17 ноября 1989 года: история одного провокатора

Студенты на Национальном проспекте, 17 ноября 1989 г. (Фото: Архив Карлова Университета)

Вот уже нескольких дней мы вспоминаем «бархатную революцию», начавшуюся 17 ноября 1989 и продлившуюся до декабря, когда страной стало управлять некоммунистическое правительство, а за пару дней до нового, 1990 года, президентом Чехословакии стал диссидент и драматург Вацлав Гавел. Какую роль тогда, в ноябре 1989 года, сыграли чехословацкие и советские спецслужбы? Являлась ли «бархатная революция» народным восстанием или все, что произошло – это в какой-то степени заговор?

Студенты на Национальном проспекте, 17 ноября 1989 г. (Фото: Архив Карлова Университета)
Будет логичным, если одну из наших программ о тех, исторических и великих временах, мы посвятим конспирологии, то есть теории заговоров. Тем более что в обществе об этом говорят относительно часто.

Итак, стартом «бархатной революции» была студенческая демонстрация 17 ноября 1989 года. И последовавшая жесткая, кровавая операция даже не по разгону, а по избиению многотысячной толпы.

Сразу после демонстрации в Чехословакии считали, что один студент по имени Мартин Шмид, участник демонстрации, погиб. Это подтверждали и конкретные люди: вахтер из общежития, где жил студент. И даже известный диссидент, выступивший на «Радио Свобода».

Та «смерть» стала в какой-то степени «будильником», давшим «звонок»: пора действовать решительно. Свергать власть.

Много разных «почему»?

Студент Милан Ружичка (работник StB Людвик Зифчак) на Национальном проспекте, 17 ноября 1989 г. (Фото: Архив Института по изучению тоталитарных режимов)
Однако никто никого не убивал. Все это был «спектакль». Роль Мартина Шмида исполнил студент Милан Ружичка. И даже это – далеко не все. Никакого Милана Ружички не существовало в природе. Его сыграл работник StB (чехословацкий аналог КГБ) лейтенант Людвик Зифчак.

И вот тут начинаются «теории заговоров».

Почему власти изменили движение общественного транспорта, перекрыли набережную и Национальный проспект, привезли спецназ, если студенческая демонстрация должна была двигаться абсолютно в ином направлении?

Почему именно в тот день, 17 ноября, в Праге находился первый заместитель председателя КГБ СССР Виктор Грушко? И почему при штабе чехословацких спецслужб, занимавшихся разгоном демонстрации, «работал» постоянный представитель КГБ СССР в Чехословакии Геннадий Тесленко, который вообще не знал ни слова по-чешски, так что вряд ли как-то мог помочь своими советами чехословацким коллегам?

Сторонники теории заговоров говорят о следующем:

Михаил Горбачев и Джордж Буш (Фото: Dave Valdez / White House photo)
17 ноября 1989, в международный день студенчества, должна была пройти акция, которую жестко подавят, и об этом узнают во всем мире. В начале декабря 1989 года Михаил Горбачев и Джордж Буш встречаются на Мальте, где, среди прочего, обсуждают и будущее Германии, которая, как уже было понятно, вот-вот объединится в одну страну. Почему бы им не обсудить и «новую» Чехословакию?

США, СССР, Англии не нужна сильная Германия. Но в странах восточного блока – кризис. Проще получить «независимые» страны бывшего соцлагеря, которые как-то ослабят влияние новой Германии. И США, и СССР выгоднее иметь «капиталистическую», а не «отстающую» социалистическую Чехословакию. И вот тогда «прагматичные» работники спецслужб решают: или режим надо менять, или пора уходить «из света в тень».

Первый вариант: благодаря народным волнениям генсек компартии Милош Якеш и другие «старцы», находящиеся у власти чуть ли не со времен 1968 года, уйдут, и на их место придут реформаторы в стиле Горбачева.

Генсек чехословацкой компартии Милош Якеш (Фото: ЧТ24)
Второй вариант: все рухнет, но пусть лучше это «падение системы» спасет «кого надо». Введет в новые власти работников чехословацких спецслужб и не до конца «запятнавших» себя коммунистов.

Среди девизов «бархатной революции» были: «Мы – не как они», «Мы не хотим насилия». Конспирологи считают, что эти девизы были придуманы чехословацкими спецслужбами. Ради того, чтобы после смены власти в стране не началась охота на коммунистов.

Когда Вацлав Гавел пришел к власти, министром внутренних дел страны стал бывший работник чехословацких спецслужб Рихард Сахер. Знал ли о прошлом министра Гавел? Вопрос. Почему за полгода правления нового министра и приставленного к нему Гавелом заместителем - диссидентом исчезло 15 тысяч личных дел из архивов спецслужб? И правда ли, что многие диссиденты сотрудничали с властью?

Людвик Зифчик, он же - Михал Ружичка, он же - Мартин Шмид

А теперь – Людвик Зифчак. Тот самый якобы убитый студент Мартин Шмид, он же Михал Ружичка, активист студенческого движения, один из лидеров демонстрации 17 ноября 1989 года.

