«Народ стоял как один человек – и не боялся»

Фото: Архив Чешского радио

80 лет назад, 23 сентября 1938 года в Чехословакии после объявления всеобщей мобилизации под ружье встало более 1 миллиона 120 тысяч граждан. Солдаты были преисполнены решимости оборонять границы своей родины и воспрепятствовать отторжению Судет, на которые предъявляла права нацистская Германия.

Эдвард Бенеш, фото: Архив Чешского радио
Уже в течение лета 1938 года ситуация в Чехословакии и вокруг нее накалялась. Угроза войны с Германией, выступавшей в роли защитницы судетских немцев, становилась всё более реальной. И одновременно всё большими становились колебания главной чехословацкой союзницы – Франции. 12 июля французский премьер Эдуард Даладье назвал обязательства Парижа перед Прагой «непоколебимыми и священными», но поспешил добавить, что многое будет зависеть от того, удастся ли чехословацким властям найти общий язык с судетскими немцами. Франция, не уверенная в своих силах, не хотела воевать с Германией без поддержки Великобритании, которая, однако, не была связана с Чехословакией какими-либо обязательствами. Более того, британский премьер Невилл Чемберлен, убежденный противник войны, прямо заявлял: «Как это страшно, фантастично, невероятно, если британцы должны будут копать окопы и надевать противогазы здесь в Англии – из-за конфликта в далекой стране, из-за людей, о которых мы ничего не знаем...». Лондон подталкивал Париж к поиску компромисса с Берлином – пусть даже за счет Праги.

В августе 1938 года Судето-немецкая партия организовала беспорядки в пограничных районах, которые были подавлены чехословацкой полицией и армией. Жертв было совсем немного, но в немецкой печати развернулась яростная античешская кампания. Западные державы, стремясь избежать войны, оказывали давление на Прагу, добиваясь от нее уступок немецкому меньшинству.

Президент Чехословакии Эдвард Бенеш пошел на уступки, которые даже несколько превышали требования Карлсбадской программы. 10 сентября в обращении к народу он заявил: «Государство должно получить то, что ему причитается, а национальности – то, на что имеют право они. При этом на любом уровне, государства и местного самоуправления, индивиду по отношению к целому, меньшинству по отношению к большинству гарантируются свобода убеждений, национальные права, справедливые условия его политической, культурной и хозяйственной деятельности».

Невилл Чемберлен и Адольф Гитлер, фото: Bundesarchiv, Bild 183-H12751 / CC-BY-SA / Creative Commons 3.0 Germany
Но инструкции из Берлина лидерам судетских немцев предписывали отвергать любой компромисс. Прозвучали прямые сепаратистские требования.

Сентябрь 1938 года стал месяцем дипломатической активности. Чемберлен дважды летал к Гитлеру, пытаясь добиться от нацистского вождя условий, на которых тот отказался бы от нападения на Чехословакию. Первоначально таким условием была уступка всех территорий, где немецкое население составляло более половины. С таким требованием правительства Великобритании и Франции и обратились к Чехословакии. 20 сентября ультиматум был отвергнут, но уже через сутки Прага согласилась – после того, как Лондон и Париж открыто пригрозили, что не придут на помощь в случае войны с Германией, которая теперь становилась неизбежной.

«Что касается военного вопроса, то в 1938 году территорию Чехословакии оборонять было абсолютно невозможно. Для союзнической Франции Чехословакия имела значение в 1920-х годах, в период слабой Германии. Тогда с территории Чехословакии можно было начинать наступление против Германии, но когда мощь последней значительно возросла, то вытянутая форма территории Чехословакии превратилась в принципиальный недостаток», – комментирует Зденко Маршалек из Института современной истории Академии наук Чешской Республики.

Фото: Архив Чешского радио

Согласие чехословацкого правительства с требованиями отдать свою территорию вызвало взрыв возмущения в обществе. На улицы Праги вышло около четверти миллиона человек, требовавших от властей защитить республику.

Вспоминает очевидец тех событий режиссер Антонин Кахлик: «В тот же день, когда западные державы принесли нас в жертву под предлогом того, что так удастся сохранить мир, на улицы вышла вся Прага. Мне тогда было 15 лет. Сообщение пришло после полуночи, и еще ночью мужчины добровольно отправлялись в свои полки. Мой отец тоже ушел».

Было создано «правительство национального единства», которое возглавил ветеран чехословацких легионов генерал Ян Сыровы. Он требует от народа прекратить протесты: «Армия может выполнять свои задачи только тогда, когда за ней стоит весь народ, народ спокойный. Докажите свою готовность помочь стране своей работой. Пусть каждый вернется к выполнению своих обязанностей. Только так мы сможем защитить наше государство. Все последующие выступления будут на руку нашему врагу».

Фото: открытый источник
Германия, однако, продолжает усиливать давление. Гитлер требует от Чехословакии удовлетворить территориальные требования Польши и Венгрии. Последовал отказ и 23 сентября 1938 года в Чехословакии была объявлена всеобщая мобилизация.

