«Зазеркалье». Первая часть - «Книга для чтения по истории Чехословакии»

r_2100x1400_radio_praha.png

Каждый день в средствах массовой информации можно услышать о терпимости, необходимости мирного сосуществования народов, компромиссах, избавлении от старых предрассудков и предубеждений, о недопустимости разжигания межнациональной розни. Чехия разрабатывает способы решения проблемы неприязни к гражданам цыганской национальности и программы по интеграции иностранцев.

Каждый день в средствах массовой информации можно услышать о терпимости, необходимости мирного сосуществования народов, компромиссах, избавлении от старых предрассудков и предубеждений, о недопустимости разжигания межнациональной розни. Чехия разрабатывает способы решения проблемы неприязни к гражданам цыганской национальности и программы по интеграции иностранцев. Но в один прекрасный, в кавычках, день в пражском метрополитене сотнями появляются плакаты с изображением русской матрешки с оскалом Дракулы и олимпийского мишки с автоматом Калашникова наперевес. Это реклама на открывшийся в конце 2001 года в центре Праги частный Музей коммунизма. Вскоре в средствах массовой информации появилась новость, что автор олимпийского медвежонка, художник-иллюстратор Виктор Чижиков, чьи рисунки каждый помнит с детства, решил защищать своего героя и свои авторские права. Но об этом во второй части передачи. Сначала мы отправляемся на экскурсию.

Хозяева музея Яна Каппелерова и американец Глен Спейкер, который, как приведено в статье из газеты «MLADA FRONTA DNES», размещенной на веб-сайте музея: «Стряхнул пыль с воспоминаний молодости, когда в США, Англии и Германии изучал международные отношения, с ориентировкой на Советский Союз и коммунистическую систему». Чешской редакции ВВС Глен Спейкер рассказал о том, как ему пришла в голову идея создания Музея коммунизма. Попивая с друзьями в ресторанчике «U medvidka», Глен Спейкер рассуждал о том, чем бы заняться «более серьезным». Надоели ему кабаки, где надо думать о поваре, уборщицах и заботится о том, чтобы его работники не воровали. Тут-то он и вспомнил идею своего канадского друга о музее коммунизма. В это время Глен Спейкер как раз подумывал о продаже одного из ресторанов, которым управлял уже несколько лет.

Совладелица Музея коммунизма Яна Каппелерова согласилась дать интервью нашей редакции, но отвечать была готова только на заранее присланные ей вопросы. Заранее подготовленные ответы во время интервью она просто зачитывала.

«Музей открыт, как для отечественных посетителей, так и для иностранных туристов. Учитывая то, что каждый взрослый чех носит коммунизм в себе, экспозиция, главным образом рассчитана на тех, кто коммунизм не испытал на себе, то есть на молодежь, студентов и туристов».

Организаторы хотели понятно и коротко, на ограниченном пространстве, познакомить посетителей с историей строительства социализма и коммунизма в Чехословакии. В создании экспозиции музея, по словам Яны Каппелеровой, принимал участие целый ряд консультантов из пражского Карлова университета, Кабинета документации и истории тюремной службы ЧР, а также режиссер-документалист Ян Каплан, который предоставил музею экспонаты из своего архива. Остальные экспонаты были либо взяты на прокат у галерей и других музеев, либо приобретены по объявлениям и в антикварных базарах.

«Музей разделен на три части. Сон, реальность и ночной кошмар. Каждая из этих частей имеет свою специфику. Например, в части экспозиции Ночной кошмар - воссоздан кабинет следователя Государственной безопасности, на основе рассказов заключенных, которые подвергались допросам по политическим причинам. Здесь также можно найти веревку, на которой действительно в пятидесятых годах был повешен человек».

В зальчиках музея вы увидите не только кабинет следователя, но еще и стилизованный школьный класс, переполненный агитационными материалами, мастерскую и социалистический магазин с пустыми прилавками и буквально груда бюстов Ленина и Сталина. Все правильно. Все похоже. Но, почему-то, когда вы проходите по зальчикам, вас не покидает ощущение, что вы оказались не в музее, а в одной из средних школ 70-х или начала 80-х годов. В советских школах, чья пионерская дружина носила чье-либо имя, часто устраивалась стендовая выставка, посвященная герою. Подобную выставку обычно делали сами пионеры под руководством старшей пионервожатой.

