Непрощание с голубым колодцем. Свет связующих нитей: Прага и Киев

Вячеслав Ильяшенко

Страстная пятница, важнейший день перед Пасхой, в этом году пришла в Чехию 15 апреля. Это пятница скорби; богослужения, совершаемые ныне в католических храмах, посвящены Крестному пути Спасителя. С академическим художником Вячеславом Ильяшенко мы беседуем о цикле «Страсти во Христе» и апокалиптическом офорте «Прощание с голубым колодцем», так нежданно перекликающимся с нынешним разрушением Украины. О его выставках, проходивших в Польше, Германии и чешском Броумове – этот край художник, который сейчас также помогает украинским беженцам, также считает свой родиной. Об идеальном и чувственном начале в творчестве, его этапах, в том числе киевском. О связующих нитях, зримых и незримых, между Чехией и Украиной, Прагой и Киевом — его уроженцем является наш собеседник. А еще о пражском зоопарке, который полон сейчас украинских детей. И о надежде.

«Мне хотелось, чтобы местные жители почувствовали, что «Страсти во Христе» — их родные, кунратицкие ...»

Фото: Packa,  Wikimedia Commons,  CC BY-SA 2.5

— Один из памятных для меня моментов общения с вами относился к периоду, когда вы уже завершили работу над «Страстями во Христе» — 14 святынями Крестного пути Иисуса Христа. Эту работу вы выполнили по заказу священника храма в Кунратице. Позже вы создали алтарную картину для Броумова, а также работы для храма в Рупрехтице. Помнится, вы говорили, что сложной задачей для вас стало решение, каким образом подойти к изображению образа Понтия Пилата…

— Мне пришлось очень серьёзно опять прочитать Евангелие, очень серьёзно изучить не только классику, но и апокрифические разные варианты, разные взгляды на Понтия Пилата, разные мнения о нём разных писателей, философов. Но в то же время мне было важно сделать эту работу так, чтобы она была совершенно естественна в этом барочном интерьере, потому что всё-таки это классика — чешское барокко, очень красивый костел в маленьком пригороде (Праги) Кунратице. Поэтому мне хотелось видеть эти картины современными и в то же время время не хотелось, чтобы местные жители, прихожане этого храма, чувствовали себя там некомфортно, видели какой-то там авангард и не восприняли бы эти картины, потому что тема эта для каждого католического храма – очень важная.

В каждом католическом храме должны быть картины, изображающие Крестный путь

В каждом католическом храме должны быть картины, изображающие Крестный путь, по-чешски — Křížová cesta. В русской традиции в иконописи это имеет название  «Страсти во Христе», то есть это весь путь Христа с начала и до конца, заканчивая Голгофой и тем, как воины делят Его одежду у подножия Креста. Это связано и с церковным годом. Поэтому нужно было совместить мой личный опыт и восприятие Евангелия, Иисуса Христа и Понтия Пилата и в то же время достичь, чтобы эти картины были гармоничны в данном интерьере, чтобы местные жители почувствовали, что они — их родные, кунратицкие, а не что-то чужеродное в их храме. Так что это была такая важная задача.

«Броумов — одна из моих родин. Первая — Киев»

Фото: Radio Prague International

Судьба ранее свела Вячеслава Ильяшенко также с Броумовской областью, расположенной на северо-востоке Чехии на чешско-польской границе. Одной из важных достопримечательностей области является Броумовский монастырь ордена святого Бенедикта, основанный в XIV веке и в начале XVIII перестроенный в стиле барокко. Он включён в национальный список памятников культуры Чехии. В Броумовском регионе, а именно в Рупрехтице, также находится церковь святого Якова Великого римско-католического прихода.

— Это очень красивое небольшое село Рупрехтице, как и Отовице — там все поселки очень красивые. Я там когда-то жил,  это, можно сказать, одна из моих родин. Первая родина — Киев, потом Львов, а потом, наверное, Броумов — там мы оказались в 1994 году, когда переехали в Чехию. Так что это для меня — очень родное место. Когда мы там поселились, мне как-то вдруг предложили сделать одну выставку, потом вторую, третью. У меня и в том регионе, и в соседних польских городах, потому что это всё очень близко у польской границы, было наконец десять выставок.

— И эти регионы очень тесно активно поддерживают связи друг с другом…

Вячеслав Ильяшенко | Фото: Архив Вячеслава Ильяшенко / Paměť národa

— Да, и очень активно развивают творческие отношения. Они устраивали совместные пленэры с художниками: мы, чешские художники, ездили в Польшу, поляки приезжали к нам, у нас были совместные пленэры и выставки. В них тоже участвовали немцы, так как это область Судет, куда как раз в середине 1990 годов стали возвращаться потомки семей (этнических немцев — прим. ред.), которых в 1945-46 гг. оттуда насильно выселили. Они стали возвращаться и приглашали в красивые города Баварии, в которых жили люди, которые уехали из той части Чехии, Броумова и его окрестностей.

