Путешествие в чешский язык

Финалисты конкурса вместе с Анной Болавой (первый ряд, третья слева), Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио Прага

Вот уже в третий раз Чешские центры при поддержке Института искусств – Театрального института проводят конкурс переводчиков имени Сюзанны Рот, благодаря которому жители разных стран могут попробовать свои силы в богемистике, переведя с чешского на родной язык фрагмент произведения одного из современных авторов. В этот раз жюри поставило перед конкурсантами непростую задачу, выбрав главу из дебютного романа молодой чешской писательницы Анны Болавы «Во тьму», получившей за это произведение престижную премию Magnesia Litera.

Финалисты конкурса вместе с Анной Болавой (первый ряд, третья слева), Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио Прага
«Золотые перья» богемистики были обнаружены Чешскими центрами в Японии, Южной Корее, Великобритании, Венгрии, Польше, Румынии, Австрии, Германии, Испании, Болгарии, Хорватии и, конечно, в России и Украине. В этом году победителей оказалось тринадцать – жюри не смогло отдать предпочтение ни одному из двух лучших текстов на украинском языке, и в результате оба финалиста разделили первое место.

Сегодня мы продолжим знакомить вас с украинским лауреатом Людмилой Смоляр, с которой на волнах «Радио Прага» мы уже беседовали о возможном появлении в Киеве бульвара Вацлава Гавела.

Теперь мы попросили Людмилу рассказать о ее взаимоотношениях с чешским языком и о своей работе над переводом. Будучи не филологам, а студенткой факультета социологии, Людмила несколько лет назад решила изучить еще один иностранный язык, и ее выбор пал на чешский. Как мы видим, в течение непродолжительного времени начинающей богемистке удалось добиться серьезных успехов.

«В прошлом году на сайте Чешского центра в Киеве я увидела объявление о том, что проходит такой конкурс, и решила попробовать свои силы, хотя тогда мой уровень владения чешским языком был намного ниже, чем сейчас, и я понимала, что эта попытка, скорее, является авантюрой, и в прошлом году я не получила никакого призового места…», – рассказывает Людмила.

Книга Анна Болавы меня очаровала и околдовала…

Анна Болава: «Во тьму», Фото: издательство Одеон
Однако первая неудача не остановила переводчицу – ее уже слишком многое связывало с чешским языком. К тому же, по признанию Людмилы, текст книги Анны Болавы ее «очаровал и околдовал».

– Для вас было важно, что книгу написала именно женщина?

«Изначально, когда я знакомилась с текстом, это не было каким-то критерием, который бы влиял на мое восприятие, но то, что это писала именно женщина, очень чувствуется по тому, как сформирован образ главной героини. И это нельзя не чувствовать, и невозможно забыть, что писательница – женщина, что главная героиня – женщина…»

– С какой главной трудностью вы столкнулись во время работы?

«Главная трудность состояла, наверное, в том, что текст полностью погружает в свою атмосферу, и она – не самая радужная и приятная. Атмосфера специфическая, настроение специфическое, состояние специфическое. И это требует морального ресурса, который тратится во время работы над переводом».

- Когда вы встретитесь с писательницей Анной Болавой, какой вопрос вы ей зададите?

Людмила Смоляр, Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио Прага
«Почти у каждого человека, которого я считаю талантливым, мне хочется спросить: «Как вы с этим живете?» Мне хочется у нее спросить, как они видит повседневный мир, комфортно ли она себя в нем чувствует. Думаю, она неординарная личность, и ей трудно находится в этой современной капиталистической глобализированной реальности…»

- Чем чешские авторы могут быть интересны украинским читателям?

«Чешская литература обладает рядом черт, которые украинской литературе не присущи – специфический юмор, ирония, способ описания мира. И мне кажется, что колорит чешской литературы таков, что он украинцам не знаком, но в то же время – не очень далек. Это и интересно, и ново одновременно, и потому это привлекает».

Чешская литература для украинцев – что-то новое, но достаточно близкое

Людмила добавила, что, разумеется, перед тем как приступить к работе, прочитала роман Анны Болавы «Во тьму» целиком и очень хотела бы перевести его на украинский язык полностью, однако у киевских издателей пока иные планы…

Предлагаем нашим читателям, владеющим украинским языком, фрагмент перевода Людмила Смоляр.

Цвіт дивини густоквіткової

До кошика обриваю суху дивину і квіти потому ретельно викладаю в дерев’яну коробку. Їх небагато, отже, мають досить простору на сушіння. Кожна з них – виокремлена, така розкіш є ознакою або початку, або кінця сезону. Виставляю дивину за будинок під пряме сонце і накриваю склом. Мушу заусміхатися, розглядаючи цей прастарий скляний шмат. Скільки разів різав мені ногу з боків, на литках, коли я була пробігала необачно повз. Дівчинкою постійно мала криваві шрами по боках литок. У школі гадали, що то в мене від чобіт, але то були сліди від скла. Одного разу до сушіння дивини устряг і Вашек і хотів позакривати коробки сам. Нав’язлива й абсолютно марна допомога. Я його полишила на самого себе, все ж не мале дитя... http://www.czechlit.cz/wp-content/uploads/2016/03/Ukrajina-text-1-Smoliar.pdf

Напомним, что конкурс переводов имени Сюзанны Рот проводится Чешскими центрами, работающими в 22 городах мира. В состязании могут принимать участие переводчики, не достигшие 40-летнего возраста.

