Музыка, рожденная вопреки близкому дыханию смерти

Цель VI фестиваля «Вечная надежда», который пройдет в Чехии с 23 февраля по конец марта, донести до сердец красоту музыки, созданной в концлагерях Второй мировой войны вопреки угрозе близкой смерти. А также напомнить о других произведениях, рожденных в обстоятельствах, никак не располагавших к душевному умиротворению.

Почему нацистские власти протектората Богемии и Моравии стали поддерживать культурные проекты гетто Терезин, где погибло 35 ​​000 узников?

В последние годы Мартина Янковская связала свою жизнь с музыкальным фестивалем «Вечная надежда». В основе его репертуара — произведения, созданные в условиях концентрационных лагерей, или родившиеся после освобождения авторов, выживших в Холокост в оккупированной нацистами Европе. Программа ежегодно дополняется творениями других чешских и зарубежных авторов. Главная идея смотра, по словам Янковской, главная идея смотра — вечная надежда, обладающая способностью преодолеть несвободу и ненависть.

Мы должны расширить поле деятельности на другие болезненные места чешской истории

Инициатива основания фестиваля связана с истоками традиции, которая заключается в особом внимании к теме Холокоста. Они берут свое начало, помимо прочего, и в семье мужа Мартины Янковской, ставшей основателем благотворительного фонда Hudba pro Věčnou naději («Музыка для Вечной надежды»).

Мартина Янковская | Фото: Eva Hůlková,  Český rozhlas

— Это связано с памятью об отце моего мужа, Эрике Поллаке, который вместе со своей матерью пережил Холокост. Он был историком и написал историю своей семьи в период нацистской оккупации, а после того как вышел на пенсию, работал в мемориале Терезин. Он всегда говорил, что надо жить, напоминая об этом тяжелом времени, чтобы о нем не было забыто. Его установку позаимствовал мой супруг Иржи Поллак, а после смерти мужа и мы с сыном, чтобы посредством музыкального фестиваля сохранить память об этом наследии.

Однако я полагаю, что, возможно, мы не должны ограничиваться только этим периодом, а расширить поле деятельности на другие болезненные места нашей истории, такие как чешско-польское пограничье, выдворение живших в Чехословакии немцев после Второй мировой или страдания, которым подвергли наше духовенство в 1950-е годы, испытания людей периодов тоталитарных режимов.

Белые пятна культурной истории протектората

Музыкальный фестиваль «Вечная надежда» посвящен творчеству чешских композиторов и исполнителей разных национальностей, как еврейской, так и христианской конфессии. Имена многих из них связаны с Терезинским гетто, где с 1941 по 1945 год оказалось в целом около 155 000 евреев со всех уголков Европы.

Ханс Краса | Фото: Pestrý týden,  volume II,  issue 9,  page 4; Wikimedia Commons,  public domain

— Наиболее известными композиторами периода Холокоста у нас является прославленная четверка: Ганс Краса, Павел Гаас, Гидеон Клайн, Виктор Ульманн, узники нацистского гетто Терезин, погибшие в концлагере. Oднако было много и других авторов, которых в межвоенный период связывали тесные узы с чешской культурой. Например, композитор и пианист Эрвин Шульгофф (написавший, кроме прочего, в 1932 г. музыку к «Коммунистическому манифесту» Маркса и Энгельса, а в 1933 — «17 песен Октябрьской революции» и погибший в концлагере Вюльцбург — прим. ред.), или композитор и пианист Карел Берманн, которому удалось пережить Терезин и Холокост и посвятить себя музыке вплоть до 1995-го, года своей смерти.

Гидеон Кляйн | Фото: Frank Paganini,  Wikimedia Commons,  CC BY-SA 4.0

Ганс Краса воссоздал в лагерных условиях партитуру детской оперы в двух действиях «Брундибар», ставшей гвоздем лагерного репертуара и уникальной главой культурной летописи Терезина. «Брундибар» пользовался огромным успехом, до осени 1944 года, когда последние эшелоны смерти покинули Терезин, он прозвучал 55 раз! Большинство юных исполнителей и композитор Краса задохнулись в газовых камерах Освенцима.

Гидеон Клайн, композитор, оставивший после себя интересные классические и джазовые произведения и ставший в качестве узника организатором культурной жизни в Терезине, выступал с концертами. В октябре 1944 года был депортирован в Аушвиц, затем — в Фюрстенгрубе, где работал на шахте и умер при неизвестных обстоятельствах на 27-м году жизни.

— Это одна категория авторов, вторая — группа композиторов второй половины XX века, как, например, Виктор Каллабис, продолжившая традицию модернизма в музыке, зародившуюся в первой половине XX века. К ним принадлежит и Карел Гуса (1921-2016), чьи произведения исполнялись в весенней части нашего фестиваля в 2022 году. Гуса, находившийся в эмиграции, отреагировал на события 1968 года композицией Hudba pro Prahu («Музыка для Праги»),

— поясняет «Чешскому Радио» Мартина Янковская.

В память о «Реквиеме» Верди, прозвучавшем в концлагере

Рафаэл Шехтер | Фото: Encyklopedie Prahy 2

Фестиваль откроет концерт под названием «Терезин 1943», который состоится 23 февраля в столичном храме свв. Симона и Иуды. Это дань памяти Рафаэлю Шехтеру чехословацкому композитору, пианисту и дирижеру еврейского происхождения, также принимавшему активное участие в культурной жизни Терезинского гетто и его музыкальным коллегам, оказавшимся в застенках. Благодаря неистребимой потребности исполнять любимую музыку, не покидавшей его даже в трагические моменты жизни, в годы нацистской оккупации в Чехословакии были созданы неповторимые спектакли «Свадьба Фигаро» и национальной комической оперы «Проданная невеста», также прозвучал «Реквием» Джузеппе Верди.

Последний стал крупнейшим музыкальным проектом, который удалось осуществить в Терезине. В 2023 году исполняется 80 лет со дня этого концерта в Терезинском гетто, поэтому «Реквием» включен и в программу первого фестивального концерта.

Фото: Archiv Eduarda Stehlíka

Плеяда терезинских композиторов

На одном из вечеров фестиваля Любомир Спурны, музыковед и директор Института терезинских композиторов расскажет о социальной и культурной жизни Терезинского гетто, существовавшего с 1941-го по 1945-й. Она претерпела ряд изменений, начиная от строгих запретов на публичные и частные постановки, на смену которым пришла терпимость, а позже, как ни парадоксально, и безоговорочная поддержка со стороны нацистских властей протектората Богемии и Моравии.

Длинный перечень многих мероприятий в Терезине, затаившемся в долине реки Огрже, может создать ложное впечатление, что гетто в 50 км от Праги являлось неким островом свободы в разгар войны. Однако такая возможность была обусловлена той пропагандистской ролью, которую лагерю надлежало играть в нацистской идеологии.

35 ​​000 узников гетто погибли здесь от стресса, голода и тяжелых условий. Жизнь большинства других, в том числе многих участников концертов и спектаклей, позже оборвалась в лагерях смерти.

Фото: Antonín Krč,  Český rozhlas