Людвик Зифчак (Фото: ЧТ24)
- Вы считаете, что «бархатная революция» - это процесс, совершенный по сценарию «либерального» крыла компартии и спецслужб Чехословакии?

- Поймите, если бы коммунисты и спецслужбы этого не хотели, то никакой революции не произошло бы. Компартия управляла всем, «имела» ведущую роль в нашем государстве. В руках государства были армия, полиция, народные дружины.

- В чем заключался сценарий смены власти? И зачем это вообще было нужно чехословацким спецслужбам?

- Существовали разные сценарии, как все произойдет. Я говорю о смене власти. Давайте вспомним ситуацию, которая была и в Чехословакии, и во всем Восточном Блоке. Холодная война. Кризис. Нужно избавляться от многих консерваторов в руководстве чехословацкой компартии. В стране существовали два вида оппозиции. Одну я называю официальной – это «Хартия 77», возглавляемая Вацлавом Гавелом. Вторая – «неофициальная» оппозиция, созданная StB. Таких групп StB создала много. Одной из них была та, которую возглавлял я. Мы назывались «Независимое студенческое движение». Мы были одной из структур, которые готовили демонстрацию 17 ноября 1989 года, начавшуюся в пражском районе Альбертов, и связанные с этой демонстрацией акции.

Студент Милан Ружичка (работник StB Людвик Зифчак) на Национальном проспекте, 17 ноября 1989 г. (Фото: Архив Института по изучению тоталитарных режимов)
- А кто такой Милан Ружичка? Что мы о нем знаем? Студент Горного института из города Острава, активист оппозиционного движения… Как долго персонаж, созданный вами, «существовал» в природе?

- Милан Ружичка особо долго и не «существовал». Студент и при этом сотрудник шахты в городе Кладно. Спецслужбы придумали его, а в марте 1989 года официально «легализовали». Ружичка начал «жить» своей жизнью. Он получил не только документы, но и квартиру, и связного. Я от имени Ружички создал независимое, ставшее сильным, студенческое движение. Какая была главная цель движения? Это контакты с лидерами оппозиции, то есть «Хартией 77». Создать такую атмосферу и такие условия, что если в стране начнутся радикальные перемены, включая смену власти, чтобы мы вместе с ними эту власть получили. Получили и поделили.

Спецслужбы хотели, чтобы «Хартия 77» пришла к власти?

- То есть одной ваших целей было то, чтобы «Хартия 77» пришла к власти?

- Вы все абсолютно верно поняли. Но подобные вещи делаются во всем мире.

Студенческая демонстрация на Национальном проспекте, 17 ноября 1989 г. (Фото: isifa / Radovan Boček)
- Зачем была придумана демонстрация 17 ноября 1989 года? И чья это была идея?

- Ее придумал не я. Это был не мой план. Все было тщательно организовано. Главной целью было направить демонстрантов на Вацлавскую площадь. Она же - как стадион. Всех видно, всех можно контролировать. Это не какие-то узкие улицы. Так что я должен был привести тысячи людей туда. Хотя изначально предполагалось, что конечный пункт демонстрации, начинавшейся в районе Альбертов, будет Вышеград.

- Как вам удалось привести многотысячную толпу не туда, куда она изначально планировала идти, а туда, куда это было нужно спецслужбам?

- Вот вы все время говорите: «Как у меня получилось?» Не у меня. Я был не один. Нас было много. На демонстрации нас, работников StB, работало несколько групп. Я был лишь цепью в этом плане. Что же касается того, как их туда привести… Это и не особое искусство – управление массами. Можно особо не стараться. Люди, когда речь идет о толпе, когда они под управлением, всегда идут туда, куда их ведут. А ведут их туда, куда надо.

Толпу должны были остановить

Агент Stb Людвик Зифчак в 1989 г.
- Мы знаем, чем закончилась эта демонстрация… Более пятисот раненых. Вы когда-нибудь испытывали чувство стыда за то, что привели людей на это массовое избиение?

- Я являлся офицером. Мое дело - исполнять приказы командования. Конечно, я мог бы отказаться выполнить приказ. Но было иное время. Да и с позиции сегодняшнего дня я не думаю, что была какая-то разумная причина отказываться исполнять приказы.

- Почему вы вели людей именно на Национальный проспект?

- Главной целью было направить демонстрантов на Вацлавскую площадь. Второй целью, точнее приказом сверху, который получили иные структуры, было сделать так, чтобы люди туда в результате не попали. Это означало, что толпу остановят на Национальном проспекте. Да, я знал, что до Вацлавской площади люди не дойдут, я знал, что их остановят. Ну а вообще столкновения демонстрации и полиции могли как произойти, так и не произойти. Несколько раз людям предлагали разойтись. Они не послушали. Однако общественный порядок должен быть восстановлен. Это же логично. Так чего вы ожидаете? К чему иному, кроме как к избиению, это могло привести?

Странная передача на телевидении

- Как вы оказались лежащим на брусчатке? Вас специально ударил спецназовец?

