Александра Кроликова: профессия мурализм

Куратор современного искусства Александра Кроликова, фото: Архив А.К.

С любым городом мы знакомимся в первую очередь глазами – разглядываем архитектурные детали, вывески, окна домов. И, конечно же, в любом городе рано или поздно наш взгляд натолкнется на присутствие современной культуры – уличное искусство. Это не только всем известные граффити, но и более масштабные работы – так называемые муралы. Отличие граффити от муралов принципиальное: если первое – абсолютно нелегальное и даже уголовно наказуемое искусство, то второе – совершенно законное и даже, порой, охраняемое государством явление. Кроме того, мурал – это реально масштабное произведение урбанистической живописи.

Куратор современного искусства Александра Кроликова, фото: Ольга Васинкевич

Именно для того, чтобы познакомиться с пражскими муралами, «Радио Прага» встретилось с куратором современного искусства Александрой Кроликовой.

Собственно, и повод выдался весьма удачный: совсем недавно Саша курировала крупный муральный проект в Остраве, который уже смело можно назвать нашумевшим.

– Саша, что входит в область твоих интересов?

– Граффити, стрит-арт, мурал-арт, искусство в открытом пространстве, в общем – современное городское искусство.

– Одним словом, все то, мимо чего мы проходим каждый день, зачастую этого не замечая, и ты это искусство делаешь ближе простому обывателю. Расскажи, пожалуйста, как ты к этому пришла: ты начала этим заниматься в Чехии, или тебя эта область интересовала и раньше?

– Я приехала в Чехию учиться искусству, кураторским программам, кураторским исследованиям, но понимала, что так как я этим начала заниматься довольно поздно (мне тогда уже было 26-27 лет), я решила попасть на консультацию к гуру – Авдею Тер-Оганьяну. Он мне очень помог, поскольку был максимально честен и до боли откровенен. Он сразу мне сказал, что если мои родители не художники, и если у меня нет за плечами достаточного финансового бэкграунда, то единственный шанс преуспеть – это очень много заниматься, очень много стараться, и оказаться в нужное время в нужном месте. Вот так, лишившись всяких иллюзий, я стала смотреть по сторонам, во что стоит вкладываться. Именно так я пришла к пониманию того, что я хочу заниматься уличным искусством – граффити, муралами. Урбан-арт на тот момент только выходил из подполья, велись дискуссии о том, может ли уличное искусство находиться в галерее.

Мурал израильских художников Dede & Nitzan на Жижкове, фото: Ольга Васинкевич

Александра полностью погрузилась в тусовку стрит-арта, и в 2013-2014 году на свет при ее участии в Москве появился фестиваль Артмоссфера, куда куратор привезла чешских художников. Дальше, как говорится, все закрутилось в бешеном темпе. Саша отправилась работать в Urban Forms Foundation в Лодзи – «самую крутую галерею уличного искусства в открытом пространстве», которая финансировалась городом, и проработала там год. Как сейчас она сама вспоминает, ехать зимой в Польшу заниматься стрит-артом было самой большой ошибкой. «Ну, потому что очень холодно», – смеется Саша. – «Никто ничего не рисует. Сначала я расстроилась, но потом поняла, что расстраиваться не имеет смысла, а надо делать каталог».

За девять месяцев Александра с коллегой-фотографом Мариной Токаревой, которая снимает на старую пленку аналоговым фотоаппаратом, создала огромный каталог по польской монументальной живописи, поскольку монументализм имеет в Польше значительную традицию еще с коммунистических времен. В 2015 году Саша защитила в Усти-над-Лабем на факультете Искусства и дизайна диплом по такой необычной профессии мурализм.

Чехия на периферии трендов street art

Мурал израильских художников Dede & Nitzan на театре Ponec, фото: Ольга Васинкевич

– То, что в Польше с уличным искусством все в порядке, наверняка, заметит каждый приехавший туда. Но мы все-таки находимся в Чехии. Как же обстоит ситуация с муральным искусством здесь?