Для совладелицы пражского Музея коммунизма Яны Каппелеровой музей - это...

«Это частная или государственная организация, институт - собирающий, хранящий и постоянно выставляющий коллекции предметов определенного типа, в данном случае экспонаты, которые каким-либо образом касаются эпохи строительства социализма в Чехословакии».

Но экспозиция музея составлена не только из предметов. Основную информационно-историческую нагрузку несут стенды с текстом, обрамленным репродукциями плакатов социалистической эпохи и копиями старых фотографий. При этом тексты, размещенные на стендах, вновь напоминают о школе. Многие помнят, как в четвертом классе советской школы, начиная изучать историю своей страны, ученики получали первый учебник по данному предмету - Книгу для чтения по истории СССР. В книге рассказывалось лишь о происшедших исторических событиях, и абсолютно не приводились причины, вызвавшие их. Подобие этой книги с текстами на стендах - поразительное. Подобным образом, в том же четвертом классе средней школы, составлялись рефераты - просто набор тематических урывков из разных книжек. Поверхностность подхода к делу и односторонность, однобокость информации просто бросается в глаза.

Если не просто пробежаться по экспозиции, поглазев лишь на бюсты и плакаты, а почитать то, что написано на стендах, то в воздухе отчетливо начинаешь чувствовать запах пропаганды, уже антикоммунистической, но все-таки, пропаганды.

Экспозиция Музея коммунизма описывает историю коммунистического режима в Чехословакии исключительно в связи с СССР и не занимается подробнее поступками чехословацких коммунистов или, например, историей пригласительных писем, связанных с вторжением в Чехословакию войск Варшавского договора в 1968 году. А жертвам чешских сфабрикованных судебных политических процессов и в частности судьбе Милады Гораковой посвящено всего несколько предложений.

«То, что так происходит в отношении к СССР - абсолютно логично. Чехословацкие коммунисты - функционеры, учились и получали инструкции от коммунистов из Советского Союза, и не только у нас, но и в других странах социалистического блока. Невозможно было принять серьезные решения без благословения Москвы. Пригласительные письма - только часть истории коммунизма в ЧССР, и, по-моему, советская, братская помощь пришла бы и без них. Целью экспозиции не является предоставить им больший простор в ущерб другим событиям.

Кроме всего прочего, когда историкам будут открыты архивы в Москве, только потом будет ясно, как с пригласительными письмами обстояли дела на самом деле. Ничто не будет препятствовать тому, чтобы рассказать о них подробней. Милада Горакова заслуживает отдельного музея, точно так же, как и сотни тысяч жертв коммунизма. Надеемся, что его откроет государство или какой - либо фонд. Долг государства и всего чешского общества перед ними до сих пор не погашен».

Огромное влияние Москвы в странах социалистического блока нельзя опровергнуть, но только ли благословение «коммунистических богов» играло роль в развитии и укреплении коммунистического режима в Чехословакии? Комментарий историка Кирилла Шевченко.

«Если посмотреть на исторические факты, то мы видим очень любопытные вещи. Дело в том, что по размаху, по силе, по глубине коммунистического движения, Чехословакия тогда была, наверное, правофланговой страной в восточном блоке. Коммунистическая партия была традиционно сильная еще в межвоенный период. Интересно то, что по архивным документам, которые недавно стали доступными, Сталин и Димитров, из Москвы, наоборот, пытались умерить пыл чехословацких коммунистов, которые хотели взять власть гораздо раньше, чем у них это получилось. То есть гораздо раньше февраля 1948 года. Димитров, например, говорил Готвальду, что не надо поспешной советизации Чехословакии. Не надо спешить, Чехословакия должна сама, естественным путем дозреть до этих всех вопросов. Как это ни странно, как это ни парадоксально, но роль Москвы и Коминтерна и Димитрова и Сталина, наоборот заключалась в том, что на каком-то этапе они наоборот тормозили прыть чехословацких коммунистов. Которые хотели прийти к власти даже быстрее, чем они пришли.

