Ирма Маджгаладзе делает украшения в стиле современного фундаментализма

r_2100x1400_radio_praha.png

В одной семье представители третьего поколения из Грузии возвращаются на землю предков, Чехию, неся с собой ту яркость, сочность и темпераментность, которая присуща солнечным народам юга. К этой смешанной грузинско-чешско-немецкой семье переселенцев принадлежит Ирма Манджгаладзе. Русский филолог по образованию, Ирма, приехав в Чехию пять лет назад, в корне изменила свою профессию и стала дизайнером, модельером по украшениям. Сегодня она известна не только на своей второй родине. Мисс Чехия - 2007 отправилась в её роскошных, можно сказать, королевских украшениях на конкурс красоты «Мисс Вселенная», и теперь имя Ирмы, возможно, услышат во всём мире.

- Я себя отношу к людям, которые принадлежат всему человечеству, а человечество принадлежит нам, вне национальности, вне границ, потому что искусство не имеет этого всего. В любой стране можно найти то позитивное, то родное и близкое, то, что тебя трогает за сердце.

- Это значит, что Вам всё равно, где жить. В таком случае, почему Чехия?

- Я думаю, что не всё равно, потому что Чехия оказалась тем моим вторым родным домом, который меня принял, дал мне вторую жизнь. У себя дома я была филологом. Преподавала русскую литературу на факультете журналистики, а здесь у меня началась жизнь с нового листа, жизнь дизайнера, модельера, который занимается абсолютно другим делом. Думаю, что это моя дорога, которую я, вероятно, искала всю жизнь.

- Как Вы к этому пришли? Были ли какие-то предпосылки, Вы занимались чем-либо подобным ещё до того, как вы стали делать украшения?

- Никогда не занималась. У моих вещей нет предыстории. Есть только старт и точка отсчёта. Когда я первый раз делала вещь, может, это выглядит как сказка, но так и получилось. Иногда сказки случаются и в жизни. После двух недель, когда я сделала первое украшение для себя...(думаю, каждый из нас что-то делает для себя, не думая о том, что оно будет иметь какие-то последствия, тем более, никто не мечтает о высокой моде). Так вот, через две недели после первого украшения у меня была уже выставка.

- Существует ли стили в украшениях? Это так же, как и в искусстве моделирования одежды, той же архитектуре или живописи, которые имеют определённые этапы развития? И к какому стилю можно отнести Ваши изделия?

- Я думаю, что для каждого художника, дизайнера это тоже является тайной. Во всяком случае, для меня. Я всегда сама удивляюсь тому, что рождается. Я могу сказать, что у меня было счастье, потому что одно из направлений, в котором я работала, получило своё название, потому что оно не имеет аналогов. Искусствоведы дали ему название «современный фундаментализм в украшениях», то есть, это массивные вещи, которые абсолютно отличаются от тех бисерных или плетёных вещей. Они очень крупные и экстравагантные.

- Я хотела узнать, какие материалы Вы используете?

- Основной материал - это, конечно, камни: полудрагоценные, драгоценные. Всё остальное - это только творческий момент: дерево, кожа, кружева, серебро, золото, керамика - абсолютно всё.

- У вас есть любимое украшение? И из чего оно сделано?

- Я могу сказать, что у меня все любимые, потому что, в основном, 90 процентов украшений я создаю для себя, то есть, те украшения, которые мне нравятся. Те, которые не нравятся... я в первую очередь спрашиваю сама себя, а вот я бы его одела? Я не делаю эскизов, камни диктуют свои условия. Ты можешь сколько угодно рисовать, но вот если диалог камней между собой не состоялся, украшение будет всегда таким, какое оно должно быть по своим меркам. Надо слушать их голос.

- Существуют разные женщины, различные стили у женщин. Вы - один тип, а, допустим, вам надо создать украшение для какой-то определенной женщины. На что Вы ориентируетесь?

- Я хочу услышать музыку, которая присутствует в каждой из нас. Какая она - минорная, мажорная, какое настроение, какой тип. Если это сильная женщина, возможно, ей, наоборот, подойдут мягкие камни, которые откроют её к более дружескому контакту. Если это слабая женщина, то ей надо сильные камни. Конечно не настолько сильные, потому что они могут её сломать и подчинить. Поэтому я ориентируюсь на натуру, стараюсь её увидеть и помочь человеку раскрыть себя ещё больше.