«Каждый человек, который в рамках мобилизации поступает на действительную военную службу, имеет право на бесплатный железнодорожный билет кратчайшим путем к месту назначения. Распоряжение о мобилизации касается также лошадей, телег, автомобилей всех видов и самолетов», – передавало Чехословацкого Радио.

«Наш дед получил повестку, чтобы привел коня. Потом он рассказывал, что лошадей армия тогда собрала очень много. Наш конь Карел, однако, им не годился. На нем нельзя было ездить. Он годился только в оглобли, возить телеги. Вдобавок еще и кусался. Мобилизовали и нашего учителя, но долго он там не пробыл. Пришел потом обратно, одетый в солдатский мундир», – это архивная запись интервью с одной из очевидец событий тех дней.

«Прага начала полниться мужчинами, которые несли свои вещи, ждали трамвая, мужчинами, рядом с которыми были женщины, которые их обнимали, некоторые женщины плакали, словом – в Праге началась мобилизация. Это была ночь, полная ожидания, потому что все мы думали и были готовы к тому, что немецкие фашисты ударят. Помню, как тогда перед домами стояли в основном женщины, старушки и молодые, и смотрели на покрытое тучами рассветное небо, ожидая, что услышат звук моторов немецких самолетов. Моторы молчали, и люди были в каком-то смысле даже разочарованы, потому что начали подозревать, что происходит что-то нехорошее, нечестное. Та ночь была по-своему лучшей ночью этого народа. Потому что тогда этот народ стоял как один человек – и не боялся», – вспоминал о сентябрьских событиях 1938 года актер Ян Верих.

В первый же день в места расположения предписанных им частей чехословацкой армии явилось три четверти воинов запаса.

В архиве Чешского Радио сохранились воспоминания ветерана Йозефа Начерадского, который был мобилизован и отправлен служить на линии оборонительных сооружений на востоке Чехии: «Они были слишком самонадеянны, верили, что закидают врага шапками. Но на самом деле мы не были готовы оказать настоящего сопротивления». При этом к войне с Германией Чехословакия серьезно готовилась уже с 1934 года.

«В 1934 году стратегические военные планы были переориентированы с Венгрии на Германию. Подготовка армии была систематической. Можно сказать, армия Чехословакии была одной и наиболее подготовленной для сопротивления нацистской агрессии», – считает историк Карелт Страка.

ДОТов, фото: Йосеф Зенаты, Чешского радио

По периметру территории государства строились линии железобетонных ДОТов. На вооружении армии стояло также более 600 самолетов. Однако этого и 1 миллиона 240 тысяч солдат не было достаточно для самостоятельной защиты своей территорией от гитлеровской Германии.

«Ахиллесовой пятой обороны Чехословакии была действительно вытянутая форма территории страны. Иногда кто-то говорит о конфликте между идеей модернизации армии и строительством линии крепостей, ДОТов, как статических опорных пунктов обороны. Ничего такого нет. Крепости являлись принципиальным элементом оборонной линии.

Чехословацкие ВВС в сентябре 1938 года также были достаточно современными и довольно таки многочисленными. Однако возможности применения воздушных сил также были лимитированы формой территории. Достаточно обратить внимание на расстояние от границ государства до Праги или Брно. Немецким бомбардировщикам было достаточно 20 минут, чтобы нанести удар. У чехословацких ВВС с ответными действиями возникли бы большие проблемы», – говорит историк Зденко Маршалек.

Йозеф Начерадский, чьи воспоминания сохранились в архиве Чешского Радио, так же говорит о превосходстве гитлеровской Германии над чехословацкими подразделениями. Свое утверждение он обосновал рассекреченными архивными данными с которыми ему удалось ознакомиться:«Потом мне стало понято, что немцы знали все о расположении наших укреплений. Они лишь ожидали, что мы предпримем какие-то действия. Если бы мы сделали это, они бы нас уничтожили с воздуха».

Мюнхенское соглашение, фото: Штепанка Будкова, Чешское радио - Радио Прага)
Попытка Чехословакии сопротивляться агрессии закончилась 30 сентября 1938 года заключением Мюнхенского договора и отторжением Судетской области. Чехословацкие солдаты были вынуждены покинуть приграничные территории.

На армию произошедшее имело катастрофическое влияние, говорит Зденко Маршалек из Института современной истории Академии наук Чехии: «С другой стороны, нельзя забывать о том, что каждый четвертый чехословацкий военнослужащий тогда относился к венгерскому или немецкому национальному меньшинству. Надо сказать, что множество солдат приветствовали подписание Мюнхенского договора. Есть свидетельства о том, что и военнослужащие чешской национальности старшего возраста, прошедшие Первую мировую, положительно отзывались о реализованном «мирном решении» проблемы. Но, конечно для большей части армии, и в первую очередь для молодых военнослужащих, невзирая на чины – были ли они рядовыми или офицерами, это стало катастрофой».

ключевое слово:
аудио