– Очень плохо, здесь фактически отсутствует данная традиция. Поэтому меня всегда спрашивают: «Саша, почему ты, куратор уличного искусства, живешь в Чехии, где нет никакого уличного искусства?». Действительно, в Чехии нет традиции монументальной росписи фасадов, зато есть пластическая скульптура в открытом пространстве. То есть, чехи работают с искусством в открытом пространстве совершенно по-другому. Существовало какое-то небольшое количество коммерческих муралов, но это всегда была частная инициатива, например, владельца дома или хозяина магазина для рекламы своей продукции. В Чехии же очень распространено граффити, жесткое, хала-вандала, самое мощное, бомбинг, бомбим вагоны, поезда.

– Вот, кстати, интересно, почему рисуют именно на поездах?

– Потому что это движущаяся галерея. Ты разрисовал поезд, и он едет через всю страну, показывает тебя. Лучше всего разрисовать целый поезд, то есть, ты презентовал себя, это лого для эго – граффити. Чехия очень этим известна, и бомберы со всей Европы считают за честь приехать сюда и что-нибудь расписать. Поэтому здесь очень жесткие законы, очень высокие штрафы, и если ты попадаешь во второй раз, то сразу отправляешься в тюрьму, никто с тобой не церемонится.

Одним словом, уличным художником в Чехии быть практически невозможно, и чтобы реализовывать себя, приходится выбирать иной путь, например, иллюстратора. Ситуация стала меняться после 2009 года, когда в Праге прошел фестиваль уличного искусства Names, который, кстати, вдохновил многие соседние страны. И еще одна хорошая новость: в 2021 году Прага выделяет крупную сумму на проект «Искусство для города» (Uměni pro město), на развитие урбанистического искусства. Так что у всех неприкаянных уличных художников появится шанс проявить себя.

Рождение остравского коня

Новый мурал в Остраве, работа художника Мариуша Вараса aka M-City, фото: Александра Кроликова

– Саша, твой последний крупный проект не пражский. Не связано ли это с тем, что в Праге достаточно сложно получить официальное разрешение на такую крупную реализацию?

– Об этом проекте, кстати, мы договаривались два года. Я уже решила, что это точно будет не в Праге, поскольку Прага очень консервативная. Поэтому мы выбрали Остраву, которая ближе к Польше, колоссальный индустриальный город с огромным количеством фасадов. Над этим проектом мы работали с художником Николой Вавроусом aka Khoma, где он выступил в качестве продакшн, и Михалой Дворжаковой из Ostrava 360, проекта против визуального смога. Мы сосредоточились на том, чтобы показать что-то действительно очень классное, и мэрия сказала, ладно, давайте пробовать.

– Говорят, что жители Остравы от этой работы просто в восторге, поскольку там присутствует какая-то остравская символика.

– Нам было очень важно найти вдохновение именно в Остраве, в ее традициях, в истории, городских легендах, мифах, байках. Мы перерыли тонны информации, сидели в библиотеках и архивах. В итоге мы нашли историю, как какой-то пожилой господин увидел ребят, которые рисуют на улице граффити, и попросил: «Ребята, а нарисуйте нам коня!». Конь – это старый символ Остравы, а сейчас используется новое лого – три восклицательных знака – совершенно непонятное, куда и зачем, и вот, мол, он к нему ничего не испытывает, и просит ребят нарисовать ему белого коня. Тогда-то мы с художником и поняли, что это оно. Это близко каждому горожанину, каждый в нем может найти свою метафору и толкование, свою собственную историю. Нам было важно соединить разные поколения, и чтобы это было в Остраве, принадлежало Остраве, и осталось в Остраве.

Уже не существующий мурал на Жижкове, фото: Ольга Васинкевич

– Насколько я знаю, муральное искусство интересно тем, что при его создании приходится контактировать непосредственно с властями. С одной стороны, это rebel art, с другой – какой же тут мятеж, если тебе все равно приходится согласовывать это с вышестоящими инстанциями. Как эти два момента сосуществуют?