Потом, очень любопытный сюжет, и об этом тоже очень мало кто говорит, но, скажем после 1968 года, в период столь ненавидимой чехами нормализации, в компартию вступали все. В нее было очень трудно попасть. Численность компартии Чехословакии в 70-е годы составила примерно полтора миллиона человек. Если учесть, что общее население Чехословакии тогда составляло 15 миллионов, то мы получаем цифру, 10 процентов всего населения Чехословакии было в компартии. Для сравнения скажу, что в СССР этот процент был примерно в два раза меньше. То есть численность КПСС, и численность населения страны были в гораздо меньшей пропорции. Общее население СССР было около 250 миллионов, численность КПСС составляла примерно 16,5 - 17 миллионов. Степень проникновения компартии в общественные сферы гораздо сильнее была в Чехословакии.

А что касается диктата Москвы, то на самом деле, как это ни парадоксально, но даже в рамках советского блока, который казался жестким, монолитным, существовало довольно большое пространство для маневра. И одни страны им пользовались, а другие не пользовались. Даже в Венгрии, например, при Кадере, сохранился очень большой сектор частников. Скажем в сфере обслуживания, в сельском хозяйстве. Это была страна, где частник был очень влиятелен в экономической жизни. Или Польша, где вообще не было коллективизации».

Односторонней, поверхностной исторической информации в Музее коммунизма найдется много. Не только о Советском Союзе, но и о Чехословакии. Давайте попробуем посмотреть на некоторые цитаты, приведенные на стендах, касающиеся непосредственно СССР. И не с целью оправдывать существовавший режим, а только для того, чтобы, хоть частично, попытаться компенсировать поверхностность экспозиции пражского частного Музея коммунизма. Взять, например, стенд, посвященный космонавтике.

Цитирую: Советское первенство в освоении космоса закончилось в апреле 1961 года полетом первого на свете космонавта Юрия Гагарина.

Создается впечатление, что не то, что первенства, но и вообще космонавтики в СССР больше не было. Откуда тогда взялась ракета, на которой летал первый и единственный космонавт Чехословакии Владимир Ремек, которому также посвящен отдельный стенд? За тринадцать лет существования свободной Чешской Республики, США не предложили чешской стороне подобного сотрудничества, пусть даже из политических соображений. А, затрагивая вопрос первенства, можно вспомнить первый выход человека в открытый космос, первый луноход и рекорды по пребыванию человека в космосе и массу исследований воздействия невесомости на человеческий организм. А орбитальные станции «Салют» и «Мир» тоже далеко не миф.

«Были очень большие проекты в совместном освоении космоса. Тем более что Чехословакия тогда поставляла, в частности электронное оборудование, для космических кораблей, для орбитальных станций. Оборудование, которое тогда было востребовано, которое проверялось во время полетов и, соответственно поставляло новую информацию чехословацким ученым. Которые на основании этой информации могли совершенствовать те изобретения, которые они делали».

На стендах Музея коммунизма вы найдете следующие слова, касающиеся Михаила Горбачева и периода перестройки: Решил оздоровить экономическую и политическую жизнь империи при помощи реформ, которые во многом напоминали чешскую либерализацию 60 лет.

«Экономические системы СССР и Чехословакии того времени были очень похожи. Тут наблюдается своего рода чехоцентризм. Свой опыт они используют в качестве такой мерки, которой мерят всех остальных. С другой стороны можно сказать, что Горбачев опирался и на опыт, скажем Косыгина, который начинал попытки реформы делать еще до чехов. Кроме того, можно найти параллели между реформами Кадера в Венгрии, которые были еще раньше. Ну конечно реформы Дубчека. Эпоха Пражской весны - это один из эпизодов, который можно сравнивать. Но абсолютизировать я бы это не стал, поскольку параллели можно найти, как я уже сказал, с реформами Косыгина и с реформами Кадера. Поскольку страны, которые были в составе социалистической системы, они были довольно похожи по своей политической и экономической системе. Реформы, которые там происходили - они, вольно, или невольно. Просто напоминали друг друга».

