Что такое поддержка терроризма?

Чеченский террорист (Фото: ЧТК)

Российское Министерство иностранных дел обвиняет Чехию в недопустимом и безнравственном поведении. Причиной столь сильных слов стал показ по Чешскому телевидению документального фильма военного корреспондента Яромира Штетины «Обратная сторона мира», рассказывающий о жизни в окруженном Грозном в декабре 1999 года. В 2001 году фильм «Обратная сторона мира» американским Университетом Джона Хопкинса был признан лучшим репортёрским фильмом.

Чеченский террорист  (Фото: ЧТК)
6 ноября 2002 года на веб-сайте Министерства иностранных дел Российской Федерации было опубликовано сообщение для печати в связи с показом на чешских общественных телеканалах фильма в поддержку чеченских террористов.

МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДЕПАРТАМЕНТ ИНФОРМАЦИИ И ПЕЧАТИ

119200, Москва

Г-200,

Смоленская Сенная пл., 32/34

тел.:(095)

244-4119,факс:244-4112

e-mail: dip@mid.ru,

web-address: www.mid.ru

СООБЩЕНИЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ

В связи с показом на чешских общественных телеканалах фильма в поддержку чеченских террористов

2289-06-11-2002

Чешское общественное телевидение показало 31 октября (канал ЧТ 2) и 6 ноября (канал ЧТ 1) «документальный» фильм о Чечне, фактически прославляющий чеченских террористов.

Российская сторона выражает обеспокоенность и недоумение по поводу демонстрации извлеченного из архивов фильма (его премьера состоялась 2 года назад) по горячим следам трагедии в Москве, связанной с захватом заложников. Данный факт трудно квалифицировать иначе, как публичную поддержку террористов.

В то время, как международное сообщество консолидирует свои силы в борьбе с терроризмом, в некоторых странах, в том числе, к сожалению, в Чехии, есть деятели, видимо, заинтересованные в пропаганде идей международного терроризма - этой одной из самых опасных угроз современности. Считаем это безнравственным и недопустимым.

6 ноября 2002 года

Обращение однозначно связывает показ фильма с трагическими событиями в Москве, когда группа чеченских боевиков в столичном театре захвати сотни заложников и требовала прекращения военных действий на территории Чечни.

Директор Чешского телевидения Йиржи Балвинобвинения в поддержке терроризма отвергает. Как сообщила радиостанция Чешского радио «Радиожурнал», показ фильма «Обратная сторона мира» был включен в программу вещания полтора месяца назад.

«Я думаю, что это недоразумение. И данный документальный фильм ни в коем случае не выражает никакой поддержки терроризму. По нашему мнению это документальный фильм и только документальный фильм, а не интерпретация чей-либо точки зрения. Обсудим данную ситуацию и, по моему мнению, нет проблем связаться с российской стороной и объясниться».

Свое мнение о реакции Министерства иностранных дел выразил комментатор Чешского телевидения Либор Дворжак.

«Я отношусь довольно спокойно к этому. Надо сказать, что российский МИД, конечно, знает, что делает, и что в этой обстановке такая реакция нормальна, а особенно в сегодняшнем российском отношении к миру, и в частности, к чеченскому миру. Чешское телевидение было просто вправе показать этот документальный фильм, после премьеры, которая осуществилась два года назад. И то, что там показано, было бы очень интересно особенно российскому зрителю, так как у него сейчас информации о том, что происходит в Чечне, нет никакой. Вы это сами прекрасно знаете».

- Как Вы считаете, было ли уместно показывать этот фильм так быстро после трагических московских событий?

«Вы же этот фильм видели так же, как и я. Там же дело не в боевиках, а в нормальных людях, которые живут в Грозном, и в обстановке, в которой они там живут».

Военная журналистка Петра Прохазкова, которая принимала участие в создании фильма «Обратная сторона мира» считает, что реакция российской стороны является целенаправленной. По ее словам, в данном случае речь прежде всего идет об антивоенном фильме, который точно отражает действительность.

- Как Вы относитесь к реакции российского МИДа на показ фильма «Обратная сторона мира»?

«Этот фильм был показан по чешскому телевидению уже два года назад. Это значит, что российская сторона чуть-чуть опоздала с этой реакцией. Конечно, это связано с тем, что случилось недавно в Москве. Я понимаю, что, может быть, это как-то раздражает российскую сторону, но, честно сказать, для меня это было неожиданно. Для меня было неожиданно, что этот фильм кто-то может считать какой-то пропагандой терроризма. Потому что этот фильм - явно фильм, который против войны. Никакой поддержки терроризма я в нем не вижу, и не понимаю, почему российская сторона считает его поддержкой терроризма».

- На что конкретно Вы хотели обратить внимание? О чем этот фильм?

«Этот фильм был снят два года назад. Мы хотели показать только одно: какая ситуация в Грозном, какая ситуация в Чечне. Мы не хотели ничего пропагандировать. Этот фильм - чисто информационный. Это - документальный фильм о том, что думают люди, которые остались в Грозном, что думают люди, которые остались в Чечне. И больше ничего. Мы хотели сказать, что эту войну мы не считаем антитеррористической операцией, мы считаем ее регулярной войной между двумя народами. И в такой войне, по-моему, имеют право высказаться обе стороны, как российская, так чеченская. И мы хотели дать возможность высказаться чеченской стороне - жителям Грозного, мирным жителям Чечни, также как и боевикам чеченским, потому что очень часто мы слышим с российского телевидения, что думают российские генералы, и я не знаю, почему бы мировая общественность не могла знать, что думают чеченские боевики».

