Мы вам покажем «Рай земной», небо в алмазах и чешскую витальность

Вилма Цибулкова (Фото: ЧТК)

Сегодня мы продолжаем беседовать с актрисой Вилмой Цибулковой, которая получила приз за лучшую женскую роль в фильме «Как рай земной» на московском кинофестивале. Также эта лента режиссера Ирены Павласковой получила специальный приз международного жюри Федерации киноклубов России.

Вилма Цибулкова (Фото: ЧТК)
В фильме речь идет о событиях с 1968 по 1987 года в Чехии. Это время советской оккупации. Вилма родилась в 1963, и твердит, что хорошо помнит то время, особенно период нормализации:

«Мне скоро пятьдесят, а я все время чувствую себя ребенком, взращенным тем поколением, все время вспоминаю тот режим, и как он на меня повлиял. Премия московского фестиваля - для нас это самый прекрасный ответ, самая прекрасная реакция, о которой мы могли только мечтать. Самым важным было то, что наша картина, которую мы привезли в Россию, там разрослась и получила совершенно другое прочтение. Несмотря на то, что тема была болезненная для нас и для вас, первая земля, на которой нас встретили так душевно, с такой толерантностью и пониманием была земля московская! Вот что меня удивило. Это дает мне надежду, что после всего, что мы прожили, у нас есть эта культурная связь, этот мир может и двигаться к лучшему. На обеих сторонах были потери, в том числе и личные, но мы способны друг друга понять. Понять вечные человеческие ценности, собственно, фильм - об этом. Нас всех мололо, и каждый как мог, защищал свои ценности».

Вилма была актрисой в таких театрах, как «Театр на Забрадли», «Национальный театр» и «Театр под Пальмовкой». Самые ее заметные роли – в картинах «Учитель танцев», «Меланхоличная курица», «Пупендо», «Хитрый Филипп», «Кровь исчезнувшего». С Иреной Павласковой она уже сотрудничала в ленте «Время слуг» в 1989 году.

Режиссер Ирена Павласкова
Взрослеть бывает сложно, особенно когда на дворе 1968 год, на улицах ездят чужие танки, а дома чередуются разномастные «папы», из которых мама никак не может выбрать… Как жили чехи тогда, как у них получалось продолжать радоваться жизни и шутить? Такие вопросы ставит перед собой и отвечает на них Ирена Павласкова, автор картины.

В какой-то момент миры больших чувств и большой политики схлестнутся, и тогда зритель поймет, почему герои все время шутят – юмор в таких ситуациях выступает как спасательный круг. Очень весело писатель-диссидент носит с собой сумку с вещами, которые могут в любой момент ему потребоваться, если его арестуют. С сумкой наперевес он крутит роман с Мартой, которая фальшиво, почище Бриджит Джонс в караоке, поет чешский гимн по поводу хоккейной победы над русскими. И все это освистывает сладкоголосый Карел Готт. Се ля ви, се ля ви…

Чешские критики приняли фильм не очень хорошо. Их главный упрек – неумение играть, натужные шутки с претензией на иронию и неадекватная однобокая картинка 70 годов. Даже водолазки главных героев подверглись нападкам.

А вот что пишут русские критики:

«Как рай земной»
«Советских диссидентов мы представляем занудами, бурчащими что-то антиправительственное на кухне, запивая все это водкой, от которой настроение и сексуальная потенция лучше не становятся. Чешская лента о 40-летней моднице и ее многочисленных хахалях, сплошь диссидентах, рисует совершенно другую картину — может, дело в особенностях национального характера, может, в том, что главным жанром чешского кинематографа в семидесятых была бытовая комедия. Так или иначе, это весьма бодрое и ностальгическое кино для всех, кто помнит ленты вроде «Пятница не выходной» и «С тобой меня радует мир». Из фильма следует, что чехи, написавшие вызвавшую большой политический скандал в январе 1977 года «Хартию-77», любили жизнь, пребывали в приподнятом настроении, а держались так же эффектно, как Берт Рейнольдс и Голди Хоун».

Говорит Вилма Цибулкова:

«Как рай земной»
«У нас, должна признаться, фильм не имел такого успеха, несмотря на то, что в Москве он был огромен. Наше новостное агентство CTK дало только пару строчек, аннотацию, где даже извратили смысл фильма, смысл тех сцен, которыми мы гордимся… Это очень жаль, но тем более мы ценим успех в России».

- Советская оккупация – очень чувствительная тема для большинства чехов до сих пор. С этим вы связываете неуспех фильма на родине?

«Как во всех посткоммунистических странах, мы все еще разделены на такие группы поколений, которые смотря на вещи по-разному. Через свою призму я могу понять, что здесь живет группа людей, которые боролись за свободу и одного фильма им не хватит, чтобы это показать и вспомнить. Нас были тысячи, мы хотели большего, чем у нас получилось, и поэтому многие очень осторожно относятся к этому фильму. У нас много людей, которые сейчас не имеют на хлеб, во время нормализации они работали, а сейчас им еще до сих пор ничего не вернули, они на пенсии. И их я тоже

Вилма Цибулкова
понимаю, когда они видят такой фильм…да и новое поколение тоже неоднозначно может этот фильм воспринимать, потому что у нас еще столько вещей нерешенных, двусмысленных…Они держат дистанцию от таких фильмов о том времени…»

- Кажется, в Чехии фильм посмотрели на сегодняшний день меньше людей, чем в Москве?

«Около 16 тысяч всего… А когда мы в Москве пришли в зал, где было три тысячи зрителей, это 20 процентов от того количества, что видели фильм в Чехии, для нас это был огромный успех. И потом нас изумило, когда мы увидели, что люди понимают ту нарочитую легкость, с которой снят фильм, ту гиперболу, которая есть в фильме… Когда они нам хлопали, мы это все почувствовали».

- А в чем, собственно, главный посыл картины?

«Дообъяснить изгибы наших жизней, ошибки поколений, ошибки власти, ошибки политиков. Я всегда говорила, что виновен не тот или не только

«Как рай земной»: Вилма Цибулкова и Мирослав Этзлер
тот, кто кем-то манипулирует, виновен и тот, который позволяет собой манипулировать. Для всех нас, всех, кто делал это кино, это значит, что нам нужно быть вместе, нужно мудреть, нужно смотреть друг на другу и в одну сторону. Надеюсь, что наш фильм сослужил этому службу. Это самое лучшее, что я привезла из Москвы. Это самый лучший подарок».

- Какая судьба может ждать фильм в Чехии теперь?

«Мы еще не получили окончательное приглашение на карловарский фестиваль, опять нас может ждать разочарование, как его примут, но это уже наши домашние проблемы. Но для меня уже то, что есть… Премия иностранных журналистов, например, для нас очень много значит. То, что страны, люди, во время экономического кризиса, и других кризисов способны мечтать о понимании, о воссоединении, о прощении – вот что самое ценное.