Вдоль чешской границы за пятьдесят дней

Якуб Чех, фото: Якуб Чех

В возрасте сорока лет его предупредили врачи — если не измените в корне вашу жизнь, долго вам не протянуть. Именно поэтому Якуб Чех, звукооператор по профессии, стал любителем пеших прогулок, долгих походов и фанатом нерукотворной красоты, оказавшись способным преодолеть даже такой маршрут как Continental Divide Trail длиной 4500 км. В прошлом году он покорил испанские Пиренеи, в этом собирался пройти Аппалачскую тропу на севере США протяженностью около 3,5 тыс. км, однако коронавирус изменил эти планы. Поэтому странник решил – пора исследовать уголки собственной родины – и отправился в пеший поход вдоль чешской границы. Путешествие продолжалось пятьдесят дней.

"Я кусал локти, что мне не удалось прошмыгнуть за бугор"

Фото: Якуб Чех

– Я действительно собирался в этом году завершить свой Triple Crown, Тройную корону в США, пройдя маршрут Continental Divide Trail, и, признаюсь, невозможность выехать стала для меня тогда ударом. Все ведь уже было тщательно подготовлено. Первые две недели после того как закрыли границы, я кусал локти оттого, что мне не удалось ранее прошмыгнуть за бугор, где я мог бы в американских горах провести время вполне тихо и в безопасности, как я полагал… Когда я потом узнал, какая ситуация возникла в США, то осознал: мне ведь повезло, что я остался здесь. Тем более что разумом я понимал – мое место здесь, с семьей и близкими. Однако примерно через месяц в социальной изоляции, когда мы выбирались с близкими на выходные в чешские горы, у меня все же зачесались пятки, дома мне не сиделось. Я общался с единомышленниками в сфере походов и решил, что надо пройти Чехию, начав поход с горы Снежка и там же завершив, так как в другое время я бы до этого, может, и не созрел, не набрался решимости. В итоге, через четырнадцать дней я был уже в пути, решение оказалось правильным, не сомневается Якуб.

Снежка, фото: Якуб Чех

— Со Снежки, на которой Вы встретили рассвет в самом начале пути, именно из тех соображений, что это не только высшая точка массива Крконоше, Судет, но и всей Чехии? Некий символ? Напомним, что высота этой горы в чешско-польском пограничье достигает 1603 м.

— Мне показалось, что Снежка — самый удачный старт с драматургической точки зрения, поэтому следует начинать поход с гор Крконоше, потом пройти Изерские горы, за ними относительно легко проходимые Рудные горы (по-чешски - Krušné hory) – это граница между Саксонией и Чехией, и национальный парк Шумаву. Затем пересекаете довольно равнинную область Южной Моравию, и вот начинается вся эта красота, великолепие Белых Карпат, естественной границы между Чехией и Словакией. Потом приходит черед гор Бескиды и Есеники. Можно думать о конце пути…

Фото: Якуб Чех

2163 км по родным горам, полям и весям

Фото: Якуб Чех

— В итоге Вы прошли за пятьдесят дней по родным горам, полям и весям 2163 км. Сколько дней вы первоначально хотели посвятить этому походу, удалось ли вложиться в намеченные сроки?

— Поскольку моя работа как звукооператора остановилась, никто в это время не снимал никаких фильмов, ничто и никто меня не ограничивал во времени. Я лишь исходил из того, что протяженность чешской границы составляет 2300 км и предполагал, что мой маршрут будет немного короче. Мне не хотелось своим маршрутом полностью копировать границу, но также насладиться некоторыми тропами и местами, хотя в некоторых случаях я передвигался совсем близко от реальной границы.

Якуб начинал свое путешествие в то время, когда чешские рестораны и кафе из-за ограничительных мер ввиду коронавируса еще были закрыты, разрешено было продавать еду и кофе в одноразовой посуде либо перекусить на улице в стрит-фуде. Как это повлияло на его планы с точки зрения обеспечения необходимым провиантом?

