Эва Заоралова – о политике фестиваля, Каннах, Венеции и Москве

Эва Заоралова (Фото: Штепанка Будкова)

Вплоть до десятого июля жизнь сосредотачивается в Карловых Варах в отеле «Термал». Если вы спросите, как к нему пройти, вам охотно скажут: «Вы его сразу узнаете! Он высокий, черный и страшный!».

Эва Заоралова (Фото: Штепанка Будкова)
На самом деле со второго раза к уродливой архитектуре «Термала» вполне можно привыкнуть, и позволить пленить себя аурой фестиваля. Уникальную атмосферу карловарского кинофестиваля поддерживает его гранд-дама Эва Заоралова. Именно она настаивает на том, что студенты имели возможность смотреть фильмы бесплатно или с большими скидками, хотя уже много раз могла отказаться от этого. В результате на красной дорожке, по которой ходит Джуд Ло, можно увидеть пластиковые тарелки с недоеденными сосисками, а у пресс-центра – молодых людей в спальных мешках. Такого не увидишь ни в Каннах, ни в Венеции. О других различиях этих фестивалей нам поведает Эва Заоралова:

Фото: Штепанка Будкова
«Канны и Венеция представляют далеко не так много фильмов, как мы, но они представляют фильмы абсолютно новые, они не берут их с других фестивалей. Локарно, например, это делает, берет фильм и с других фестивалей. Что касается нас, то мы считаем, что очень хорошо – показать нашим зрителям фильмы из Канн. У нас есть для этого специальная секция «Открытые глаза». Наш фестиваль начинается шесть недель спустя после Каннского, что нам позволяет эти фильмы заказать, подготовить, решить все формальные вопросы. Нам также интересно показать нашим зрителям те фильмы, которые имели успех на других фестивалях. Вот так мы заказали фильм, который получил в прошлом году в Венеции «Золотого Льва» - «Ливан».

- Москва заканчивается незадолго до начала Карловых Вар...

Фото: Штепанка Будкова
«И еще всегда Московский фестиваль тоже показывает каннское кино, а он заканчивается за неделю до нас, и у нас проблемы с этими фильмами, потому что Москва оказалась не настолько профессиональной в этом вопросе, чтобы нам вовремя эти фильмы послать. Сегодня они уже есть у нас, но мы были вынуждены аннулировать два показа. Хотя бы мы показываем здесь тот нашумевший корейский фильм, который в Канн получил приз за лучший сценарий. Просто наш зритель должен иметь представление о том, что творится в современном мировом кинематографе – ведь не все могут позволить себе путешествовать в Канны или Венецию».

- Расскажите, как именно и по какому принципу вы выбрали русский фильм для главного конкурса и что из русских фильмов вам больше всего нравится на фестивале вообще?

Никита Михалков (Фото: www.kviff.com)
«Официально я должна сказать, что больше всего нам нравится фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем», это действительно большой фильм. В секции «На восток от запада» у нас фильм «Гастарбайтер», он сделан в российской продукции, но его главным героем является узбекский старый пастух, который едет в Москву искать своего внука, и теперь о нем ничего не слышно. Фильм о его встрече с миром, который он вообще не знает. В мире больших денег его пытаются использовать для перевозки наркотиков, потому что он выглядит так, что сразу вызывает доверие. Это не вполне типичное русское кино. Мы хотели другой фильм, который сейчас был оценен в Сочи за лучшую режиссуру – «Обратный ход», но поскольку мы не смогли этому фильму предложить место в главном конкурсе, так как к тому времени уже предложили это место картине «Другое небо» Дмитрия Мамулии, то «Обратного хода»здесь нет. И это тоже дебют, как и фильм Мамулии, человека грузинского происхождения, известного теоретика кино, написавшего несколько книг. И в этом фильме тоже рассказывается о человеке, который приезжает из Узбекистана искать своего родственника в Москву - в этот раз – жену. Он потеряет своего сына, с которым приехал в Москву, он нашел свою жену, но непонятно, чем это закончится. Поедет ли она с ним в Узбекистан, останется ли он там и будут ли они вообще вместе. Мне очень понравился стиль этого фильма, вниманием к деталям».