Демократичекое образование в Чехии набирает силу

waldorfska_skola1.jpg

Демократия - это, прежде всего, свободная воля человека, которую он бы мог свободно проявлять в рамках определенных законов, созданных на основе плюрализма и толерантности. Наша очередная передача «На пути к демократии» будет посвящена образовательной системе в Чешской Республике, которая старается воспитывать молодое поколение чехов в атмосфере свободного выбора собственного жизненного пути.

Генерация граждан Чешской Республики, которая вырастала в тоталитарном режиме и испытала на себе все характерные признаки этого режима, которые основаны на подавлении воли и зависимости от управленческого аппарата, старается создать такие условия для жизни, как детей, так и студентов средних и высших школ, способствующих полноценному развитию личности.

Многие моменты в образовании, безусловно, остаются нерешенными, однако возможность развиваться и даже выходить за рамки общепринятой образовательной системы существует в Чехии уже с 1989 года.

В связи с тем, что без слова свобода не может существовать понятия демократия, то и школу, о которой сегодня пойдет речь, можно не без основания назвать одной из самых демократичных не только в Праге, но и в Чешской Республике.

Пражская начальная свободная школа носит свое название по имени проекта «Свободное образование в начальной школе», который основан на принципе свободного воспитания детей.

«Мы стараемся, чтобы ученики, которые оканчивают нашу школу, были свободны со всех сторон, со всех возможных точек зрения, чтобы они выросли людьми свободными не только по отношению к себе, но также признавали свободу остальных», - говорит заместитель директора свободной школы Йиржи Трында.

Как же в реальности функционирует свободная школа в Праге?

«У нас своя особенная образовательная программа, что все еще не является привычным явлением в Чешской Республике. Пока из всех образовательных программ, которые существуют в 3.300 школах Чехии, только 16 школ имеют свои личные. Остальные школы находятся на пути создания и разработки индивидуальных систем образования, характерных только для одной школы. Так что нам очень повезло, что мы стали передовой школой в этом направлении. Уже третий год мы учим детей по специальной программе, которую мы создали сами на основе определенных рамок, которые были установлены министерством образования и исследовательским педагогическим центром. Это могло бы быть тем вторым аспектом демократии и свободы, потому что мы сами выбрали путь, благодаря которому мы хотим воспитать свободных граждан. Но эта программа касается не только детей, учащихся в нашей школе, но и нас, учителей», - продолжает рассказывать Йиржи Трында.

Ясно и то, что педагогический коллектив сталкивается со множеством проблем, связанных с внедрением и практикой новых идей, шагов и стратегий. Но их поддерживает и министерство образования Чешской Республики, и многие другие государственные организации. Например, учредителем школы является городское управление района Праги 2.

Школьная реформа в Чешской Республике продвинулась уже достаточно далеко, и в реальности есть возможность у каждой школы Чешской Республики внедрить в качестве программы свой собственный взгляд и довести эту программу до конца.

«Само собой, что главное это дети в школе, поэтому они имеют ученический, школьный парламент, в состав которого входят представители всех классов. Они имеют возможность предлагать, инициировать разные новые идеи, решать вопросы, например, того, что им в школе не нравиться и чтобы они хотели изменить. Ну а в наши обязанности входит заниматься решением этих проблем. Так что предложения о внутришкольном реформировании поступают с разных областей школьной жизни».

В свободной пражской школе часто, как в других школах Чешской Республики, встает вопрос о нападках учеников по каким-либо признакам, будь то дискриминация по национальному признаку, или же обычный террор одного из учеников по неизвестным причинам, либо каким-то физическим недостаткам. Совместными усилиями, включая и родительский комитет - все это школа пытается устроить наилучшим способом, который основан на открытых дебатах всех школьных организаций.

Если парламент - это еще исключение в начальной школе, то в ВУЗах Чешской Республики уже давно существует, так называемый, академический сенат.

