Битва за эфир по правилам и без правил

Дейвид Вон (Фото: Штепанка Будкова)

«Битва за эфир». Так называется книга, посвященная роли радиовещания во время Мюнхенского кризиса. Ее автором является живущий в Праге британский журналист Дейвид Вон, в прошлом корреспондент BBC в Чехии и главный редактор «Радио Прага».

Дейвид Вон (Фото: Штепанка Будкова)
Темой нашего разговора является книга «Битва за эфир», представленная в Праге приблизительно за неделю до выхода на чешском языке французского романа «Призрак Мюнхена». В отличие от произведения Жоржа-Марка Бенаму, «Битва за эфир» является публицистическим произведением, основное внимание в котором уделено роли средств массовой информации, в данном случае, радио, на политические настроения в Европе и в США в конце 30-х годов минувшего столетия. «Это – история пропаганды и контрпропаганды, цензуры и авторской цензуры, но также отваги и новаторства», - говорится в аннотации к данному произведению. Интересна и его форма. Книга напечатана достаточно мелким шрифтом на двух языках – чешском и английском. Уникальным является компакт-диск, на котором представлено порядка 40 звуковых записей высказываний политиков и журналистов из бывшей Чехословакии, Германии, Великобритании мюнхенского периода.

Как появилась идея этой книги?

«Я уже долго работаю на «Чешском радио» и знаю, что в его архивах сохранилось много материалов той эпохи. По сути дела, трагической, потому что это происходило накануне Второй мировой войны. Сначала я изучил архивы «Радио Прага», а затем ряда радиостанций других стран – Германии, Великобритании, частично России (это было сложнее), Соединенных Штатов Америки».

Послушаем одну из этих записей – слова немецкого писателя Томаса Манна о роли радио в современном мире, произнесенные им в 1936 году:

«Радиовещание становится одним из самых популярных способов общения между народами. Это - один из наиболее мягких методов распространения культурных ценностей и политического воспитания».

Такова была точка зрения интеллигента, оказавшегося в изгнании. Политики видели в радиовещании не только этот потенциал. Можно ли сказать, что Мюнхен стал первым кризисом, столь тесно связанным с эфиром?

«Впервые радио оказало такое влияние на политические результаты. После того, как Геббельс стал министром пропаганды Германии, а он, к сожалению, был гениальным, как мы бы сегодня сказали «медийщиком», он понял, что радио может стать потенциальным средством агитации. В середине 30-х годов началась усиленная информационная «обработка» чехословацкого приграничья – Судетской области. Правительство Чехословакии тогда не придавало этому особого значения. При этом, немецкая пропаганда существенно повлияла на результаты выборов в Чехословакии в 1935 году, а затем, и на исходы коммунальных выборов 1938».

Невилл Чемберлен и Адольф Гитлер
В мае 1935 года самой сильной в Чехословакии оказалась Судетско-немецкая партия Конрада Хенлейна, набравшая более 15% голосов. На территориях, где преобладало немецко-говорящее население, Судетско-немецкую партию поддерживало две трети граждан. Что касается чешского электората того времени, то он был разрознен. У находящейся на втором месте, Аграрной партии, было чуть менее 15%.

Какой стиль повествования характерен для «Борьбы за эфир»?

«Эта книга написана в хронологическом порядке. Разумеется, в ней рассказывается о Гитлере, президенте Чехословакии Бенеше, Чемберлене, Даладье, Сталине. Кроме того, я много цитирую журналистов тех дней. Мне кажется, это имеет большую ценность для современного читателя. Книга дополнена фотографиями и картами Чехословакии и Судет».

Среди архивных записей – слова чехословацкого министра пропаганды Хуго Вавречки, который уже после Мюнхена объяснил, почему правительство не хотело принять военную помощь со стороны Советского Союза:

Выступление Эдварда Бенеша в Чехословацком Радио
«Разумеется, Советская Россия была готова вступить в войну. Но даже без учета того, что ее армия пришла бы через несколько недель, и за это время могли бы погибнуть миллионы наших граждан, другие страны, в том числе, Великобритания и Франция, восприняли бы это в качестве борьбы большевизма с Европой. Вся Европа могла бы выступить против России. Тем самым, и против нас».

Как освещали события тех дней в Великобритании. Какова была позиция премьера Невела Чемберлена?

«Подобно Геббельсу, он понимал возможности радио. К сожалению, Чемберлен считал, что для сохранения мира можно пожертвовать свободой эфира. В Великобритании существовал плюрализм мнений, и премьер не мог получить полный контроль над средствами массовой информации. Тем не менее, что касается BBC, Чемберлену удалось оттеснить другие мнения. Он был прекрасным оратором, тщательно готовился к своим выступлениям, а у BBC тогда либо не было достаточно возможностей, либо уверенности в себе противостоять его давлению. Для жителей Великобритании Чехословакия осталась далекой страной, так как у британцев было о ней недостаточно информации».

Несколько отличалась ситуация в США?

«В США все обстояло иначе, потому что в то время там существовало несколько независимых, конкурирующих между собой радиостанций. Осознав драматичность происходящих событий, они направили в Европу, сначала в Лондон и в Берлин, а затем в Прагу своих лучших корреспондентов. Поэтому, можно сказать, что американцы, в отличие от англичан, французов, разумеется, немцев, были информированы намного лучше. Благодаря этому американская общественность позднее поддержала вступление США в войну».

К какому главному выводу Вы пришли во время работы над своей книгой?

Дейвид Вон (Фото: Штепанка Будкова)
«Это было другое время, иной взгляд на свободу СМИ. Тем не менее, и тогда журналисты должны были поступать по совести, проявлять высокие моральные качества в момент, когда им было нужно разобраться в том, что происходит, определить, что является важным, что нет. Лучшие из них понимали, что ситуация ненормальна, что Гитлер готовится к оккупации всей Европы, в том числе, Чехословакии, что только Судет ему будет недостаточно. Редакторы BBC и чехословацкого радио говорили об этом не так часто, тем не менее, находились журналисты, обладавшие достатком смелости и старавшиеся информировать о том, что происходит на самом деле. Некоторые из чехословацких журналистов позднее оказались в концлагерях. Основная цель моей книги показать, что журналист должен смотреть правде в глаза даже в ситуации, когда это небезопасно».

Как должны вести себя журналисты при освещении военных конфликтов сегодня?

«Мне кажется, очень важно находиться на месте событий, беседовать с людьми, представляющими разные точки зрения, и быть достаточно открытыми. В конфликте, подобном ныне на Кавказе, стоит принять во внимание, что каждая из сторон ведет свою пропаганду, и журналист должен тщательно отделять ее от информации, которая, действительно, заслуживает доверия».

Свою работу над темой освещения Мюнхенского кризиса на волнах европейских и американских радиостанций Дэйвид Вон собирается продолжить, и мы с нетерпением будем ждать новой книги.