Наталья Сидорик: "Чешская демократия давно не была подвержена критическим фазам"

r_2100x1400_radio_praha.png

Наталья Сидорик приехала из неблагополучной Беларуси в демократическую Чехию, чтобы помочь беженцам, пострадавшим от несправедливости в собственной стране, адаптироваться в новой среде. Наталья - психолог в Ассоциации беженцев, недавно открывшейся в Праге, через ее руки проходят сотни нуждающихся в помощи людей. Однако, как признается Наталья, пострадавших от деятельности деструктивных сект в Беларуси, она насчитывает больше, чем политических беженцев.

Сегодня сектантство не так грозит Западной Европе и США, сколько Восточной Европе, Африке и Южной Америке. Чехию и в этом плане можно назвать безопасной страной. В Чехии не слышно о массовом поклонении Сатане или вербовке, завуалированной под лекции о венерических заболеваниях, как это бывало в странах бывшего СССР. Так называемые сектанты в Чехии - это вполне безобидные кришнаиты и многоуровневый маркетинг, также, кстати, приравненный к нерелигиозным сектам американскими сектоведами. Наш сегодняшний разговор с Натальей Сидорик - о степени критичности мышления белорусов и чехов.

- Я это вижу по количеству людей, с которыми я работала как с клиентами в ассоциации беженцев, количество пострадавших от деятельности сект, превышает количество приезжающих сюда по политическим причинам, хотя, казалось бы, после выборов должно быть наоборот.

- Давайте сравним критичность мышления этих двух славянских народов, то есть готовность чему-то верить, будь то увещевания политиков или обещание загробных радостей.

- Интересный вопрос, который к тому же красиво укладывается в параллель между чехами и белорусами. Тут не обойтись без характеристики белорусской и чешской ментальности. Я бы сказала, что в последнее время белорусы вынуждены стать большими скептиками. А вот чехи наоборот давно не были подвержены критическим фазам. Они достаточно долго живут в вяло текущем демократическом режиме. Белорусов традиционно волнуют все проблемы в глобальном масштабе, каждая бабушка в глухой белорусской деревне рассуждает о политике. Чехов же беспокоит главным образом то, как это коснется каждого из них.

- Вы хотите сказать, что в более демократическом обществе люди менее политизированы?

- Да, например, пока политические проблемы не коснулись лично меня и моей семьи, я гораздо меньше обращала внимание на все это. Люди в демократическом государстве более трезво оценивают свои свободы и права и к тем же самым выборам подходят без той истерии, с которой мы сталкиваемся в Беларуси. Они принимают все демократические свободы как нечто должное и дискутируют не о том, как это делать, а делать ли это вообще.

- Кто более политически грамотен? Могут ли, допустим, чехи с ходу перечислить фамилии людей, занимающих ключевые посты в государстве?

- Они знают только ключевые фигуры, и то в силу только что прошедших выборов, и все газеты об этом пишут. Как только послевыборная волна спадет, люди, которые не связаны с политикой профессионально, будут пропускать эту информацию мимо ушей. Среднестатистический белорус выглядит просто выпускником университета курса политологии по сравнению с чехами. Классикой является фраза чешского граффити, которую можно увидеть на старых домах - «Пусть живет Гавел, но за свои деньги!». Меня интересует то, что происходит у меня дома, ну и немного интересно посмотреть, как дела у соседа.

- Количество и активность сект в стране, по-вашему, больше зависит от силы основной религии или от царящего политического режима?

- Если в стране царит жесткий политический режим, то людям хочется реализовать себя в чем-то, не связанном с политикой, и там найти отдохновение. Они более склонны к уходу в иллюзорную действительность, которая видится им настоящей. Что же касается религии, то людей, которые считают, что необходимо ходить в церковь и отправлять различные обряды, больше в Беларуси. Чехи же - атеисты по всем опросам. Они гордятся этим, и уже долгое время занимают первое место в Европе. Однако, несмотря на то, что они этим бравируют, в любом чешском городке или деревеньке вы на самом видном месте увидите прекрасно отреставрированный костел или каплицу.

- Кто же более склонен к максимализму в мышлении?

- Белорусы. Они охотно принимают любые положения секты за утерянные нравственные ориентиры. У чехов же есть голые демократические свободы, и им не нужно надевать эти розовые очки.

- Совсем недавно в Чехии принят закон о регистрированном партнерстве. Как видим, чехи довольно терпимы к альтернативным стилям жизни, в отличие от некоторых других европейцев. Является ли, по-вашему, толерантность общества необходимым условием для установления демократии?

- Толерантность несомненно должна присутствовать, но это не самое необходимое условие. Под этим понятием мы не должны понимать безразличие и отмежевание, в которое иногда перерастает толерантность чешского общества. Я имею в виду, например, цыганскую проблему, которая позволяет дискутировать, на каком уровне находится чешская демократия в действительности. На территории демократической республики Чехии существуют цыганские гетто. Совсем недавно обсуждалась очень некрасивая статистика, согласно которой школы для умственно отсталых детей были переполнены цыганскими детьми. Как будто все цыганские детки имеют интеллектуальные нарушения! Это моя больная тема, так как по первой специальности я - дефектолог. Просто детки из неустроенных семей не получили в свое время должного внимания и образования, поэтому и выглядят в свои 12 лет немного инфантильными на фоне сверстников. Очень сильно обижена молодая подрастающая генерация цыганских детей, и это - страшная проблема, которая вдруг вывернула наизнанку красоту чешской демократии. Люди, которые после Масарика и Гавела могли бы ходить по путям, устланным розами, вдруг продемонстрировали геноцид цыганского населения.