Мы с одним местным художником несколько раз бывали в Баварии, там у нас проходила выставка в городе Форххайм, и немцы тоже участвовали в таком творческом мероприятии. Когда я сделал несколько выставок, меня пригласил к себе броумовский настоятель Норберт Йозеф Земан (представитель Ордена каноников-премонстрантов — прим. ред.), мы с ним как-то очень подружились.

«В католической традиции художник свободен и сам решает, каким он видит изображаемого святого»

Фото: Архив Вячеслава Ильяшенко

Настоятель сказал, что ему очень нужен художник, который может делать грамотные художественные работы, работать в разных техниках, потому что в некоторых костелах не было главных алтарных картин.

— И вы восполнили пробел в главном алтаре в стиле нового барокко в 1997 году, написав картину святого Иакова Великого. В Деяниях апостолов приведено, что «царь Ирод», традиционно отождествляемый с Иродом Агриппой, казнил Иакова мечом. Каков был ваш подход к отображению этой фигуры?

— Мне было очень интересно делать эту работу, потому что этот броумовский настоятель очень серьёзно подошёл к нашему сотрудничеству. Он сказал, что ему очень нравится тип моей живописи и мои работы, и он очень хотел бы, чтобы в костелах вместо алтарной картины не висели тёмные ткани, как это всё обычно выглядит, когда картина украдена или уничтожена во время войны. В данном случае было неизвестно, куда она пропала. Скорее всего, по предположениям местных жителей, ее украли во время войны.

— Не сохранилось никаких документальных источников, её фотографий и  набросков, однако вам, может быть, это отчасти упростило задачу? В такой ситуации также, возможно, не выдвигается требование следовать определенным канонам?

Фото: Архив Вячеслава Ильяшенко

— Да, совершенно верно, в этом подход католической церкви отличается от подхода православной. В традиции католической церкви нет строгих канонов, которые есть в православной церкви, поэтому священник, который решил заказать картину художнику, сам принимает решение, является главным меценатом и как бы художественным руководителем. У нас сложилось очень хорошее сотрудничество, он дал мне книжки об этом святом, мы договорились, что я буду делать эскизы. Я предлагал ему разные варианты трактовки, он смотрел мои эскизы и мы обсуждали это. Были очень интересные такие философские и теологические разговоры: ему было очень интересно узнать от меня что-то о православной традиции, а мне было очень интересно узнать у такого образованного человека что-то о католической традиции.

— Вы позиционируете себя также как православный художник?

—  Я себя не позиционирую как православный художник.

— А как художник, который хорошо знаком с православной традицией?

Собор Святых Кирилла и Мефодия,  Горжовички | Фото: Vít Švajcr,  Dobré světlo.com,  Wikimedia Commons,  CC BY-SA 3.0

— Да, я довольно часто писал иконы, меня это интересовало. Я делал две работы, святого Вацлава и Святую Людмилу, для православной церкви (святых Кирилла и Мефодия – прим. ред.) в таком небольшом городке или селе Горжовички по дороге в Карловы Вары. Так что у меня есть тоже такой опыт, но в православной традиции всё-таки очень строгие каноны, можно сделать небольшое отступление, а в католической традиции художник свободен и решает сам, как он видит этого святого, а заказчик соглашается или не соглашается. Так что в течение длительного нашего сотрудничества в конце-концов мы выбрали один из моих рисунков, и я уже начал работу. Это была очень приятная работа.

Четыре города Чехии подали заявку на титул культурной столицы Европы 2028 года

Монастырь в Броумове | Фото: Антон Каймаков,  Radio Prague International

Позже Вячеслав Ильяшенко выполнял ещё один очень интересный заказ для Броумова.

—  Я получил заказ опять же алтарной картины, на этот раз в красивом небольшом населённом пункте Отовице для храма святого Георгия (sv. Jiři). Так что ещё у меня там есть один святой. Это тоже всё недалеко от Броумова, очень красивые такие и необыкновенные места, уникальная часть Чехии.

— Это в целом такая интересная группа броумовских сакральных объектов. Броумов, самый маленький участник конкурса на сегодняшний день (наряду с Брно, Ческе Будеёвице и Либерецем) подал и заявку на титул культурной столицы Европы 2028 года.   

— Да, и мы очень надеемся, что выберут Броумов.

— В 2017 году в городе Добржиш, где вы сегодня живёте, состоялась выставка ваших работ, где была представлена графика, акварель и яркие работы маслом, к которым вас в определённый момент потянуло. А если вспомнить о разных ваших этапах творческих, то, например, с киевским, — а вы родом из Киева, — связана картина под названием «Прощание с голубым колодцем». Вы когда-то упоминали о том, что она родилась частично из-за переживаний, что в Киеве стали разрушать старые районы и, в частности, дом на Андреевском спуске, где жил Булгаков. Старинную часть города сносили, вместо нее строили американские гостиницы, что, как вы сетовали,  причиняло боль всем тем, кто любил Киев, вызывая у них депрессивное состояние.