Фото: Якуб Чех

– Я отправлялся в путь с тем, что должен буду обеспечить себя едой исключительно сам, дополняя запасы, если удастся, в попутных магазинах и что-то нехитрое стряпая. Не рассчитывал на то, что какой-то общепит откроется… Все, что для этого требуется, первые две недели я носил с собой. Конечно, позже, когда уже начали открываться ресторанчики и другие заведения, было приятно остановиться где-то на обед вместо заваривания очередного супа из пакетика. Так что к концу пути мне не пришлось уже таскать такой груз на плечах,

— рассказал «Чешскому Радио» звукооператор, который внес свою вклад в известные чешские фильмы Samotáři («Oдиночки»), завоевавший на Варшавском кинофестивале приз зрительских симпатий и одну из национальных кинопремий, Jedna ruka netleská («Одной рукой не похлопаешь»), Po strništi bos и Tři bratři («Три брата»).

Бродить, не повстречав ни одной живой души

Фото: Якуб Чех

Некоторые из отрезков пути Якубу приходилось проходить раньше, однако впечатление от последнего путешествия по самым укромным уголкам Чехии оказалось гораздо ярче и полнее предыдущих. Незабываемым стал и поход по области Чешской Швейцарии, то есть чешской части Эльбских Песчаниковых гор — из-за коронавируса жители страны поначалу не выбирались даже в горы, и Якуб бродил здесь, наслаждаясь живописными местами, не повстречав ни одной живой души. Впрочем, как и во многих других местах Чехии.

Когда я был еще ребенком и позже, в подростковом возрасте, я часто бывал в походах, но потом я на долгое время почти забыл, что это такое. В долгие походы я начал вновь ходить лет семь назад, и прогуливался так по отдельным краям и частям страны, так как думаю, что это должен предпринять каждый, кто в живет в Чехии. Конечно же, совсем необязательно делать это за один присест. Могу сказать, что это подарило совсем другое впечатление, чем когда я ходил по отдельным  разрозненным маршрутам. Человек начинает в гораздо большей мере осознавать непрерывность, характер местной природы, не перескакивает с места на место, лишая себя возможности познать до сих пор непознанное. Для меня большим открытием, например, стал Ашский регион – прежде мне не доводилось там бывать, и я рад, что открыл его для себя.

Фото: Якуб Чех

Ашский регион, нем. Ascher Ländchen — самая западная область Чехии. После Тридцатилетней войны город Аш остался единственным островком протестантизма в Чехии. Евангелисты нашли здесь убежище, с ними в Аше началась эра новых ремесел, в том числе ткацкого.

Фото: Якуб Чех

«Протестанский анклав сотрудничал с соседней Саксонией, и через нее — с Англией, которая благодаря промышленной революции могла гордиться новейшими машинами и технологиями. Через Саксонию они попадали в Аш. Можно сказать, что по развитию текстильной промышленности Ашский регион опережал остальные чешские земли лет на двадцать»,

— рассказал Radio Prague International сотрудник местного музея Иржи Бушек.

Лучшее место для ночевки — в гамаке

Фото: Якуб Чех

Когда Якуб Чех находился в дороге, часто шел дождь, к чему он готовился загодя – на ночевку путешественник устраивался в гамаке, а облачен был в новую водонепронецаемую юбку, rain kilt. Гамак и походную юбку он настоятельно рекомендует также тем, кто захочет совершить подобную вылазку в соответствии с рекомендациями сторонникoв такого туристического направления как «Ходить налегке».

По пути Якубу встречались памятники людям, которые решились перейти государственную границу в период социалистической Чехословакии и поплатились за это жизнью, побывал в церкви в деревне Нератов в Орлицких горах. Его поразили, что жизнь в этом некогда забытом Богом селе сегодня бьет ключом, как и активность местных жителей и восстановленный костел. Он также посетил выставку, посвященную генералу Гелиодору Пике в Мемориале Второй мировой войны (Památník druhé světové války).

Фото: Якуб Чех

Г. Пику, ветерана Первой и Второй мировых войн, обвинили в ходе сфабрикованного политического процесса после февральского переворота коммунистов в 1948 году в шпионаже и предательстве родины. Казнили в Пльзене летом 1949 года. Реабилитации семья генерала дождалась лишь по прошествии двадцати лет после казни.