Не надо все время молчать

Charte 77

В рубрике «На пути к демократии» мы рассказываем вам о том, как Чехия, начиная с девяностых годов прошлого века, шла по пути перехода от тоталитаризма к демократии. Мы хотим говорить о современной Чехии, рассказы об истории мы оставили другим авторам и другим программам. Но сегодня мы все-таки хотим вернуться к событиям недавней, но все-таки уже истории. Тридцать лет назад, в январе 1977 года, в тогдашней Чехословакии была основана «Хартия-77». С этого события пошел обратный отсчет конца правления коммунистической партии. Тогда горстка чехов и словаков робко встала и показала направление на пути от тоталитаризма к демократии. Рассказ об истории борьбы коммунистов и «хартистов» не должен быть похож на пропагандистскую агитку. Это ведь в первую очередь трогательная и невероятная история борьбы маленького Давида с мощным Голиафом. Что собой представляли две сотни диссидентов по сравнению с десятками тысяч работников карательных органов и 15 миллионами всегда молчащих граждан?

«Хартия-77» никогда не была настоящей организаций. Первоначально это было лишь заявление, мягко призывающее коммунистическое правительство соблюдать международные соглашения о правах человека. Напомним, что за год до этого на знаменитой хельсинской конференции Чехословакия, также как и другие страны соцлагеря, взяла на себя обязательства по защите прав человека, свободы и демократии. Но в стране абсолютно ничего не изменилось, коммунисты делали вид, что в нашей стране все в лучшем порядке.

Заявление диссидентов вызвало бурную реакцию властей. Вспоминает публицист Петрушка Шустрова, одна из подписантов «Хартии-77»:

«Вы знаете, как только я увидела истеричную реакцию властей на первые публикации заявления, у меня возникло впечатление, что режим нас очень боится. Ведь, объективно говоря, что значат 240 человек в государстве с 15 миллионами жителей. Тем более, эти 240 человек всего лишь напомнили властям, что надо бы соблюдать собственные законы. Суверенная власть не может этого испугаться. Уверенной в себе власти не стоило бы даже гоняться за авторами такого заявления. А тут такое началось - столько криков, столько оскорблений, какая масштабная кампания в газетах, по телевидению... Я считаю, что если бы не было такой массированной реакции власти, многие бы даже не узнали о существовании «Хартии». Откуда бы об этом люди узнали? Власти хотели запугать людей, чтобы они не вздумали присоединиться к нам. Я думаю, что это было свидетельство того, что коммунистические власти понимали, что эти взгляды разделяет не только 240 человек...»

Коммунистические власти тогда действительно организовали небывалую кампанию против авторов и подписантов «Хартии-77». Анекдотом может показаться факт, что полиция тогда устроила настоящую голливудскую погоню за машинами, в которых ехали активисты, собиравшиеся передать «Хартию-77» в чехословацкий парламент. Десятки люди были арестованы и приговорены к тюремному заключению.

Диссиденты были выдавлены властью на окраину общества. Если не отсидели срок, то были, как минимум, уволены с работы. «Нормальные», законопослушные граждане могли быть наказаны лишь за то, что заговорили с опальным диссидентом на улице.

Интересен тот факт, что в общину «хартистов» вошли совершенно разные люди. Люди разного мировоззрения, разных религий, люди из разных слоев общества. Тем не менее, они смогли найти общий язык. Говорит Вацлав Гавел:

«Наверняка это было связано с общим чувством угрозы и опасности, общим врагом, общими заботами... И, в первую очередь, с тем, что «Хартия» была основана на принципе гуманности, солидарности, сотрудничества».

Петрушка Шустрова дополняет:

«Мы сосредоточились на том, что нас соединяет и объединяет, и не обращали внимания на другие вещи. О том, в чем мы не соглашались друг с другом, мы вели дискуссии. Мы знали, что других друзей у нас нет, и если мы не сможем договориться, то останемся совсем одни, в полной изоляции. Я думаю, что если бы наши политики сейчас подумали о том, что в этой нашей небольшой стране мы все как-то зависим друг от друга и мы в любом случае должны как-то договориться, то они бы притупили лезвия своих ножей. Мы когда-то в «Хартии» тоже ссорились и спорили, но мы сошлись на том, что все вместе будем воевать за права человека, и это нас соединяло. Я думаю, что и наши политики могли бы найти целый ряд таких соединяющих идей».

Было бы, конечно, преувеличением сказать, что одна «Хартия-77» победила чехословацкий коммунизм. Тем не менее, ее важная роль неоспорима.

«Я считаю, что из опыта «Хартии-77» можно извлечь урок, что стоит поймать власть за слово. Со временем это принесет свои плоды. Возможно, не сразу, возможно только косвенно, но все равно в этом есть смысл», - говорит активист «Хартии-77» Вацлав Гавел.

Интересно, что представители «Хартии-77» к сегодняшнему дню практически исчезли из чешской политической жизни. Исключение представляют только Александр Вондра, вице-премьер по делам Евросоюза, и Петр Питхарт, вице-спикер Сената. Легко можно сделать вывод, что время «Хартии-77» и диссидентов кончилось. Скорее всего, это действительно так. Тем не менее, «Хартия-77» показала людям, что не обязательно сидеть в уголке и молчать. Есть и другие пути.

Автор: Либор Кукал
ключевое слово:
аудио