«Прощание с голубым колодцем» | Фото: Архив Вячеслава Ильяшенко

«Тогда всем казалось, что самое страшное с Украиной — Чернобыльская авария, уже произошло» 

Фото: IAEA Imagebank,  Wikimedia Commons,  CC BY-SA 2.0

— Это было начало 1990-х годов, тогда никто не мог предположить, какие испытания выпадут Украине и украинцам по прошествии более чем четверти века… К вам сейчас приезжали и приезжают ваши близкие люди из Киева, ваши коллеги, друзья, сокурсники, которые у вас останавливались. Какими они, уезжая, видели Киев?

— Работа, о которой вы говорите, связана не только с тем периодом, когда действительно разрушался старый город  — казалось, что эти ценные территории нужно захватить и построить что-то, что принесёт много денег. Это ещё связано с Чернобылем, с периодом, когда всем казалось, что ничего страшнее с Украиной, с Киевом не может произойти, и самое страшное уже произошло, это Чернобыльская авария. Так что этот офорт действительно немного апокалиптический и сейчас становится как-то неожиданно, к сожалению, вдруг актуальным…

Этого даже в жизни моих родителей не было, когда твой любимый город разрушается, и падают бомбы на тот район, в котором я жил, на Оболонь

Многие мои знакомые, однокурсники, приятели, их родственники и дети приезжали сейчас, я им помогал устраиваться, где-то их расселять. Помогал некоторым ехать дальше, в другие страны, они у меня могли побыть некоторое время. Это самое страшное, что могло случиться в нашей жизни: этого даже не было в жизни моих родителей, когда твой любимый город разрушается, когда падают бомбы и ракеты на киевской улице на тот район, в котором я жил, на Оболонь. Я ни в одном страшном сне не мог представить, что вижу горящие панельные дома рядом с домом, в котором я когда-то жил. Это сейчас самое страшное, что могут видеть все киевляне — твой город, который горит и разрушается…

Я сейчас общаюсь с друзьями-художниками, которые сидят в подвалах и прячутся от бомбежек

Я сейчас общаюсь с друзьями-художниками, которые сидят в подвалах и прячутся от бомбежек. Те, которые приезжают ко мне — некоторые у меня по несколько дней жили и мы тут гуляли с ними по Праге, — у них мобильные аппликации в телефоне, и это совершенно невероятно гулять по красивому городу, по Праге, по-старинным улицам и слышать, как это приложение в телефоне издаёт сигнал, который означает воздушную тревогу. И друзья говорят: «Не удивляйся, это у нас звенит телефон, это значит, что в Киеве объявили воздушную тревогу». Так совершенно невероятно Киев был трагически связан с Прагой.

Все очень переживают и планируют вернуться как можно скорее домой. Очень многие друзья, которых я приглашал, как и их детей, родственников, внуков, подумали и самых маленьких детей отправили к каким-то родственникам в Западную Украину, но сами сказали, что не будут уезжать из Киева — решили остаться. Все уверены, что это быстро закончится и что, конечно же, эту страшную фашистскую страну мы победим, и скоро все вернутся и восстановят Киев. И он станет ещё красивее.

«Замечательная идея возникла у города с зоопарком, для деток — лучшая терапия»

Фото: Safari Park Dvůr Králové

— Я бы очень хотела пожелать вам, чтобы у вас как художника когда-то родился такой вызов, потребность вернуться к теме того голубого колодца и наполнить его живительной влагой надежды. Надежды, которую питаем мы все, сопереживая сейчас также украинцам, — а их сегодня в Чехии уже насчитывается примерно 300 тысяч, и стараясь помочь, чем можно, Украине.

— Да, я сейчас, когда ехал на «Чешское Радио», оказался в метро и был просто потрясен, сколько я вижу женщин с украинскими детками, просто невероятно… Их очень много. Мои знакомые мне сегодня рассказывали, что они ездят с ребёнком в зоопарк, он полон украинских деток, и они все время слышали украинскую речь, потому что для украинских детей билет стоит одну символическую крону.

Замечательная была идея города, для деток — самая лучшая терапия: они просто целыми днями гуляют по зоопарку. Мои чешские знакомые говорили, что это так здорово — полный зоопарк людей, и как дети радуются, как они счастливы увидеть этот наш замечательный пражский зоопарк — один из лучших зоопарков, он на шестом или седьмом, по-моему, месте в мире…

Люди счастливы, как их приняли и как о них заботятся

Сегодня я прошёлся по Праге — все очень благодарны городу и просто при каждой возможности мне говорят: «Передай всем, что мы очень благодарны Чехии». Люди счастливы, как их приняли и как о них заботятся, просто совершенно все потрясены,

— говорит Вячеслав Ильяшенко. С ним мы беседовали за две недели до выхода данного интервью в эфир.

ключевое слово:
аудио

Связанный

  • Пасха

    В 2023 году Пасха празднуется 10 апреля. Как отмечают Воскресение Христово в Чехии? Какие народные традиции и обычаи дошли до наших дней? Об этом вы узнаете на нашем сайте.