«Плохой чешско-русский словарь». В каких случаях он может сослужить добрую службу?

 Максим Белявский

В прошлом году в Праге вышел «Плохой чешско-русский словарь»/Špatnej česko-ruský slovník. Он содержит около 10 тысяч сленговых, жаргонных и прочих нелитературных слов и оборотов чешского и русского разговорного языка и примерно 5-7% матерной лексики. С этим обширным пластом речи можно встретиться на улице, в баре, спортзале, дискотеках и во многих других местах. Какой целевой аудитории предназначена эта книга, листая которую можно также посмеяться и в очередной раз  поразиться размаху народного устного творчества?

Подробнее — в беседе Radio Prague International с составителем словаря Максимом Белявским. Выходец из Беларуси закончил вуз в Чехии, где он живет около 20 лет.  Максим по профессии — отнюдь не филолог, как можно было бы предположить, а экономист.

Фото: Radio Prague International

Предшественницей «Плохого словаря», который может в определенных ситуациях сослужить добрую службу, стал «Чешский язык. UNCENSORED (Слова и фразы, не вошедшие в словари)», вышедший в 2014 году.

— Я в Чехии больше 20 лет и учил чешский язык ещё изначально в Минске в Беларуси, а потом здесь в летних школах. Общался в большей степени с чехами или со словаками, которые здесь проживают. Мне изначально и позже было достаточно тяжело понять их, как и большинству людей, которые учились классическому чешскому языку, многие даже с фильмами и газетами, но всё равно это составляет большую пропасть между разговорным языком и нормативной лексикой,

— рассказывает собеседник Radio Prague International.

Чему смеются чехи в своей компании?

Фото: Radio Prague International

Для расширения собственного словарного запаса Максим Белявский стремился побольше читать, прислушиваться к чешской речи за кружкой пива и в других местах неформального общения. А также почти систематически делать выписки, пока его синенький блокнот не распух и не попросился в книжный переплет …

К составлению словаря, где можно ознакомиться со множеством эвфемизмов или слов-заместителей, используемых вместо слов, которые неудобно произносить, Максима также подтолкнуло стремление понимать, чему чехи смеются в своей компании, в чем именно заключается игра слов. Он вспоминает, как однажды отправился на сплав по одной из чешских рек с бывшими спортсменами высокого уровня:

— Соответственно, когда едет команда мужиков, то там можно услышать очень мало выражений классической чешской речи. Я уже большинство слов понимал, но начинал судорожно записывать на салфетке в 5:30 утра, чтобы усвоить новые для себя обороты неформальной речи и передать свои знания дальше.

Яжемать, породнившаяся с койотеррористкой, ягровки — с термобельем

Фото: Radio Prague International

Листая словарь, вы, например, узнаете, что štiplistek — это контролер в поезде, а štěkarna — ветклиника (štěkat oзначает лаять). Под «ягровками» — кто бы подумал — подразумеваются термобелье или мужские подштанники, e если вас зовут на rauchpauzu, значит пора сделать перерыв на кофе.

Кojanda по-чешски — это мамашка (яжемать), демонстративно кормящая ребенка грудью в общественных местах. Чехи, которым особо претит такое зрелище, могут обозвать ее kojoteroristkа.

В книге наличествуют некоторые профессионализмы, неологизмы, фанатские кричалки. Выражения, которые могут понадобиться в вытрезвителе, пивнушке и в городе Брно — он же Шулинград, вариант искаженного слова Шалинград. Брненский диалект — вообще отдельная тема.

«Куда же бежать и где сидят все эти Айболиты»

Фото: Radio Prague International

Одна страничка посвящена работникам ножа и топора, несколько тому, как величают пациенты медперсонал за глаза.

В книге представлен, к примеру, словарный запас байкеров в разделе «Байки и тачки по маркам по моделям» и названия медучреждений, или, как сообщает составитель словаря, «Куда же бежать и где сидят все эти Айболиты». Приходилось ли ему самому попадать в затруднительную ситуацию из-за непонимания конкретного сленга?

Фото: Radio Prague International

Мы затронули и тему немецких заимствований, поскольку в Первой Чехословацкой республике проживало около 37% этнических немцев, хотя выделить сферы их преимущественного распространения в Чехии сложно.

«Плохой чешско-русский словарь» удостоился в этом году на традиционном пражском литературном фестивале «Мир книги» грамоты Объединения устных и письменных переводчиков Чехии.

Слушайте аудизапись интервью с его составителем на страничке Radio Prague Int.