Большие надежды пражских «малотиражников»

Монах, Фото: издательство Ольга Крылова

Издательство «Ольга Крылова», основанное супружеской четой Крыловых в Праге, работает в сфере малотиражного книгоиздания порядка двадцати лет. Среди издаваемых авторов, нередко самодеятельных – писатели русскоязычные и чешскоязычные, а также люди из самых разных стран, не обязательно живущие в Чехии, и даже лауреаты Нобелевской премии. С какими авторами судьба сводит издателей, и как написанное заставляет их «жить по написанному»? Не только об этом беседовала Лорета Вашкова с издателем Oлегом Крыловым.

Олег Крылов, Фото: архив Олега Крылова
Забегая вперед, скажу, что в этом году издатель, многократно сыгравший значимую роль в литературных дебютах своих земляков, и сам решился написать свою первую книгу «Монах». Однако начнем мы с вопроса, почему Ольга и Олег Крыловы решили возделывать ниву столь узко профилированного сектора, коим является малотиражное издательство.

«Kак я уже много раз говорил, это не потому, что мы такие слабенькие и не способны издавать большим тиражом, но издание небольшими тиражами – это наша особенность. Однако меня все время преследовало чувство неполноценности – как же так, думал я, никому неизвестные писатели, некоторые называeмые графоманами, а мы их издаем, потакаем их, так сказать, нездоровым стремлениям …

– А всегда ли нездоровым?

«Вот именно. Буквально год назад я понял простейшую вещь: есть, допустим, профессиональный спорт, а есть также люди, которые бегают по утрам ради здоровья. Разве они занимаются ненужным делом? Нет, они получают от этого удовольствие, улучшают тем самым свою жизнь».

Вынужден жить так, как написал

Существуют профессиональные писатели, которые зарабатывают на жизнь книгами и которые, как это нередко бывает, к примеру, с профессиональными спортсменами, с большим трудом выживают в этой сфере, напоминает наш собеседник. А есть люди, которые через то, что они пишут, осознают свою жизнь, однако сей процесс не становится для них источником заработка.

«Вот нас в школе учили – писатель такой-то описал в своем романе быт и нравы общества, в котором жил. Мы все на уроках согласно кивали головой, а сейчас я понял, что писатель этот жил в полной растерянности и недоумении, как ему быть дальше, начал собирать в кучку свои мысли, записывая их, и постепенно из этого что-то родилось. А потом случилось чудо – он был вынужден жить так, как он написал. Вот таким образом любой пишущий человек строит из этих кубиков свою жизнь, поэтому чем больше людей будет писать, тем более осмысленная жизнь будет у всех».

– А в вашей жизни издателя встречались люди, которые хотя бы в определенной степени были вынуждены жить в соответствии с созданным ими в произведении образом?

«Монах», Фото: издательство Ольга Крылова
«Есть негативные примеры, которые бросаются в глаза – о них я не буду говорить. Из позитивных: мы, например, говорим о конфликте поколений, «отцы и дети»; очень часто родители, не сумев добиться понимания от своих детей, начинают писать. Так они, во-первых, упорядочивают свою жизнь в старшем возрасте, а во-вторых, у них появляется надежда, что рано или поздно дети, наконец, услышат то, что они хотят им сказать. И это действительно случается – дети начинают понимать, что за люди их родители. И в этом – один из плюсов самодеятельного писательского творчества».

Церковь Писателя-Создателя

– Начиная свою издательскую деятельность, вы, я предполагаю, не думали о том, что однажды также станете издателем собственной книги. Как это произошло?

«Это произошло относительно недавно, пару месяцев назад. Я совершенно не хотел ничего писать, но я записывал свои мысли, которые накапливались, смешивались, перепутывались и забывались. А поскольку у нас дома собралась интересная компания людей пишущих, я решил устроить что-то вроде шутки. Собрал в кучку написанное мною и издал книжку. Когда пишешь в стол – это одно, а когда знаешь, что тебя кто-то прочитает, то пишешь и думаешь совсем по-другому. Я очень многие мысли понял по-другому. Десяток страниц почти готовой книжки я утром в день премьеры переписал, полностью переделал композицию книги – слава Богу, что я издаю и печатаю сам, поэтому я успел к этой акции ее напечатать. Главная цель этой книжки – начать «разговор с читателем».

«Писатель, как Бог, написав книгу, он создал человека - себя. А там, где Бог, там и религия, церковь. Так вот, я становлюсь служителем этой церкви. Церкви Писателя-Создателя. Не священником, не проповедником, а простым служителем – монахом…», пишет Олег Крылов в своей книге «Moнах». O чем она?

«Сложно сказать конкретно, но в общем – это воспоминания о своей жизни. Почему «Монах»? Мы занимаемся книгоизданием. А многие века изданием и перепиской книг занимались именно монахи».

– Каковы были реакции на эту книгу, и когда состоялась ее премьера?