«Существует возможность избрать в академический сенат студентов, которые потом совместно будут решать, как будут выглядеть экзамены и т.д. Я лично откликаюсь в те моменты, когда чувствую, что решение было несправедливым. Так, например, недавно, когда были алогично преобразованы студенческие обязанности, мы написали коллективное письмо ректору, от которого исходил новый указ, и нам пошли на встречу, сделав именно так, как нам всем было удобно», - говорит студент исторического отделения Карлова Университета Петр Пойман.

Сама система образования в ВУЗах Чехии прошла основательной трансформацией только к концу 90-ых годов и приспособилась к европейской системе кредитов. Об этом продолжает Петр Пойман.

«Существуют учебные курсы, которые являются обязательными. За них каждый студент должен набрать определенное количество кредитов или баллов. Так же есть группа учебных предметов необязательных, но некоторые из них надо обязательно пройти, набрав кредиты. Общая сумма кредитов, набранных в процессе учебы, и составляет обязанности студента, который стремится к степени бакалавра - 3 года и степени магистра - 5 лет».

Белорус Павел Котов, который обучается в Карловом университете на философском факультете, считает, что в области образования, гуманитарного образования и науки в Беларуси происходят очень неприятные вещи и ему по неволе приходится сравнивать обучение в белорусских высших школах с чешскими, например, с той, в которой учится он в Праге.

«Если сравнить то, что я вижу здесь в Чехии, на том же философском факультете, здесь академический сенат заставляет профессоров считаться с их интересами. Это проявляется хотя бы в такой мелочи, как подставки для велосипедов, и в более важной вещи - организации самого обучения, чтобы сделать как можно более удобным для студентов, потому что если об этом не будут думать сами студенты, то никто больше самих студентов думать не будет, когда как у нас такого нет. Произвол и ущемление каких-то прав воспринимается как само собой разумеющееся. Совершенно дикая ситуация, на мой взгляд, то, что недавно было заведено в Беларуси: человек должен сначала отработать несколько лет. Если он отказывается, то он должен выплатить за обучение деньги. Это как раз вопрос о социальности нашего государства и бесплатности нашего образования. Высшее образование воспринимается как большой дар, который дает государство и за который человек должен быть ему обязан по гроб жизни. Я считаю, что это совершенно неправильно».

Вот теперь хочется задать вопрос о том, не повезло или, наоборот, повезло тем белорусским студентам, которые были отчислены из белорусских ВУЗов за участие в демонстрациях протеста во время выборов президента в этом году. Ведь Чехия для этого выделила 20 миллионов крон и проект зачисления студентов из Белоруссии уже шаг за шагом начинает воплощаться при помощи общественных организаций. Хотя пока, конечно, не тысячи студентов могут принять чешские вузы, а всего лишь десятки. Будем надеяться, что эти десятки белорусских студентов впитают в себя во время обучения в Чехии не только знания, но и научатся понимать, что несет и демократическое образование, и демократическая политика, и заодно будут являться продолжателями традиции обучения белорусов в Чехии, которая уходит своими корнями далеко в прошлое.

«В Праге белорусские студенты, как историк могу сказать, были с 1397 года, есть документы. Специальный колей был выделен для студентов земель Великого Княжества Литовского, тогдашней Беларуси, т.е. традиция белорусской жизни здесь была, и это чувствуется даже на Пражском граде, где находится памятник Франциску Скарыне и его здесь знают», - добавляет Павел.

Но далеко не все могут иметь возможность приехать в Прагу и получить здесь высшее образование. Многим, например, сокурсникам Павла Котова по когда-то существовавшему белорусскому лицею им. Якуба Коласа, так и придется обучаться на белорусском языке подпольно, но уже продолжая партизанские традиции белорусского народа.

«Открылся подпольный, партизанский лицей, т.е. обучение происходило, ну и сейчас происходит на квартирах, в разных местах города, организации разные общественные предоставляли нам места: «Товарыства беларускай мовы» и партия БНФ».