– Мурализм всегда легальный. Это монументальная настенная живопись, и поскольку это всегда большая поверхность, большое количество материала, задействованы лифты и другое оборудование, то ты не можешь это делать нелегально. Тебе постоянно нужны печати и подписи от официальных учреждений.

Интересно муральное искусство и тем, что его не признают граффитчики. Например, в случае остравского мурала, изначально было понятно, что работу нужно покрывать анти-граффити материалом, поскольку, как рассказала Александра, зачастую уличные художники моментально перекрывают муралы своими подписями, чтобы показать «кто в доме хозяин». Такая участь, например, постигла мурал на Жижкове – голову писателя Франца Кафки, уходящую в землю, созданную испанским художником Escif. Ее закрасили очень быстро.

Русский мурал на Флоренце

Мурал русского художника Марата Морика на Флоренце, фото: Ольга Васинкевич

Немногим известно, что на задворках станции метро Флоренц притаился мурал, созданный всемирно известным художником и муралистом русского происхождения, живущим в Праге, Маратом Мориком. Кстати, это отличный пример того, как уличное искусство облагораживает пространство, в частности, социальное. Раньше это место относилось к разряду тех, которые хочется миновать как можно быстрее. Грязь, мусор, асоциальные элементы. Несколько лет назад администрация района Прага 8 сделала open call, с заданием расписать это место. Конкурс выиграл Марат, и от былого тлена не осталось и следа.

Район Голешовице – мекка мурал-арта

Мурал польских художников в районе Голешовице, фото: Ольга Васинкевич

Пражский район Голешвице – один из наиболее динамично развивающихся районов. Неудивительно, что именно здесь появляются самые новые произведения уличного искусства. Одно из них родилось этой осенью при сотрудничестве с польскими художниками и Good Looking Studio. Из обычного панельного фасада здание моментально превратилось в одну из районных доминант, которую видно издалека, причем с самых разных точек. Яркие краски и узнаваемый стиль 70-80-х годов прошлого века – работа напоминает о дружбе и сотрудничестве двух соседствующих народов – чехословацкого и польского и посвящена Движению Солидарности. В обмен группа чешских иллюстраторов поехала создавать мурал в Польшу. Пражский мурал нарисовали очень быстро, и, как рассказала Александра, это работа именно иллюстраторов, которые пробуют себя в монументальной настенной живописи.

– В уличном искусстве могут встречаться разные жанры и разные художники: от танца и театра до фасадной росписи, которая, в сущности, та же наскальная живопись и фрески. То есть, это очень старый жанр, который сейчас находит новое прочтение.

Мурал на пражском Выставиште, работа художника Михала Шкапы aka Tron, фото: Ольга Васинкевич

Интересно, что муралы сейчас уже появляются и в публичных пространствах, поэтому мы отправились на Выставиште – пражский выставочный комплекс, где недавно появился новый мурал от чешского художника Михала Шкапы aka Tron.

– Если сейчас появляется какой-то официальный заказ, то чаще всего его выполняет именно Михал Шкапа, очень талантливый художник, который работает в самых разных техниках – и с неоном, и с мурализмом, работает и на полотнах. Совсем недавно он выполнил большую роспись недалеко от аэропорта. Это огромный глаз, и в этой работе мы видим наследие прогресса науки 1960-70-х годов, ученые исследуют космос, параллельные вселенные, это мечты и аллюзии на тему покорения космоса. Человек, наука, робототехника, покорение космоса – этим он мне очень напоминает российского художника Мишу Моста.

– Я смотрю, что работа датирована 2020 годом, удивительно, что именно в этот парадоксальный год в Праге появилось столько нового.

– Прага и Чехия раньше шли в стороне от международного тренда уличного искусства в открытых пространствах, мурализма, стрит-арт фестивалей. Последние несколько лет к этому возникает интерес, так что, надеемся, что в ближайшие два-три года стоит ожидать расцвета этого направления у нас.

Мурал на пражском Выставиште, работа художника Михала Шкапы aka Tron, фото: Ольга Васинкевич
ключевое слово:
аудио