Но самое большое удивление вызывает следующее: Америке принадлежат решающие заслуги в поражении Гитлера, американские солдаты освободили часть чешской территории и народ с благодарностью вспоминает американские продуктовые пакеты, которые в период с 1945 по 1947 год существенно смягчали голод народа. Слово историку Кириллу Шевченко.

«История - это постоянная жертва политической конъюнктуры. И то, как акценты расставляются сейчас, в Чехии и в Восточной Европе, яркий пример именно этого обстоятельства. Сейчас очень популярна идея о том, что, например США, внесли главный вклад в разгром Гитлера. Это на самом деле полная фальсификация истории. Об этом даже неловко говорить, неловко напоминать общеизвестные факты. Данные, скажем, немецких архивов, которые общеизвестны: к началу 1945 года, потери немцев, убитыми, на западном фронте, составили 54 тысячи человек. На восточном фронте, то есть там, где они воевали с советской армией, их потери составили около полутора миллионов человек. Если говорить в процентах, то потери немцев на западном фронте составили 3 процента, а на восточном - 83 процента. Разница говорит сама за себя.

Сейчас, в начале 2003 года мы отмечаем годовщину Сталинградской битвы. Сталинградскую битву, и западные и немецкие и советские историки считают переломным событием не только в Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны. Потому, что убитыми, немцы, Вермахт потерял 180 тысяч человек. То есть это больше, чем общие потери немцев за все время военных действий на западном фронте. Очень жаль, что такие слова, как Сталинград или Курская дуга, кое-кто просто забывает. А вот цитата немецкого генерала Бестфаля, который сказал эту фразу: «Никогда прежде, за всю историю Германии, не было столь страшной гибели такого количества войск». Это сказал генерал Бестфаль в своем комментарии к Сталинградской битве.

Ну, и по немецким источникам, еще раз подчеркиваю, что это именно немецкие источники, четыре пятых всех потерь Вермахта - составили его потери на советско-германском фронте. Цифры говорят сами за себя, поэтому о решающем вкладе США говорить не приходится. Единственно во что внесли вклад США - это в уничтожение мирного населения. Я хочу сказать не только о Хиросиме и Нагасаки, где погибло четверть миллиона мирного населения, но и о бомбардировках немецких городов, таких, как Дрезден и Гамбург. Где потери составили 250-300 тысяч человек. Причем это были просто немецкие беженцы из тех районов, где уже шли бои».

На стенде еще упоминается продовольственная помощь.

«Да они распространяли пакеты с продовольствием, но архивные материалы свидетельствуют, что советская армия, целые эшелоны гнала в чешские земли. Командование просто передавало безвозмездно населению эшелоны с продовольствием: с мукой, с зерном и так далее. Об этом сейчас вообще никто не говорит. Я думаю, что по объему безвозмездно оказанной помощи продовольствием, сравнивать американскую помощь и ту, которую оказал Советский Союз, даже, как-то не корректно». «Если говорить о Чехии, то, наверное, ее историки, ее публицисты сейчас выступают в первых эшелонах тех, кто создает новые мифы. Кстати говоря, эти новые мифы, новая мифология, которая сейчас очень активно происходит, она, в отличие от старой мифологии, еще более агрессивна и еще более далека от тех фактов, которые всем общеизвестны. Если говорить конкретно о Чехии, то факт заключается в том, что, этот факт, кстати, скрывался от советской общественности, что чешские земли, во время вхождения в состав Рейха, в качестве протектората Богемии и Моравии, они были одной из главных оружейных мастерских гитлеровского Рейха.

И в качестве примера, я хочу привести цитату Геббельса, которую приводит английский историк Колин Макдональдс в своей книге о Гейдрихе. Геббельс в мае 1941 года говорил, что: «Фюрер очень доволен работой чехов в военной промышленности. До сегодняшнего дня мы не зарегистрировали ни единого случая саботажа. Чешские изделия качественны, долго служат, и много выдерживают. Благодаря своей работоспособности и трудолюбию, чехи для нас очень ценное приобретение». Фраза, которую я только что процитировал, Геббельс произнес в мае 1941 года. 22 июня 1941 года, гитлеровская Германия напала на СССР. И этим «качественным чешским оружием», которое так нахваливал Геббельс, были убиты сотни тысяч советских солдат».