Западный ветер перемен, который принес Пражскую весну

Аллен Гинсберг, фото: Michiel Hendryckx CC BY-SA 3.0

Середина 1960-х: в СССР еще не свернута «оттепель», в Москве проходит первый правозащитный митинг, на Западе кипит сексуальная революция. В Чехословакии задули ветры перемен, предвестники Пражской весны, – уровень жизни в ЧССР не выдерживает сравнения с западными странами, ультраконсервативный режим эпохи сталинизма начинает терять силу, к власти приходят коммунисты-реформаторы, которые хотя и не помышляют о ликвидации социалистического строя, хотят придать ему человеческое лицо.

Аллен Гинсберг в Праге, фото: engramma.it, CC BY-SA 3.0
Студенты в Чехии всегда были главным двигателем общественных изменений и революций. Не случайно, что студенческий карнавал «Маялес», известный еще со средних веков, а в 1950-е годы проводившийся полулегально, и в условиях жесткого надзора спецслужб сумел сохранять свой оппозиционный дух.

В 1964 году власти официально разрешили празднование «Маялес». Настоящей сенсацией для молодежи Чехословакии стал приезд в 1965 году лидера поколения битников, американского поэта Аллена Гинсберга, который был незамедлительно провозглашен королем «Маялеса». Такого в ЧССР допустить уже не могли – вскоре после карнавала Гинзберг был задержан «за хулиганство, пьянство, употребление наркотиков и пропаганду гомосексуализма». Спустя два дня битника депортировали из Чехословакии.

Король пражских студентов Аллен Гинсберг

Его стихотворение King of a May Day parade, которое Гинсберг написал в самолете, уносящем его из Праги, стало выражением протеста против тоталитарного режима социалистической Чехословакии и симпатий к чешским студентам.

«Для нас он выглядел очень необычно, и не только из-за своего облика – огромной лохматой шевелюры, но и благодаря молве, которая о нем шла как о человеке свободных нравов. Разумеется, государственные структуры очень косо смотрели на то, что он гомосексуал, и ему тут нечего делать, поскольку он подает молодежи плохой пример. Так что спустя несколько дней он был выслан из страны»,– вспоминает Збинек Губачек, который в то время был студентом технического университета (ČVUT) Однако процесс либерализации продолжался – гражданское общество начало выражать свое мнение по поводу положения страны. В 1967 г. прошел IV-й Съезд писателей Чехословакии, на котором прозвучали многие острые вопросы.

Молодежь против косности режима

Александр Дубчек, фото: ЧТ24
«На своем съезде писатели подняли такие проблемы как свобода слова, цензура. В этот момент пришло новое поколение – поколение людей, родившихся после 1945 года, в жизненном опыте которых не было ни войны, ни Первой республики. И они не хотят жить при полной диктатуре. То есть с одной стороны это двадцатилетние молодые люди, которые задаются вопросом, каким будет их будущее, а с другой – компартия Чехословакии с ее косным пониманием мира, которая абсолютно не способна предложить какую-либо альтернативу. Было очевидно, что сохранить позицию, которую занимал Антонин Новотный, уже невозможно, так что как компромиссная фигура главой компартии был избран Александр Дубчек»,– объясняет научный сотрудник Национального музея, историк Михал Стеглик.

Только после проведения такой кадровой перестановки в стране удалось начать обсуждение наболевших вопросов. Проблем в стране победившего социализма накопилось предостаточно – начиная от дефицита товаров и заканчивая ухудшения межнациональных отношений между чехами и словаками.

Михал Стеглик, фото: Ондржей Томшу
«Было очевидно, что в экономическом, социальном и культурном аспектах Чехословакия отстает от стран, с которыми она еще 15 лет назад находилась на одном уровне – это Австрия и другие западные страны. Власти это понимали и видели, что страна нуждается в реформировании»,– рассказывает Михал Стеглик.

Попыткой создания «социализма с человеческим лицом» стала «Программа действий компартии Чехословакии». «Она дает устойчивую платформу каждому, кто рассуждает честно. С демократией – но социалистической, с Чехословацкой республикой, но с республикой социалистической, и каждый может к этому присоединиться!»– так глава компартии Александр Дубчек агитировал за план реформ.

На заседании ЦК компартии в апреле 1968 г. «Программа» была принята единогласно. При этом одним из основных ее пунктов было подтверждение «руководящей роли партии», и существование оппозиционных партий не предусматривалось.

Свобода слова, собраний, путешествий

Иллюстративное фото: CC-BY-3.0
Однако ряд пунктов позволял гражданскому обществу вздохнуть свободнее: подтверждалось право на свободу собраний, на создание гражданами на добровольной основе, без бюрократических препон, организаций, союзов и содружеств. Закрепление свободы выражения мнения практически отменяло цензуру. Также граждане получали право свободно выезжать за границу.

В экономической и социальной сфере власти прислушались к требованиям о повышении зарплат, которые в первом квартале 1968 г. увеличились на 10,4%, что составило среднюю прибавку на сумму 106 крон на человека – ощутимые по тому времени деньги. Текст «Программы» был разработан практически в форме соответствующих поправок к законам.

«Мы воспринимали это с большим воодушевлением, поскольку верили, что это поможет улучшить ситуацию в стране. Энтузиазм был просто невероятный, так что потом, когда пришли танки, это было для нас очень жестоким поворотом»,– вспоминает Ярослава Вибиралова, которая в то время была студенткой вуза.