Сергей Джигурда, Фото: архив Олега Крылова
«Премьера состоялась в мае. У нас дома пел Сергей Джигурда, вокруг этого было несколько событий, а именно премьера нескольких книг, в том числе нескольких поэтов-бардов – некоторые из них живут здесь, другие были проездом, и девочки, которой тогда было десять лет. Я, наверное, был самый старший из авторов. Самое смешное, что никто из бардов не подозревал, что они здесь издадут свою книжку. Они выступали у нас дома и на несколько дней застряли здесь по разным причинам. Чтобы не скучать, я предложил – давайте сделаем книжку. Они нашли свои тексты неизвестно где, потому что никто же из них не хранит, вынуждены были искать по разным сусекам и сайтам, и оказалось, что ах, это интересно, у меня же книжка получилась, то есть они сами удивились».

– Могли бы мы узнать их имена?

«Первый – это Сергей Джигурда (на фоне скандальной известности своего младшего брата Никиты он успешно занимается переводом на украинский язык российских бардов Окуджавы, Высоцкого и украинских авторов на русский, и сам исполняет на украинском языке песни Высокого и Окуджавы, в том числе во время туров с его участием по Европе), вторая – бард из Минска Ольга Залесская (ведет клуб авторской песни «Своя среда», проводит международные фестивали авторской песни), третий – художник, который здесь живет без разрешения, поэтому не буду говорить, как его зовут. Его я тоже долго уговаривал и уговорил издать.

– А десятилетняя девочка?

Ольга Залесская, Фото: архив Олега Крылова
«Девочка была в восторге от того, что она написала – она также рисунки нарисовала к этой книге. Смотреть на детские глаза, когда они видят свершившееся чудо, свою книжку, конечно, очень интересно. Это рассказы на чешском языке о мальчике, который провел свои каникулы у бабушки в деревне.

Каковы ближайшие планы издателя?

«Вообще-то я заразился писательством. Эксперимент привел к тому, что я понял, что это, прежде всего, очень полезное и нужное для меня самого дело. Поэтому я сейчас пишу и складываю кубики, чтобы наконец-то на закате жизни начать строить из этих кубиков свою жизнь, и это очень действенный способ, а также издаем – чем дальше, тем больше.

Пару лет назад мы издали книжку китайского диссидента, который получил Нобелевскую премию. И эту книжку контрабандой отвозили в Китай. Издавали мы также сирийских авторов на сирийском языке, литературу на курдском, кубинских авторов и других. А из последних – воспоминания обычных людей (если такие бывают) о своей жизни. Например, книга Галины Любимовой «Мгновения моей жизни». Написана для своих детей и большого количества внуков к юбилею своей жизни».

Из книги «Монах»

Не от мира сего 1
Представьте себе картину. 1972 год. Я первый месяц в армии. Учебка (учебная войсковая часть). Нас в казарме, в одном помещении, человек пятьдесят. Каждый боится и старается показать себя «настоящим мужчиной». Со всех углов слышится мат и похабщина. В углу комнаты висит телевизор. Он постоянно включен (до отбоя). По нему можно смотреть одну из двух программ Центрального телевидения. Однажды, по одному из каналов шла музыкальная программа. Симфонический оркестр играл одну из моих любимых вещей Грига. Я подошел вплотную к телевизору и со страхом, что сейчас ведь переключат на другой канал, смотрел и слушал. Случилось чудо. Никто из матерщинников и похабщиков не подошел и не переключил. Наверное, от меня исходила «некая энергия», говорящая о таинственной силе во мне, которая остановила «толпу». Даже не было ни одного ехидного слова в мой адрес. Не от мира сего 2
Я в армии уже полгода. Служу в Одессе. Наша часть находится около общежития джутовой* фабрики. На этой фабрике работают (а значит и живут в общежитии) молодые молдаванки. Естественно, мои сослуживцы в «увольнении» проводили почти все время у них. Я же ехал в город, гулял по Приморскому бульвару, ходил по музеям. А вечером шел в Одесский оперный театр (это чудо!), покупал билет на галерку за тридцать копеек, смотрел первое действие оперы или балета и спешил обратно в часть. Надо было успеть к восьми часам. Однажды я опоздал. Мой командир – молодой, красивый и умный капитан-маланец** вызвал меня из строя с целью отчитать и наказать. Спрашивает: «Ну и где ты был?» Отвечаю: «В Оперном театре». Система дала сбой… Мой командир не знает, что сказать. Молчит. Потом, обращаясь к сержантам, говорит: «Этому… давать увольнительную до 24 часов».

От каникул до неурядиц рукой подать

Самым молодым автором, о котором упоминал издатель Олег Крылов, является Ребекка Козлова, ученица пятого класса пражской школы, чьи родители эмигрировали из Украины в Чехию в 1991 году.

Первый литературный опыт в виде «Каникул Кубика» вдохновил Ребекку на написание следующей книжки «Моравские неурядицы», над которой она сейчас корпит. В ее основу положены рассказы, услышанные от друга ее отца, нередко смешные истории, приключившиеся в реальной жизни.

ключевое слово:
аудио