- Лежащим на земле можно оказаться и иным способом… Без того, чтобы вас кто-то ударил или вы случайно споткнулись. Я просто упал. Это часть сценария. Все было продумано. На тот случай, если дойдет к столкновениям. А в StB и рассчитывали, что к этому дойдет. Все понимали, что демонстранты не разойдутся, не пойдут на уступки, решат двигаться на Вацлавскую площадь любой ценой… Все пошло так, как этого ожидали. Так я и стал человеком, о котором позже сказали, что он умер, точнее его убили.

Мартин Шмид, которого изображал лейтенант Зифчак, на самом деле существовал. Почему было выбрано это имя – кто якобы умрет – никто не знает до сих пор. Однако Мартинов Шмидов было даже двое. Причем оба в том, 1989 году, учились на физико-математическом факультете Карлова университета в Праге. И оба – на втором курсе. Один из них на той демонстрации 17 ноября вообще не присутствовал, второй ушел оттуда еще до того, как спецназ начал избивать демонстрантов.

После того, как пошли слухи об убийстве студента Шмида, телевидение выпустило в эфир интервью с реальным Шмидом. Вот он – жив и здоров. Однако все было странно. В то время телевидение уже вещало в цвете. А тут – черно-белая дрожащая картинка, ощущение подделки. И народ не поверил. Точнее поверил в то, что Шмида убили. А телезапись люди сочли непрофессиональной фальсификацией.

«Свой» врач и «своя» «Скорая помощь»

- Скажите, одно дело – изображать мертвого в фильмах. Другое – в реальной жизни. Почему никто вас не разоблачил? Тот же врач. Он должен был как минимум измерить вам пульс и сразу понять, что вы не мертвы…

- Я вам уже сказал, что тогда, 17 ноября 1989 года, во время демонстрации, работало несколько групп из спецслужб. У каждой - своя цель. Существовала целая группа, задачей которой была охранять меня. Вы же понимаете, что толпа – она неорганизованна, все непредсказуемо, могут даже затоптать… И вот меня «убили», я лежу на асфальте. Приехала «Скорая помощь». Из МВД. Это тоже часть сценария. Положили на носилки и отвезли в больницу. А там врач, «наш человек», осмотрел меня, убедился, что все в порядке… Я встал и ушел. От меня не осталось ни следа.

Новый паспорт и авиабилет в один конец

Студент Милан Ружичка (работник StB Людвик Зифчак) на Национальном проспекте, 17 ноября 1989 г. (Фото: Архив Института по изучению тоталитарных режимов)
- Предполагалось, что вы покинете страну. Это так?

- Да, у меня была такая возможность. Даже не возможность, а приказ. Мне сделали новый паспорт и авиабилет в Советский Союз. Выдали деньги в рублях. В СССР меня бы «приняли» коллеги из КГБ. И я бы «исчез». Стал бы жить под новым именем. Но этот приказ улететь я не исполнил. К сожалению. Сейчас я это осознаю. Единственный раз в жизни я не выполнил приказ. И даже не потому, что я был с ним не согласен. Просто здесь, в Чехии, у меня оставались близкие, родные, семья. Я не хотел их лишаться. А в Москву я должен был ехать один. Вероятность того, что я вернусь обратно в Прагу, была практически нулевая. Поэтому я и не исполнил приказ. И остался в Чехии.

Людвик Зифчак сел в тюрьму на 18 месяцев. К этому сроку его приговорили в 1995 году. На свободу он вышел через полгода, за примерное поведение. Любопытно, что судьи «новой Чехии» даже не знали, за что того посадить в тюрьму.

В результате нашелся пункт – Зифчак нарушил внутренние правила StB, так как помимо сбора информации, выступал еще и в роли агента-провокатора. А это было запрещено. Правда Зифчак это отвергает, уверяя, что в 1989 году роль «провокатора» была позволена спецслужбами страны.

Министр предлагал сделку?

Министр Рихард Сахер
Людвик Зифчак рассказывал, что к нему в тюрьму несколько раз приезжал глава МВД Сахер. Предлагал сделку. Что Зифчак скажет, что сыграл мертвого не потому, что это было заданием StB, а так как он сам, единолично, решил сделать это. Чтобы при помощи такой провокации «ускорить» падение социализма. Зифчак от сделки отказался. Единственное, на что он согласился, так это пока жив Вацлав Гавел, не рассказывать о нем «ничего лишнего». Что такое «лишнее» мог сказать Зифчак о Гавеле – мы не знаем, и это тоже часть «теории заговора».

После встречи глава МВД страны якобы сказал Зифчаку: «Тогда ты никогда не найдешь работу. Ты – лишний».

Скромный управляющий скромного отеля

Сейчас Людвик Зифчак работает управляющим отеля «Джбан» в городе Карлова Студанка в горах Есеники. Он даже не владелец отеля, а просто его управляющий.

- Я занимаюсь бизнесом с 1990 года, то есть после «бархатной революции». У меня и не было иной возможности, никто не хотел меня трудоустраивать. Поэтому я был вынужден заняться бизнесом. Так оно остается и до сих пор. Бизнес идет плохо. Но я хотя бы кормлю семью. Речь не идет о том, чтобы разбогатеть. Нет. У нас хотя бы есть работа. Что в наши дни – самое важное.

ключевое слово:
аудио