Мгновения 1954-ого года

r_2100x1400_radio_praha.png

Деятельность разведок всех стран покрыта тайной. Исключением не были и спецслужбы Чехословакии. О том, как они создавались, стало известно совсем недавно, в начале 21-ого века, после раскрытия архивов Компартии Чехословакии. О первых годах этой работы - в новой программе Натальи Судленковой из цикла «Белые пятна чешской истории».

В конце 50-х - начале 60-х годов на Запад хлынула волна чехословацкой молодёжи, людей, которые пытались найти себя вне социалистического рая. Правда, определённая их часть, как самый известный чехословацкий нелегал Карел Кёхер, была завербована сотрудниками разведки. Как позже вспоминал сам Карел Кёхер, попасть на Запад с помощью спецслужб тогда особого труда не представляло. По его словам, достаточно было, во-первых, самому заявить о своём намерении, во-вторых, пройти некий ознакомительный курс основ разведывательной деятельности.

Многие ему не верили, считали, что он сознательно утрирует и искажает факты. Однако рассекреченные в 2002 г. архивы руководящих органов Коммунистической партии Чехословакии подтверждают слова Кёхера. Дело в том, что приблизительно с середины 50-х лет начался в буквальном смысле слова «комсомольский призыв» в органы безопасности Чехословакии. Тогда ещё не существовало службы государственной безопасности, а функции разведки и контрразведки были возложены на МВД. Рассказывает обозреватель «Чешского радио - 6» Маркета Шевчикова:

«Изначально задача проведения разведывательной деятельности в капиталистических странах была возложена на Первое управление Министерства внутренних дел. Причём, согласно уставу Первого управления, оно обязано было (цитирую) «проводить разведывательную работу в интересах государственной безопасности и иностранной политики Чехословацкой республики, Советского Союза и народно-демократических партий» (конец цитаты). Отмечалось также, что основные усилия сотрудников Первого управления должны были быть направлены на бой с главными врагами мира, демократии и социализма из США, Англии, Западной Германии и Франции».

Главным инициатором и идеологом создания службы национальной безопасности был тогдашний министр внутренних дел Рудольф Барак. С его лёгкой руки начался призыв образованной молодёжи в Первое управление МВД. Именно благодаря Бараку Первое управление из падчерицы превратилось в полноправный отдел министерства. Говорит Маркета Шевчикова:

«До конца 1953 г. Первому управлению было запрещено брать на работу людей с высшим образованием, владеющих иностранными языками. Объяснялось это тем, что, по мнению компартии, эти люди, в первую очередь, были необходимы на других направлениях деятельности. Это привело к тому, что аппарат Первого управления формировался за счёт призыва кадров из среды рабочих и крестьян. Считалось, что их классовая ненависть будет компенсировать недостаток фактических знаний и опыта работы».

Впрочем, уже в 1954 г. последствия «рабоче-крестьянского призыва» стали настолько очевидными, что 1 июня 1954 г. вопрос о состоянии дел в главной разведывательной службе Чехословакии был вынесен на повестку дня заседания Политического секретариата Компартии страны. Душераздирающее с точки зрения профессионализма, зато идеальное с точки зрения классовой солидарности состояние дел в Первом управлении вызвало недовольство лидеров партии. Позже, в докладе состоявшемуся в 1956 г. 107-ому заседанию Политбюро Компартии отмечалось необходимость повышения уровня кадров разведки. Было подчёркнуто, что кроме абсолютной преданности партии, сотрудникам разведки необходим высокий уровень политического образования, хорошая общая оперативная подготовка и знание иностранных языков. Кстати, именно в этот период и начался новый призыв молодёжи в разведку. Слово - Маркете Шевчиковой.

«Компартия провела тотальную проверку качества сотрудников Первого управления. Как любая тотальная проверка, и эта также сопровождалась тотальной чисткой. Неспособные к изучению иностранных языков и разведывательной деятельности, но преданные душой и телом партии кадры были переведены на работу в другие отделы МВД. Приток кадров был обеспечен за счёт молодых людей, получивших высшее образование, владевших иностранными языками и закончивших экспресс-курсы по оперативной деятельности. К тому же, по итогам проверки два десятка сотрудников были наказаны за нарушение трудовой дисциплины и недостойное поведение, чуть больше похвалили за хорошую работу».

Задаче создания эффективной разведки была подчинена деятельность и других министерств и ведомств. В случае необходимости, Первое управление без особых ограничений использовало официальное прикрытие, так называемую «крышу», других государственных структур для внедрения своих сотрудников за рубежом. Так, в ноябре 1955 г. за границами Чехословакии под прикрытием официальных структур работали 123 сотрудника Первого управления. Из них 111 - в дипломатических миссиях и по 6 человек - в представительствах Министерства заграничной торговли и Чешского государственного информационного агентства.

Безусловно, формирование органов разведки Чехословакии не могло проходить без чуткого руководства со стороны советских спецслужб. Впрочем, они никогда не скрывали того, что используют Чехословакию для проведения своих операций. Вербовка граждан Чехословакии велась советскими спецслужбами настолько открыто и массово, что в 1948 г. глава чехословацкой Компартии Клемент Готвальд задал Иосифу Сталину риторический вопрос: «Зачем вы это делаете? Ведь вы можете получить от нас какую угодно информацию». Рассказывает Маркета Шевчикова:

«Советской разведке было мало той информации, которую могли предоставить сотрудники чехословацкой разведки. Для представителей советской разведки не было тайн и в том, что касалось данных, получаемых от агентурной сети чехословацких спецслужб. Создание этой агентурной сети велось настолько стремительно, насколько это возможно для такой специфической сферы деятельности. К 1 июня 1954 г. Первым управлением МВД за рубежом было завербовано 82 агента, а уже к 31 декабря 1955 г. было 216 агентов».

В каждой стране перед разведкой и её агентами стояли различные задачи. В США, где в середине 50-х лет проживало порядка 3 миллионов выходцев из Чехословакии, перед разведкой была поставлена задача внедриться в круги эмиграции, чтобы получать информацию о Совете свободной Чехословакии, других эмигрантских структурах, чехословацком вещании «Голоса Америки». Впрочем, несмотря на такое количество эмигрантов, первые попытки чехословацкой разведки массово завербовать своих бывших соотечественников были не слишком успешными. По состоянию на начало 1955 г. Первое управление могло похвастаться только 8 агентами. Да и те были далеко не так влиятельны, как хотелось бы Рудольфу Бараку и его советским советникам. Говорит Маркета Шевчикова:

«В Англии резидентура состояла из 9 агентов, во Франции - из 18. Через французских агентов чехословацкие спецслужбы пытались, в первую очередь, получить достоверную информацию о состоянии дел в НАТО. В Германии к середине 50-х лет было 73 агента. Специфика работы с немецкой агентурой состояла в том, что от неё требовалась информация о положении дел в организациях судетских немцев. В Австрии было 45 агентов чехословацких спецслужб. При этом особый интерес у Праги и Москвы вызывала деятельность американской разведки в Вене, а также ситуация в лагерях беженцев. В Италии было 10 агентов, перед которыми была поставлена, в том числе, задачи получать достоверную информацию о деятельности и планах Ватикана».

Впрочем, перед чехословацкой разведкой стояла ещё одна задача, которую поставили советские спецслужбы - научно-технический и промышленный шпионаж. И чехословацкая разведка с этой задачей успешно справлялась. Об этом - в следующей программе из цикла «Белые пятна чешской истории».