Игры патриотов

Международная конференция Форум 2000 (Фото: ЧТК)
0:00
/
0:00

В рамках международной конференции Форум 2000 состоялась дискуссия под названием «Белорусская политическая сцена в 2008 году». В дискуссии приняли участие один из лидеров белорусской оппозиции Александр Милинкевич, а также легенда польского антикоммунистического движения и главный редактор крупнейшей польской газеты «Gazeta Wyborcza» Адам Михник.

Международная конференция Форум 2000 (Фото: ЧТК)
Сегодня к Беларуси приковано пристальное внимание в связи с приостановлением Евросоюзом санкций против белорусского правительства, несмотря на то, что причины, по которым санкции были введены, не изменились. Это спровоцировало бурные дебаты о том, что же является приоритетом: демократические ценности или геополитические интересы?

Напомним, что Евросоюз запретил въезд на свою территорию президенту Беларуси и еще сорока чиновникам, а также заморозил их счета. Вместо них Беларусь презентовали в евроструктурах представители оппозиции. Официальный Минск демонстративно игнорировался.

Но вот, месяц назад в Беларуси прошли парламентские выборы, в ходе которых правительство Беларуси открыто пыталось заслужить одобрение запада. Хоть белорусское правительство и не признает наличиеи в стране политзаключенных, но все-таки их решили освободить. Впрочем, на этом исполнение условий ОБСЕ закончилось. Вот что по этому поводу говорит сам Лукашенко:

«Потом еще и героями пытаются выставить обычных хулиганов. Даже имя им придумали: политзаключенные. Их у нас в стране, оказывается шестеро. Это наши западные партнеры рассчитали. Теперь вдумайтесь, кто попал в их число. Двое из них заключены за незаконное предпринимательство и уплату налогов. Двое за хулиганство, один за незаконную деятельность и еще один – за призыв к действиям, направленным против национальной безопасности Беларуси. Мы приняли решение, что мы тему с заключенными закрываем».

Выборы по-прежнему были признаны недемократичными, при этом наблюдатели от СНГ, как обычно, признали их вполне демократичными.

Тем не менее, глава ОБСЕ проводит встречу с Лукашенко, а министр иностранных дел Беларуси приглашается на саммит глав МИД ЕС. И, по всей видимости, Лукашенко пригласят на международный экономический форум в Лондоне…

Александр Милинкевич и Адам Михник (Фото: ЧТК)
Европа говорит о политическом авансе, в ответ на который она ожидает дальнейших исправлений. Почему именно сейчас? Яснее всех выразился министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг, который заявил, что главным фактором здесь был российско-грузинский окнфликт, который напугал Европу новым агрессивным подходом российской внешней политики. «Главная задача – не допустить, чтобы Беларусь попала в полную зависимость от России», - сказал Шварценберг.

Настоящей сенсацией стало и то, что Лукашенко, который всегда поддерживал Россию во всех вопросах внешней политики, теперь настойчиво увиливает от признания Абхазии и Южной Осетии.

Адам Михник считает, что европейские политики не должны поступаться демократическими принципами, несмотря ни на какие геополитические интересы. Тем не менее, он видит в начавшемся диалоге шанс как для правительства, так и для белорусской оппозиции:

«Я полагаю очень важным существование самой возможности диалога. Так почему бы ее не использовать? Скажем, в случае Кубы такой возможности нет, мы все понимаем, что следующий диалог Кастро будем иметь со святым Петром, а Беларусь может попробовать. Но диалог не должен быть только с Лукашенко. Необходимо дать равную возможность высказываться каждой стороне. Вот как-то раз Квасневский ездил в Минск и встречался с представителями власти, а затем изъявил желание встретиться с оппозицией. Что ему разрешили сделать, но только в присутствии представителей властей. Он согласился. Я написал очень злую статью в «Gazeta Wyborcza» о том, что если у президента нет понятий о том, как проходят демократические переговоры, то ему надо менять профессию. Потом он позвонил мне и сказал, что я прав и пообещал больше так не делать. Больше он действительно так не поступал».

