народ, где вырос и окреп композитор всех времен Антонин Дворжак. Можно сказать и про Яначека – вот говорят, что он моравский композитор – мы не делим. Для нас нет Богемии, Моравии, для нас это - наши славянские корни. При этом, конечно же, нельзя всех чехов так огульно приписать к армии атеистов.

- И потом, я думаю, показательно и интересно, что говорит о духовном состоянии чешской нации теолог и профессор Карлова университета Томаш Галик. Он утверждает, что чехи не атеисты, а верят, но часто как бы не знают, во что, то есть они находятся в стадии поиска.

- При этом у меня масса друзей – в Праге, например, замечательная Вероника Конвалинкова, которая, будучи математиком, солирует – у них любительский хор Vagantes. И я знаю практически всех участников этого хора, они совершенно замечательные люди. Это же надо, в наше время, когда практически в жизни нет ни одного свободного мгновения, они регулярно собираются, ездят на гастроли, они записывают диски. У них постоянный состав: вот Мартин Конвалинка – это ее муж, он руководит этим хором. Это настолько одухотворенные люди, люди, которые верят в силу искусства, так что, безусловно, огульно говорить нельзя. Но обидно, что вот эти воинствующие, какие-то антимузыкальные настроения, они ведь проникают и в политику.

- Наблюдается, увы, некое безверие в период больших сомнений, когда многие люди уносимы волной чужих лозунгов и не слышат собственного внутреннего голоса…

Алим Шахмаматьев был также среди тех чешских музыкантов, которые стремились воспрепятствовать оптимизации оперных театров в Праге.

Фестиваль «Пражская весна» (Фото: CzechTourism)
- Я говорил - как это для Праги двух оперных театров много, eсли в соседней Вене их еще больше, на что я слышал со стороны оппонентов: «Вот туда и езжайте». Конечно же, я понимаю, что чехи - труженики, и за всеми этими трудами, повседневной работой, может, не всегда остаются силы на то, чтобы посвятить себя искусству. Наверное, наша задача - музыкантов, эти силы пробуждать в людях. Может быть, недостаточно активно мы пока это делаем.

Тем не менее, верит Алим Шахмаметьв, мы доживем до того времени, когда уровень востребованности культуры будет в Праге ничуть не меньше, чем в той же Вене.

- Ведь я помню рассказы моих учителей, профессоров, к сожалению уже покойных, и Бориса Ивановича Тищенко, который здесь блистал как композитор …

- И именно здесь стал лауреатом первой премии на конкурсе композиторов «Пражской весны»…

- Да, и они рассказывали, что Прага была в области культуры настолько фантастически организована, что ни Ленинград, ни Москва не могли с нею подчас сравниться. Я хочу, чтобы это время вернулось. Верю, что это получится, ведь в Чехии полно замечательных музыкантов. Я вот познакомился с Иржи Бартой - выдающийся виолончелист!

Иржи Барта (Фото: Альжбета Шварцова, Чешское радио)
Да и помимо Иржи Барты здесь масса замечательных музыкантов, просто нужно, наверное, создать немного лучшие условия для того, чтобы они здесь чаще выступали. Где только мы не встречаемся с чешскими музыкантами – и в Нью-Йорке, и в Сан-Франциско, и в Париже, и в Берлине – Яна Боушкова, например (арфистка, педагог и солистка Чешской филармонии, основательница международного фестиваля «Дни арфы Острава», выступает во всем мире. Именно Боушкову - о ней говорят как о таланте столетия, выбрал Мстислав Ростропович для участия в премьере Сонаты для виолончели и арфы Рави Шанкара в рамках сотрудничества на знаменитом фестивале в Эвиане – прим. ред.). Но они не очень часто бывают в Чехии. Например, Павел Чернох, замечательный тенор родом из Брно.

- Кажется, вы ранее подумывали о том, чтобы пригласить какого-нибудь чешского певца на одну из российских сцен?

- Почему бы нет? И, кстати, мы это в России делаем чаще, чем здесь в Чехии. Павел мне сказал, что его почему-то туда не зовут, хотя он, может, согласился бы выступать и за более скромный гонорар. Мне кажется, что люди, отвечающие за культуру, должны, конечно, обратить свой взор, прежде всего, в сторону своих же соотечественников, потому что легко в наше время все взять и растерять, а собирать придется нашим детям. Мы должны не бояться открыть свое сознание к восприятию того, что вечно, на чем держится наше мироздание.

- Пять лет назад мы говорили также о том, что в Чехии мог бы быть востребован проект, в рамках которого было бы представлено творчество Бориса Тищенко, ведь он в Праге написал и свой Концерт для флейты…

Иллюстративное фото: Salvatore Vuono, Free Digital Photos
- Здорово, что вы это помните.

- Вы как-то пробовали продвигать этот проект?

- Да, и вот как раз сейчас, когда начался юбилейный сезон Бориса Тищенко - ему исполнилось бы 75 лет (когда мы с вами разговаривали, он был еще жив, но мне, к сожалению, не довелось привезти его сюда), – мы ведем с рядом чешских филармоний разговор о том, что я мог бы представить программу его сочинений. Может быть, даже не целиком концерт из его произведений, можно поделить программу с кем-то из современных чешских композиторов, может быть, сыграть здесь и последнюю его симфонию, и, может, тот самый флейтовый концерт. Надо сказать, что я вижу, что люди, в общем-то, интересуются. Я заявил о том, что я лично готов сделать это абсолютно бесплатно, то есть чешские организаторы на меня лично не потратят ни кроны. Дело осталось за малым – найти дату и оркестр, который это будет играть. Я думаю, что мы все-таки что-то, да сыграем.

Я верю в то, что те наши чешские друзья и коллеги, с которыми мы здесь работаем, они способны вернуть Чешской Республике статус мировой культурной державы. Тем более, что, на мой взгляд, здесь в Чехии ничего особенного для этого делать не придется. Достаточно обратить свой взор на тех чешских музыкантов, которые сегодня составляют славу мировой музыкальной культуры и доблестно работают на лучших сценах мира.