- Вы говорите о камнях, как о живых существах, как о живой субстанции. Что для вас камни?

- Это и есть живые существа. Вообще, есть такая легенда: можете себе представить, что в нашем мире серости, серых камней вдруг произрастают такие удивительные цветы. Существует поверье, что каждый этот цветок посвящен своему ангелу, то есть, ангел в своих садах выращивает этот камень. Это его цветок, потому он его одаривает какими-то своими свойствами. Это, допустим, могут быть лечение или поддержка, или музыка. Каждый камень имеет в себе свою ноту.

- Расскажите о Вашем рабочем дне, как он проходит? Вы этим занимаетесь каждый день или существуют определённые моменты вдохновения?

- Можно сказать, что вдохновение у меня всё время, 24 часа. Днём его не хватает, потому что я в буквальном смысле летаю по городу, встречаюсь с людьми. Я считаю, что это непозволительно закрыться у себя, творить и не общаться. Я думаю, мы настолько все одиноки, что лишнее одиночество нам не нужно. Я не принадлежу к тем людям, которые бы удалились от мира и старались бы быть одни. Мне хватает той ночной сказки, которая рождается в этих камнях, тогда я сама с ними веду свой разговор. А днём мне нужны люди, которым я подарю то, что у меня есть, и возьму, послушаю, то, что они мне подарят.

- Вы, хоть и относите себя к космополиту, но корни Ваши все равно в Грузии. Повлияла ли грузинская культура на Ваши украшения, на их форму?

- Думаю, что грузинская культура, конечно, оставила на мне непосредственный отпечаток, на всей моей жизни. Повлияла она на то, какая я сегодня. Я бы не сказала, что культура отразилась на украшениях, скорее, на форме выражения, потому что мои украшения нельзя отнести ни к какому конкретному стилю. Национальные грузинские украшения очень сильно отличаются оттого, что делаю я. Но форма, например то, что наши люди не любят быть клоунами, а хотят быть выразительными, привлекающими к себе внимание. Вот это - яркость юга, темпераментность - и выразилось в украшениях. Тбилисские романсы под гитару, когда был дух кавалера, мужчины, который охранял женщину, боготворил её. Мне повезло, я слышала, когда во время тостов рождались стихи, рассказывались прекрасные легенды, когда это было не избито.

- Что Вам дала Чехия, какие новые черты Вы у себя объявили?

- Здесь я стала самостоятельнее. У нас, исходя из самой культуры, ты всегда находишься под опекой родителей, мужчины, мужа. А здесь ты открываешь всё с нового листа, здесь совершенно другое. Чехия - это сказка, но это не южная сказка, это сказка - загадка. Это крестоносцы, это тамплиеры, вот эти рыцари с их замками, конечно же, и музыка Свободы. Мы все выросли на ней. «Три орешка для Золушки» с этой волшебной музыкой всегда будет символом нашего детства, как у чехов «Морозко». Каждый дом, каждая улочка - это момент для художника, для людей, у которых есть хоть капелька, это бесконечность, это кладезь всего.

- Ваша мама наполовину чешка, наполовину немка. Как она оказалась в Грузии?

- Грузия, наверное, то место, где можно найти все национальности, и все вероисповедания. Так что в своё время бабушка с дедушкой попали во всемирное переселение народов в Асурети, недалеко от Тбилиси. Дедушка-чех был агрономом и помогал поднимать сельское хозяйство Грузии. Она была учителем немецкого языка. Неожиданное смешение. Мама родилась уже в Тбилиси. Там и осталась. Она окончила университет на грузинском языке, грузинский факультет в отличии от меня. Я верю, что случайностей не бывает. Буквально третье поколение вернулось на землю своих предков, так же неожиданно, в один день, перевернулось всё в нашей жизни, и мы оказались здесь, в Чехии. Я не хочу думать о прошлом. У нас есть настоящее, которое надо делать сейчас. У нас нет времени ни на репетиции, ни на сожаления, восхищения в прошлом. Наше будущее - оно здесь.