Адам Михник (Фото: ЧТК)
Милинкевич поддержал диалог, хотя и вызвал этим критику со стороны многих представителей оппозиции.

«Я их очень уважаю, это очень важные люди в оппозиции, но я считаю, что политика – это в первую очередь достижение высоких целей. Можно говорить о принципах и о морали (я тоже за них, я не говорю, что политика должна быть аморальной), но можно просто стоять и говорить лозунги, а от этого ничего не меняется. Политика – это честные шаги в достижении цели. Мы не апостолы, мы - политики. Мало того, что нужно говорить правду и отстаивать принципы, нужно еще достигать результата».

Вообще, одной из причин начала диалога был тот факт, что оппозиция сегодня в Беларуси слаба и находится на грани раскола. Какие у нее шансы на будущее? Отвечает Адам Михник:

«Солидарности» в свое время удалось убедить польскую общественность в том, что мы ей нужны. Даже тогда, когда реальных шансов на победу не было, не было еще даже Горбачева. Но мы показали альтернативный способ жизни и мышления, и то, что делает сегодня белорусская оппозиция в идеале должно привести к тому же».

Александр Милинкевич (Фото: ЧТК)
Многие оппозиционеры в Беларуси недовольны тем, что Европа начала диалог через их головы. Смогут ли они в дальнейшем участвовать в белорусско-европейском диалоге?

«Мы и так участвуем. Все, что подготовлено было сейчас в Европарламенте, рождалось в очень плотных консультациях с нами».

Адам Михник полагает, что открытие диалога должно было выглядеть несколько иначе:

«Помню, как в 1987 году приехала в Варшаву американская делегация, и американский посол давал прием у себя в резиденции, а тема разговора была – отмена санкций американцев против коммунистической Польши. Когда меня спросили, что я об этом думаю, я ответил. Если вы хотите отменять санкции, сказал я, то объявите, что делаете это по просьбе «Солидарности». Если вы уже снимаете санкции, сделайте так, чтобы всем было кристально ясно, ради кого вы на этот шаг идете, обясните, что «Солидарность» - важный для вас партнер и представитель польской общественности».

- Александр Владимирович, почему, как вы считаете, Лукашенко не захотел получить большую поддержку от Европы, а белорусский народ в свою очередь не протестовал, если фальсификации на парламенстких выборах действительно были такими явными?

Александр Милинкевич и Мирек Тополанек (Фото: ЧТК)
«Они провалили свой шанс парламентских выборов, могли пойти существенно дальше, но процесс на этом не кончается. Следующий шанс - через два года на президентских выборах. Я уверен в том, что если они не сделают выборы более цивилизованными (мягкую формулировку использую), то люди выйдут на улицу. Сейчас не вышли потому, что все говорили, мол, парламент у нас ничего не решает, страна управляется президентом с помощью декретов. Если они хотят нагнетать такую обстановку уличной борьбы, то они ее получат. Я бы не хотел этого, я хочу эволюционых преобразований».

- Вы говорите об уличной революции, но в Беларуси уже проболвася и украиснкий, и сербский сценарии... Почему же они не удались? В чем белорусская уникальность состоит?

«Есть огромная разница между Украиной и Беларусью. Там, чтобы выйти на улицу, нужно было побороть лень, встать с дивана, а у нас нужно было побороть тотальный животный страх, который нагнала власть. У нас люди, когда шли на площадь, прощались с семьями. В Киеве же никто не боялся, что будут стрелять. А у нас могло это случиться. Совсем иная обстановка, и то, что у нас вышло по оценкам КГБ 34 000 человек, я считаю, что это колоссальный успех».

Господин Милинкевич говорит о массовых протестах в Беларуси после президентских выборов 2006 года.