Ян Марьян:"Удастся ли оппозиции остаться вместе?"

Фото: ЧТК

Как проходили выборы президента Республики Беларусь, как Чехия реагировала на белорусские события во время и после выборов, что ждёт Беларусь в дальнейшем, - на эти вопросы нам ответил чешский аналитик организации Международные вопросы, очевидец и наблюдатель ОБСЕ за выборами в Беларуси Ян Марьян.

Фото: ЧТК
Каковы Ваши впечатления как наблюдателя ОБСЕ после поездки в Беларусь на время президентских выборов?

Во-первых, нужно сказать, что президента Лукашенко поддерживает довольно большая часть белорусского населения. Я лично наблюдал за выборами в глубинке. Очевидно, что в деревнях, где живут в основном пожилые люди, они поддерживают правящую власть, они довольны жизненным уровнем и стабильностью, которую предлагает действующая власть. Кроме того, это вопрос доступа к объективной информации. У большинства людей почти нет или вообще нет доступа к объективной информации, поскольку то, что показывает белорусское телевидение и что печатают государственные газеты - это, мягко сказать, не очень объективная работа журналистов. Доступ к другим изданиям, которые ещё печатаются (несколько изданий ещё осталось), ограничен. Конечно, не все имеют возможность читать что-то другое или смотреть даже российское телевидение, которое все таки объективнее, чем белорусское.

Что Вас больше всего удивило?

Я не был первый раз на Беларуси, я знаю, что там происходит, и меня не очень удивило то, что я видел. Я имел возможность наблюдать за тем, что показывает белорусское телевидение. Это довольно много, очень сильная пропаганда. И это довольно интересно.

Как реально обстояли дела с подсчётом голосов?

Интересно было и то, что мы видели во время выборов и что видели мои коллеги. Во-первых, это обстановка проведения выборов, во-вторых, подсчёт голосов, работа окружных избирательных коммисий. Что касается процедур в день выборов, они проходили более или менее нормально. Если у вас досрочное голосование со вторника до субботы, то в это время ящики не находятся под контролем. Можно, конечно, повлиять на результаты. Но прежде всего, то, что мы видели, что лично я видел, это подсчёт голосов, нам казалось, что имелся определённый план, что касается результатов, и чиновники на местах должны были получить те результаты, которые их начальники от них ожидали. Мы, как наблюдатели, не видели, не знали точных результатов, поскольку там очень много людей работало с бюллетенями и не было ясно, кто сколько получил, а потом председатель не ручкой, а карандашем заполнял результаты. Мне кажется, что с этими результатами потом ещё работали на другом уровне. Работала такая система, может быть, не только выборов, а такой мобилизации начальников и чиновников государственных.

Как вас воспринимали жители деревни, в которой вы наблюдали за выборами. И как к вам относились люди государственные?

В принципе, к нам все очень хорошо относились. В деревнях люди очень гостеприимные, и не только люди, но и члены коммисии приглашали нас приехать летом. Те, кто работал в городах, у них обстановка была намного сложнее, поскольку надо сказать, что за ними иногда наблюдали, и может быть не то, что угрожали, а вели себя не очень корректно не только чиновники, но и работники правоохранительных органов. Я работал в основном в деревнях и обстановка была очень спокойной. Для большинства людей выборы являются своего рода праздником. Они гордились тем, что голосуют досрочно, что голосуют за президента. Что касается нас, то в нашем районе не было никаких проблем.

Александр Милинкевич (Фото: ЧТК)
Как, на Ваш взгляд будут развиваться дальнейшие события в Беларуси?

Сейчас вопрос, удастся ли оппозиции остаться вместе, посколько мы уже видели в прошлом, что там были разные личные проблемы, там были разные политические партии, которые вместе работают против Лукашенко от коммунистов до националистов (до БНФ), поэтому это будет, наверное, трудно. Перед ними сейчас как минимум 5 лет работы в очень тяжелых условиях. Внимания со стороны Запада станет меньше, может быть. У них, конечно, будут другие возможности. Должны произойти выборы в местные советы, должны быть выборы в парламент.У них будут свои возможности пользоваться случаями, но это нельзя сравнивать с выборами президента. Это вопрос того, удастся ли им вместе работать.

Не кажется ли Вам, что могут произойти разногласия в рядах оппозиционеров, из-за того что единый кандидат от белорусской оппозиции Александр Милинкевич почти сразу после выборов едет с деловым визитом в Варшаву, а Александ Козулин находится в тюрьме?

Я не знаю, если это такой план властей, т.е. с одним кандидатом работать одним образом, с другим работать другим образом. Я думаю, что если белорусские власти захотят, то, наверное, там тоже есть какое-нибудь уголовное дело против Милинкевича. Конечно, это может повлиять на представителей оппозиции, потому что будут задаваться вопросы, почему один в Польшу едет, другой в тюрьму. Будет трудно работать, потому что надо остаться вместе. Мы видели это 5 лет назад, когда у оппозиции был единый кандидат Гончарик, но сейчас он работатет на каком-то заводе и он уже не является оппозиционером.

Как Вы думаете, насколько изменилось сознание простых белорусских граждан после событий, которые развернулись во время выборов в Минске?

Мне кажется, что те, у кого нет доступа к информации, конечно, у них, мало что изменилось, поскольку они получают информацию от государственных СМИ. Но в Минске или в крупных городах люди об этом думают, разговаривают о том, что произошло, что они видели, что им рассказывают друзья, которые может быть участвовали в демонстрации. Настроение у населения немножко изменилось, но надо обсуждать отдельно обстановку в деревнях и в крупных городах. Наверное, люди, у которых есть высшее образование, люди, у которых есть опыт работы за рубежом, те, которые работают в частном секторе или студенты, - у них есть своё мнение по поводу того, что происходит. У них есть возможность сравнивать с тем, что они видели в Польше или в Евросоюзе. Вопрос другой, который касается тех, кто никогда не был на Западе, они не знают, что там происходит. Видят только пропаганду. Поэтому важно, чтобы как можно больше людей имело возможность путешествовать на Запад. Для этого было бы хорошо, если бы можно было получить многократную визу в Евросоюз бесплатно. Это вопрос сложный, потому что некоторые члены Евросоюза выступают как раз за то, чтобы визы наоборот стали ещё дороже. И поэтому надо развивать двусторонние контакты, приглашать студентов, специалистов с разными стажировками, чтобы люди имели возможность сравнивать, как мы живём, например, здесь, в Праге или в Варшаве и в других странах Евросоюза.

Какова реакция чешского правительства на события в Беларуси во время и после выборов?

Насколько я знаю, чешское правительство и министерство иностранных дел вопросом Беларуси интенсивно занимаются. Правительство выделило из госбюджета 20 миллионов крон на поддержку разных проектов, демократии в Беларуси. Наверное, это будет поддержка стипендий, для тех, кому придётся покинуть белорусские ВУЗы из-за участия в акциях протеста. Чешский МИД поддерживает разные проекты общественных организаций и в Чехии, и в Беларуси. Наверное, это будет продолжаться и дальше. Мне кажется, что Чешская Республика довольно активно в этом плане выступает также в рамках Евросоюза.