В стеклянный дом – за брутализмом и романтикой

Фото: Hudačinová / Archiv Národní galerie v Praze

Ярмарочный дворец – это то место, куда хотя бы раз в год попадают все ценители современного искусства в Чехии. Помимо того, что здание дворца – само по себе произведение искусства, в нем регулярно проходят громкие события чешской художественной жизни.

Ярмарочный дворец, фото: Dominika Bernáthová

На открытии нового сезона Национальной галереи в Ярмарочном дворце, фото: Ольга Васинкевич
Дело в том, что именно в Ярмарочном дворце размещается стоящая внимания коллекция современного европейского и чешского искусства, поэтому каждый год это место привлекает тысячи людей, которых интересуют как новые имена в contemporary art, так и рефлексии современных кураторов на творчество авторов минувших эпох. Посему этому зданию в стиле функционализма, изначально возведенному для проведения выставок (правда объектов покрупнее, чем картины и скульптуры), так и не удается избавиться от репутации «парохода современности», и он по-прежнему продолжает везти нас вперед, ко всему самому яркому и актуальному.

Новый сезон приносит экспозиции, которые непременно заинтересуют зрителей с самым широким спектром интересов в разнообразных сферах искусства – от скульптуры, через концептуальное творчество к архитектуре и пространственному арт-дизайну.

Одушевленная статика Курта Гебауэра

Скульптор Курт Гебауэр со своим произведением, фото: Ольга Васинкевич
Национальная галерея презентовала художественной публике сразу четыре, открывшиеся практически одновременно, выставки, на двух из которых мы остановимся немного подробнее. Центральной экспозицией нового сезона стала выставка Курта Гебауэра. Этот скульптор известен жителям и гостям Праги по своему произведению «Светящееся сердце для Вацлава Гавела», которое сегодня размещается на одноименной площади бывшего чешского президента в центре города, рядом с Новой сценой Национального театра.

Однако центральной на открывшейся выставке является иная скульптура. Она изображает девочку, устремившуюся вперед, словно срывающуюся с большого стула. О ее возникновении нам расскажет сам автор:

«Девочка на стуле – это такая вспышка, впечатление от мгновения. Я на самом деле видел девочку на таком большом стуле в Штутгарте в 1965 году, куда я приехал на стажировку. Тогда я и сделал зарисовку. Это особенный момент, и именно в ту минуту мне пришла в голову мысль, что девочка ведет себя слишком активно, чересчур свободно, а стул для этого не предназначен, на нем нужно сидеть ровно. Получалось, что она ограничена в движении пространством этого стула. Тогда мне подумалось, что это своеобразный символ того, что свобода в определенном смысле ограничена».

На первый взгляд скульптуры Курта Гебауэра могут произвести впечатление громоздких, чрезмерно объемных объектов. Но затем, присматриваясь, как они вписываются в окружающее пространство, и, проходя мимо них, зачастую словно ощущаешь их воздушность, некий порыв, или даже можно сказать, статическое движение. Именно поэтому объекты Гебауэра так удачно вписываются во внешнее пространство, и, человек, заметив такую скульптуру на улице в Праге или другом городе, навсегда запечатлевает ее в романтических уголках памяти, ассоциируя с определенным местом.

Сносить или не сносить? Вот в чем вопрос

Фото: Ольга Васинкевич
Если вдруг в вас взыграла тоска по брутальной архитектуре социализма, то на этот случай в Ярмарочном дворце открылась выставка «Не сносить. Формы брутализма в Праге». Такое название экспозиция получила не случайно, поскольку именно в наши дни объекты социалистической архитектуры вызывают значительный интерес, причем не просто теоретический, но и весьма практический. В рамках многочисленных дискуссий решаются их судьбы. Например, долгие годы соседствовавшее со зданием Чешского радио строение «Трансгаза» уже поплатилось своим существованием, поскольку было решено, что оно более не представляет ни культурной, ни архитектурной, ни даже практической ценности.

Кроме того, на экспозиции представлено огромное количество чертежей и проектов построек, которые составляют целый пласт архитектуры 60-х – 80-х годов в Праге. Например, многим россиянам, приезжающим в столицу Чехии, хорошо известно здание торгового дома Kotva, или же бывшее здание Федерального собрания, в котором долгие годы находилась резиденция Радио Свобода, а сегодня – филиал Национального музея.

Венецианская биеннале и закоулки души Эдгара По

Фото: Ольга Васинкевич
В Ярмарочном дверце открылось и еще две экспозиции – «Отголоски Венецианской биеннале: Станислав Колибал», где зрители смогут проникнуться глубоким видением автора, соединяющим выразительные формы рисунка, живописи, скульптуры и архитектуры.

Еще одна выставка «Сон во сне: Эдгар Аллан По и искусство в чешских землях», которая разместилась практически под потолком Ярмарочного дворца, посвящена, как уже следует из названия, рефлексии чешских художников различных эпох на творчество знаменитого мистика, которое по сей день вызывает неподдельный интерес.

А вот что думает один из гостей вернисажа Ян по поводу сегодняшнего открытия:

Фото: Ольга Васинкевич
- Вы сегодня пришли на вернисаж, приуроченный к открытию сразу четырех выставок. Какая из них вас больше всего заинтересовала и почему?

«Дольше всего я задержался на выставке чешского брутализма в архитектуре. Я сразу же вспомнил свое детство. Тогда все это не казалось мне таким ужасным. Но сейчас, когда я увидел все эти строения вместе, я подумал, как мы вообще в таком ужасе могли жить».

- Одна из открывшихся экспозиций называется «Не сносить!». Как вы считаете, стоит ли такие объекты сносить, или же они могут являться объектами культорологического исследования?

«Я в этом не профессионал, и оставлю эту дискуссию для них. Но за очень редким исключением, я бы не уронил и слезы, если бы все эти объекты 70-х – 80-х годов исчезли с лица Земли, потому что это способно изуродовать любое пространство, за исключением, пожалуй, выставочного зала».

Сердце для Вацлава Гавела, фото: Ольга Васинкевич
ключевое слово:
аудио