Виктор Ивашкевич: «Главный рычаг демократизации в Беларуси – зависимость власти от европейских кредитов»

Виктор Ивашкевич

Виктор Ивашкевич, известный белорусский оппозиционный политик, недавно был арестован на 15 суток по обвинению в «нецензурной брани». Истинной причиной ареста была подготовка митинга протеста в связи с приездом Путина (предполагалось, что за закрытыми дверями Лукашенко и Путин будут обсуждать создание союзного государства). Политик был освобожден 28 декабря, после чего он побывал в Праге, где навещал свою семью.

Наш сегодняшний собеседник, заместитель председателя Белорусского Народного фронта, ответственный по организации оппозиционных массовых мероприятий. Инициатор и координатор компании «Европейский марш», компании по координации и консолидации оппозиции внутри Беларуси, представителей ЕС и представителей США с целью проведения свободных демократических выборов в Беларуси.

Сегодня мы беседуем с ним о влиянии экономики на процессы демократизации в Беларуси.

- Если демократия – это власть народа, то есть власть, одобряемая большинством, народом, значит в Беларуси демократия есть?

- Дело в том, что большинство действительно устраивает та ситуация, которая на сегодня есть. Другое дело, что Лукашенко не хочет признавать существование меньшей части народа, которая думает по-другому. Для того, чтобы остаться у власти, он мог бы провести свободные выборы, получить там 56 процентов и заткнуть рот всем, тем, кто говорит, что выборы сфальсифицированы. Но тогда ему надо будет признать, что существует третья часть людей, которая его не поддерживает, а он этого не хочет. Он хочет говорить, что его поддерживают все.

- В других странах происходит то же самое, тот же цикл прихода к демократии, но Беларусь почему-то запаздывает…

- Дело в том, что обычный цикл – олигархия-тирания-демократия – это формы правления в государстве. У нас период государственности был прерван после присоединения Беларуси к Российской Империи, и до 1991 года белорусского государства не существовало. И когда появилась Республика Беларусь, этот механизм прохождения периодов форм правления был запущен. Сначала была олигархия, сейчас период тирании, которая неизбежно закончился демократией, когда тирания перестанет справляться с экономическими задачами. Люди выбрали себе тирана, чтобы он их кормил, поил и за них думал. Так им проще. Людей, которые хотят принимать решения самостоятельно, идти на риск принятия решения, на Беларуси процентов где-то 25. Остальные 75 хотят быть детьми. А батька бы по попе дал, если не слушаются, нос утер, накормил. А когда уж не будет, чем кормить, люди будут обижаться, кричать, плакать, а потом отвернуться от такого батьки, который своих детей не кормит.

- Для того, что бы изменить это сознание, нужно для начала поднять материальный уровень. Получается замкнутый круг?

Александр Лукашенко (Фото: ЧТК)
- Да, нищие люди, они не за демократию. Они хотят кормильца. Но этот процесс идет, растет благополучие в Беларуси, люди покупают компьютеры, телевизоры, машины. В принципе, сейчас на Беларуси такой потребительский бум. Люди к этому быстро привыкают и «чарка и шкварка» - с чего начиналась политика Лукашенко - сейчас уже мало кого удовлетворит.

- Есть какая-то страна, которая развивается параллельно с Беларусью, в ее ритме? Наиболее близкий пример для сравнения?

- Ну, с Грузией можно сравнить. Была олигархия в период Шеварднадзе, а сейчас этот Миша – это абсолютный Лукашенко, только кровь сильно горячая. И он там еще устроит режим личной власти. Он уже показал, как он разгоняет газом и водометами своих оппонентов. И с другой стороны, как и у Лукашенко, его власть избрана большинством народа. Народ его выбрал, чтобы он решал их проблемы. Лукашенко нашел дойную корову в России и жил за это, а Саакашвили тянет гроши с американцев. И его спонсоры фактически закрывают глаза на то, что он там устраивает. Он молодой, энергичный, 20 лет еще он там будет бушевать. Постепенно. Лукашенко же тоже не сразу разогнал парламент.

- Существуют другие варианты стабилизации?

Фото: ЧТК
- Некоторые верят, что Лукашенко с позиций рационализма наладит отношения с Евросоюзом. У нас все-таки половина торгового оборота с Россией, а половина - с Евросоюзом. Экономически это равноценно. Люди, которые при власти, они же делают деньги и там, и там. И, в принципе, они хотели бы уйти от этих санкций и наладить отношения с Евросоюзом. Для этого запустить несколько человек с Народного Фронта и всем их показывать как символ демократии, посылать таких депутатов в Брюссель за кредитами. Но Лукашенко этого боится. Он помнит, что когда диктатура начинает играть в демократию, она кончается. Он же сам дитя Перестройки. Если бы осталась коммунистическая система, он бы больше, чем в начальники района и не выбился бы. А тут такой взлет человека из народа. Вот он и не хочет быть таким Горбачевым, но экономически все же поджимает.

- В этом году действия власти были довольно непредсказуемыми. Вот весной, когда организовывались массовые акции, все были уверены, что Лукашенко будет разгонять, он не разгонял. Все были уверены, что на Октябрьскую площадь он никогда не пустит людей. И этой осенью он пустил туда людей. В связи чем такое поведение?

- В связи с тем, что дотации из России сокращаются, надо брать кредиты в Европе. И вот он такие знаки подавал. Потом вырвал у России кредит полтора миллиарда, тут же на Октябрьской площади оппозиционеров палками поизбивали до сотрясения мозга. И все это показатель, что экономическая ситуация напрямую влияет на поведение власти. Есть люди, которые говорят Лукашенко, что надо делать шаги навстречу требованиям Евросоюза в плане демократизации, потому главное- это деньги. Будут деньги – будет и власть. А есть такие, которые не видят перспективы себе без власти. Это силовики, как правило, которые боятся, что их коллеги продадут. Просто за конкретные европейские программы поддержки возьмут и Шеймана сдадут. Скажут, это вот он убил Захаренко. И вот такие боятся и советуют Лукашенко до последнего давить.

- Каковы настроении людей в Беларуси на сегодняшний день?

- Последние социологические исследования показывают, что люди не стали жить хуже, но они боятся, что станут жить хуже. 80 процентов людей боятся, что наступит финансовый крах. Это значит, что они начнут забирать деньги из касс, что может привести к финансовому краху само по себе. Ну и 10 миллиардов взято в долг в европейских банках на год. Чтобы их отдать в следующем году, надо снова набрать эти 10 миллиардов, поэтому полтора миллиарда русского кредита не решает вопрос, а только частично компенсирует рост цен на газ. Это есть главный рычаг демократизации в Беларуси - все большая зависимость людей при власти от европейских кредитов.