- Для ЧТК (Чешское телеграфное агентство) Вы сказали, что российская реакция была целенаправленной. Что конкретно Вы имели ввиду?

«У нас большой опыт с реакциями российского МИДа на наши материалы. Как Вы знаете, мне и Яромиру Штетине въезд в Россию запрещен, именно за то, что мы снимали, что мы писали о войне в Чечне. И я думаю, что эта реакция МИДа связана с событиями последнего года, - не только то, что случилось в Москве, но и то, что случилось в прошлом году 11 сентября. Сегодня очень популярно говорить о войне с терроризмом. Так что это годится; российская сторона воспользовалась показом фильма, чтобы показать, какие они, чехи, чешские журналисты, - поддерживают терроризм. Конечно, они нас знают очень хорошо, потому что они нам запретили въезд в Россию, так что я думаю, что это в порядке вещей».

- Как Вы оцениваете последние события в Москве?

«Конечно, надо сказать, что то, что случилось в Москве - это большая трагедия. Никто никогда не может сказать, что поддерживает тех чеченских боевиков, которые совершили этот страшный теракт. Это ужасно. Никто не может никаких симпатий проявлять к ним. Но, по-моему, для того чтобы это не повторялось, для того чтобы была как-то решена ситуация на Кавказе, потому что этот теракт связан с ситуацией на Кавказе, надо знать, почему они это сделали, почему это могли сделать, почему эти настроения между боевиками, между людьми в Чечне существуют. И поэтому я думаю, что показ этого фильма смог помочь понять, что творится в Чечне, и что там творилось и почему некоторые чеченские группы делают то, что сделали в Москве».

Своими впечатлениями о фильме поделился главный редактор чешской редакции Радио Прага Яромир Марек.

«Я этот фильм видел, и видел его впервые как раз сейчас. На меня этот фильм оказал очень сильное впечатление. Это очень хороший фильм. Там действительно показана эта русско-чеченская война с позиции тех обычных, простых людей, которые живут в этих чеченских деревнях. Этот фильм как бы открывает трагедию этого конфликта».

«Я не думаю, что этот фильм - антироссийский. Это всего лишь описание нескольких дней, проведенных в Грозном. Там есть сцена с пленным российским солдатом, не знаю, конечно, что с ним было после того, как закончилась сьемка, но в фильме ему просто стараютсн объяснить, что происходит, зачем он там находится. Часто эти молодые солдаты даже не понимают, почему они там. Я не думаю, что этот фильм был несвоевременно включен в программу телевидения. Просто эта проблема Чечни в связи с трагическими событиями в Москве вышла на первый план, и это хорошо, что о ней говорят».

«Конечно, в этом документальном фильме чувствуется, что у его авторов есть собственная точка зрения и она в фильме представлена. Это всегда бывает в публицистических программах. Из фильма ясно, что его авторы не согласны с войной в Чечне, что стоят скорее на стороне чеченцев - это определенно. Но я думаю, что если мы будем смотреть на это с точки зрения общей гуманности, человечности, так они не могут находится ни на чьей другой стороне, кроме чеченской - ведь те теряют дома. Так что этот фильм, конечно, был немного эмоционально окрашен, даже в связи с напряженной ситуацией там. Но он не мог был быть сделан иначе, и главное - его нельзя назвать необъективным».

«Конечно, я не знаю, насколько я могу об этом судить. Но мне кажется, что решение простое. Россия должна отпустить Чечню, как это давно сделали со своими колониями другие державы. Если бы Россия была способна отпустить Чечню, дать ей независимость, то тогда не было бы больше таких трагических событий, какие недавно произошли в Москве. Это как в израильско-палестинском конфликте».

В заключение предлагаем вашему вниманию мнение комментатора газеты»» Павла Маши. Интервью записал Штепан Черноушек.

«Россия не обращалась к нашим властям официально. В принципе, это мнение МИДа, официальное, но ничего не требующее от нас. Это другая ситуация, чем та, что была раньше, когда они к нам обращались с официальной нотой. Что касается этой проблемы, я думаю, что можно оспаривать решение драматургов Чешского телевидения, которые решали, включать ли этот фильм, достаточно тяжелый, в программу после трагических событий в Москве. Но с другой стороны, думаю, что россияне должны были учитывать вообще весь склад программы чешского телевидения, который был достаточно объективный им взвешенный».

- Но ведь именно в этом документе не было точки зрения российской стороны…

«Да, но в то же время по чешскому телевидению было много дискуссий, публицистических программ, выступлений политологов, которые объективно освещали, что происходит».

- И какова точка зрения чешских журналистов, чешских СМИ?

«Мы думаем, что, скорее, Россия опять хочет из Чехии сделать тренировочную площадку для своей политики, и она хочет попробовать, какая будет реакция международного сообщества. Это она уже сделала в Дании, пытается это сделать и в Польше, со своими протестами, кстати, официальными нотами. И теперь пытается традиционно это сделать и у нас. Я думаю, и мои коллеги так думают, что это может быть связано с наступающим саммитом НАТО в Праге».