Йиржи Ганзелка и Мирослав Зикмунд

r_2100x1400_radio_praha.png

Йиржи Ганзелка и Мирослав Зикмунд - это имена, которые в свое время знал не только каждый чех, но и почти весь мир. Эти два путешественника проехали вдоль и поперек весь мир, сняли несколько фильмов, передали тысячи репортажей по чехословацкому радио, но самое главное - их путевые записки были переведены на 11 языков и полюбили их миллионы читателей в разных странах мира. Однако, сегодня имена Ганзелка и Зикмунд полузабытые. Все-таки читать путевые записки об Африке пятидесятых годов прошлого века не так интересно... Хотя в Советском Союзе их книги издавались миллионными тиражами, сегодняшняя российская молодежь этих имен уже не знает. Кто такие Ганзелка и Зикмунд - это и есть сегодняшняя «Тема дня».

Йиржи Ганзелка родился в 1920 году, Мирослав Зикмунд еще на год раньше. Ганзелка со Зикмундом познакомились в 1938 году на лестнице экономической школы в Праге. Оба до сих пор помнят, что сразу во время первой случайной встречи заговорили о путешествиях - их мечтой было путешествовать вокруг света на парусе. Но это было, конечно, накануне Второй мировой войны нереально. Война длилась долго, но это дало возможность Йиржи и Мирославу продумать грандиозный, но тем не менее реальный, план путешествия вокруг света. Рассказывает Мирослав Зикмунд:

- Все началось уже в гимназии. Мы поняли, что для нас самое главное - это иностранные языки. Несложно было также догадаться, что наши путешествия никто не будет финансировать просто ради нашего удовольствия. Поэтому мы оба решили закончить экономический ВУЗ.

К изучению языков молодые люди подошли на самом деле основательно - Зикмунд выучил английский, французский, русский, испанский, немецкий и арабский. Ганзелка в первую очередь хотел поехать в Африку, и поэтому выучил суахильский язык, на котором можно договориться почти во всей восточной Африке.

После войны молодые люди собрались, и пошли сразу к директору автомобильного завода «Татра». Рассказывает Мирослав Зикмунд:

- Это было очень романтично, но наверно и нагло. Мы у вахтера узнали, как зовут генерального директора, и пошли прямо к нему. Ему мы показали все свои бумаги, где был самый подробный план путешествия. Это были данные о разных странах, это были карты, ну, много чего там было, это было, кстати, примерно 500 листов бумаги. Ну и сказали: «Пан директор, дайте нам машину, наши путешествия будут лучшей рекламой для ваших машин». Он нам сказал, что такие, как мы, приходят почти каждый день, и говорят «Дайте бесплатно машину», но только по нам видно, что мы по-настоящему готовились и чувствуется, что мы не аферисты. И на самом деле нам дали машину.

Первое путешествие Ганзелки и Зикмунда началось 22 апреля 1947. Их путь вел через Европу на юг, оттуда через всю Афркиру в Кейптаун, оттуда в южную Америку, которую они проехали с юга на север. Во время второго путешествия, которое длилось пять лет, Ганзелка с Зикмундом доехали через Турцию, Ирак, Индию, Китай, Корею в Японию, и обратно в Прагу через Советский Союз. Ганзелка с Зикмундом путешествовали не вдвоем, а вчетвером - с врачом и автомехаником. Перед вторым путешествием у Ганзелки и Зикмунда возникла идея взять в дорогу собой и жен. Йиржи Ганзелка вспоминает:

- Это была безумная идея молодоженов. Позже мы сто раз сказали сами себе спасибо за то, что мы своих жен не взяли в попутчики. Кстати, у нас уже были дети. Мы были в пути пять с половиной лет, я не видел своего ребенка с его 4 до его 10 лет. Когда мы вернулись, ребенок меня не узнал, и обращался ко мне «дядя», а не папа. Хотя все это время у него над кроватью висела моя фотография.

О некоторых странах, которые Ганзелка с Зикмундом посетили во время второго путешествия, путешественники написали так называемые «Специальные рапорты», в которых подробно анализировали политическую и экономическую ситуацию в данных странах. Ганзелка с Зикмундом были настолько известны и популярны, что чувствовали, что они могут позволить себе много, и коммунистическая власть их никак наказывать не будет. Таким образом, чехословацкая цензура позволила издание «Специального рапорта из Японии», в котором сравнивалась ситуация в Японии и Чехословакии. Авторы в этом рапорте дошли к выводу, что социализм как политическая и экономическая система - бездарный. Ганзелку и Зикмунда и их рапорты знали многие - даже в высшем советском руководстве. Рассказывает Йиржи Ганзелка:

- Как попал наш рапорт о Советском Союзе к Брежневу? Ну вот - мы приехали в Москву как раз в день, когда сняли Хрущева. Нас пригласили на прием в честь третьего и четвертого космонавтов. К нам подошел Брежнев, увел нас в сторону и спросил: «Когда я смогу прочитать ваш рапорт о Советском Союзе?» Ну, когда мы рапорт написали, мы отдали его тогдашнему генсеку чехословацкой компартии Новотному, и попросили его, чтобы он послал один экземпляр Брежневу. И представляете, какая возникла ситуация? Новотный нам сказал, что он сам наш доклад не может послать Брежневу, потому что если нашу работу получат советские товарищи официальной почттой от ЦК КПЧ, в Москве могут подумать, что чехословацкая компартия разделяет вгляд Ганзелки и Зикмунда.

Но Брежнев же лично «заказал» рапорт у Ганзелки и Зикмунда, и для докладчиков стало делом чести доставить свою работу Брежневу. Рассказывает Мирослав Зикмунд:

- Йиржи пошел на главную почту на Йиндришской улице в Праге и подал телеграмму. Адрес такой: Леонид Ильич Брежнев, Кремль, Москва. Текст такой: Рапорт готов, сообщите, когда можно лично отдать. Женщина буквально вылезла из окошка, посмотреть на человека, который отправляет телеграмму Брежневу. Посмотрела на Йиржи и говорит: «Вы что, с ума сошли? Покажите мне свой паспорт». Йиржи говорит: «А что, запрещено посылать телеграммы Брежневу?

И каково было продолжение истории?

- Потом Брежнев приехал в Прагу как гость 13 съезда компартии. Мне позвонили из ЦК, и сказали, что со мной хочет встретиться Леонид Ильич. Ну, и таким образом я передал наш отчет в руки самого Брежнева. Но Брежнев был не настолько трудолюбивый и любопытный человек, чтобы читать наших 177 страниц. Прочитал кто-то из его секретариата и Брежневу только доложили, что наш рапорт антисоциалистический и реакционный.

Вскоре после этого наступил 1968 год. Ганзелка и Зикмунд выступили с откровенными заявлениями против вторжения войск стран Варшавского договора. Это была последняя капля - на этом их карьера путешественников и публицистов закончилась. Следующих двадцать лет они работали садовниками и только вспоминали о былой славе. Только после бархатной революции 1989 года их книги вернулись на полки библиотек. Постаревшие Зикмунд и Ганзелка снова стали появляться на экранах телевизоров и в эфире радиостанций. Но они могли с публикой поделится уже только воспоминаниями, новое путешествие вокруг света они организовать не смогли.