Цензура по-чешски

Павел Яначек «В интересах общества» (Фото: Facebook книги «В интересах общества»)
0:00
/
0:00

На прилавках чешских книжных магазинов появилась монография, посвященная истории цензуры на территории чешских земель, начиная с эпохи Просвещения, и заканчивая веком Интернета. Двухтомное издание, за написание которого принялся коллектив 38 чешских и зарубежных авторов, насчитывает более полторы тысячи страниц, а работа над ним длилась шесть лет. Предлагаем вашему вниманию вторую, заключительную часть беседы с директором Института чешской литературы Академии наук Павелом Яначеком об истории цензуры в Чехии.

Павел Яначек «В интересах общества» (Фото: Facebook книги «В интересах общества»)
В первой части нашего разговора мы выяснили, что скрывается под понятием «общественный интерес», и в какие периоды чешской истории авторы, публицисты, и, в конце концов, читатели, подвергались самой жесткой цензуре. В этот раз мы поговорим о том, как обстоят дела с цензурой в наши дни.

- Рассматриваемый авторами книги период заканчивается 2014 годом, разгаром эпохи Интернета. Надо ли это понимать так, что в Чехии в настоящее время существует цензура?

- Мы считаем, что в каждом, пусть даже самом современном государстве, существует цензура в широком смысле этого слова. Далее наблюдаются социально мотивированные формы давления на авторов, не имеющие конкретных законных обоснований, но заставляющие вас не говорить такие вещи, как то, что «все Поляки – торгаши», или использовать в своей речи расистские стереотипы, то есть речь идет о неких проявлениях мягкого регулирования.

Различаем всего три типа цензуры. Первый – будем называть его патерналистский – на нашей территории наблюдался до 1848 года. Патерналистский в том смысле, что он был призван охранять вкус читателей после массового распространения грамотности. Этот тип цензуры можно приравнять к попыткам родителей регулировать доступ их чада в Интернет, чтобы уберечь ребенка от негативных влияний.

Директор Института чешской литературы Академии наук Павел Яначек (Фото: Facebook книги «В интересах общества»)
Второй тип цензуры, тесно связанный с тоталитарными режимами 20-го века, можно назвать авторитарным типом цензуры. Он тоже мотивирован желанием уберечь читателя, но уже ради определенного культурного идеала. Приведу примеры. Если говорить об эпохе нацизма, то цензоры пытались, например, полностью уничтожить «развратное» искусство. Во времена сталинизма существовал идеал соцреализма, который, опять-таки, отличался определенными знаками. И перед авторами произведений культуры стояла цель донести этот идеал до каждого конкретного человека.

Далее наблюдаем так называемый либеральный тип цензуры, когда цензоры уже не пытаются продвинуть единственно правильную культурную модель. Более того, все шаги цензоров предаются огласке, так как их главная цель – не наказать одного человека, а на конкретном примере показать, где та граница, за которую преступать нельзя. Отличительным знаком такого типа цензуры является наличие законов, на которые цензоры ссылаются. Например, у нас запрещено хвалить нацизм и поддерживать движения, желающие воплотить его идеалы в жизнь.

- А может это уже не цензура, если все четко дано по закону?

- А это весьма типично, что то, что подлежит цензуре, определяется законом, хотя, конечно, есть и моменты, когда цензура поступает и вразрез. В любом случае, все равно речь идет об устранении определенного типа высказываний из общественной дискуссии. Вы правильно говорите, что если смотреть сугубо с точки зрения права – это не цензура, хотя бы потому, что конституции всех демократических европейских государств, в том числе и Чешской Республики, говорят о том, что цензура запрещена, и свободу слова можно ограничить исключительно законом. И в таком случае, это уже не цензура. Но повторяю, по факту, вы исключаете из общественной дискуссии определенного рода высказывания. Вот и все. Но это происходит под демократическим контролем, и именно поэтому данный тип цензуры сильно отличается от двух ранее упомянутых – патерналистского, и авторитарного типов цензуры.

- А как же все-таки обстоит ситуация с цензурой в Чехии на сегодняшний день?

Фото: Facebook книги «В интересах общества»
У нас в Чешской Республике минимизированная версия либеральной цензуры, которая функционирует на фоне относительно единой базы ценностей, признаваемых широкой общественностью. Хотя, надо сказать, что это единство можно считать условным, так как в последнее время мы видим серьезные разногласия, например, по поводу того, какие высказывания в адрес беженцев из ближневосточных и североафриканских стран еще приемлемы, а какие уже нет. У нас есть и запрещенная литература – первое издание «Протокола сионских мудрецов», но, за единичными исключениями, запреты не касаются художественной литературы. Одна из причин – литература сегодня действительно такова, какой себе ее в идеальном варианте представляли 120 лет назад модернисты, декаденты и символисты, то есть она является абсолютно независимой, неподдающейся никаким общественным правилам. А другая причина заключается в том, что литература сегодня уходит на второй план, и поэтому вы можете обнаружить в современных чешских литературных произведениях сцены педофилии, но если бы те же сцены появились на экране Чешского телевидения, это непременно вызвало бы реакцию Совета по телевизионному и радиовещанию.

- В вашей книге приводятся примеры людей, которые подвергались цензуре, а одновременно сами были цензорами...

- Для первых двух типов цензуры считается характерным признаком то, что цензорами являются сами интеллектуалы или писатели. Это, например, патерналистская цензура, когда профессоры университетов призваны охранять общественный вкус несозревших еще в то время народных масс. Многие видные чешские авторы перед 1848 годом были и цензорами, например Павел Йосеф Шафаржик и др. Для авторитарного типа цензуры тоже характерно то, что цензорами работают авторы, которые сами поклоняются идеологии соцреализма, созданию нового человека. Если проследить за всей историей цензуры, роли цензоров и жертв цензуры часто менялись или совпадали.

Автор: Эва Туречкова
аудио