Победителем от России в этом году стал Алексей Артюхин. Будучи по образованию физиком и математиком – выпускником Московского физико-технического института, пять лет назад Алексей решил выучить, по его словам, «какой-нибудь малораспространенный иностранный язык». Рассмотрев несколько вариантов, он останови свой выбор на чешском. Со свойственной математикам педантичностью Алексей взялся за дело.

Я решил – чешский язык стоит выучить

«Чешский… Когда я о нем подумал, то решил: «Да, его стоит выучить!» Я прошел учебник. Далее – радио, телевидение, доступные ресурсы в Интернете. И так изучил чешский язык. Я не профессиональный лингвист, даже совсем не лингвист, и к филологии никакого отношения не имею», – объясняет лауреат.

Алексей занимался без непосредственного погружения в языковую среду – сейчас он приехал в Чехию лишь второй раз в жизни. Хотя говорить по-чешски начинающий богемист пока стесняется, его успехи в письменном переводе профессиональное жюри оценило так высоко, что со второй попытки он смог занять первое место от России. Алексей признался, что сблизился с чешской культурой уже в процессе изучения языка. Сейчас он много переводит просто для себя. Как Алексей работал над переводом?

«Текст достаточно сложный, можно сказать, очень сложный. Во-первых, там много всевозможных ботанических терминов, и ботаника по-чешски стала для меня новым опытом. Приходилось выяснять, о каких травах, о каких растениях идет речь. И саму героиню было достаточно сложно понять. Все повествование ведется от первого лица, и подобрать подходящий русский стиль для передачи ее мыслей, потока сознания было непросто. Мне также было сложно понять, насколько такое повествование нормально с точки зрения чешского языка».

– Каким был ваш первый опыт перевода с чешского на русский? Кого вы переводили?

Алексей Артюхин, Фото: Катерина Айзпурвит
«Для себя я пытался переводить «Бравого солдата Швейка», несмотря на то что он уже переведен. Над этим можно пытаться работать как над достаточно сложной задачей. Конечно, я переводил не всю книгу, а отдельные фрагменты. Целиком я переводил драмы Вацлава Гавела».

– У вас есть любимый чешский писатель?

«Наверное, это Вацлав Гавел».

– Он вам интересен именно как писатель, а не как политик?

«Нет, политикой я совсем не интересуюсь. Я, конечно, знаю, что он был президентом, и основные его деяния мне известны, но мне он интересен именно как драматург.

В пьесах Вацлава Гавела есть что-то удивительное

Цветение царского скипетра

Нарву в корзинку сухие цветы царского скипетра, а потом заботливо переложу в деревянный ящик. Их не так уж много, для сушки места хватит. Каждый цветок отдельно, такую роскошь можно позволить только в начале или конце сезона. Выставляю их за домом на открытом солнце и накрываю стеклом. Смотрю на эти стекляшки и улыбаюсь. Сколько раз я об них резала ноги, неосторожно бегая вокруг. В детстве от этого у меня были постоянные шрамы на ногах. В школе думали, что они от бритвы, но шрамы были от стекла. Как-то сушкой скипетра решил заняться Вашек, хотел сам накрывать мои ящики. Пристал со своей совершенно не нужной помощью. Я не стала возражать, не маленький, сам разберется, раз уж собрался помогать... http://www.czechlit.cz/wp-content/uploads/2016/03/Rusko-text.pdf

– Что именно в нем вас привлекает?

«Его пьесы очень интересны. Я даже не могу сказать, в чем именно, однако в них есть что-то, что меня очень привлекает».

– Вы читали другие переводы пьес Гавела на русский язык?

«Насколько я знаю, переведены не все пьесы. Да, я читал переводы на русский и оценил бы их по-разному. Оригинал всегда лучше перевода… Я не могу сказать, что они плохие, но некоторые из них, если можно так сказать, переведены ровно и скучно. В результате, я думаю, о Вацлаве Гавеле как о драматурге может сложиться неверное впечатление».

– Вы впервые приехали в Чехию?

«В Чехии я во второй раз. Первый раз я побывал здесь пять лет назад – в Праге, в Брно и еще в нескольких городах.

– С чем у вас ассоциируется Чехия? какой образ у вас возникает, когда вы слышите название страны? Это картинка? Или театральная сцена?

«Мне представляется какая-то очень приятная местность. Все по-домашнему, все уютное, красивое, ухоженное».

– Какое впечатление создает у вас чешский язык, когда вы постоянно слышите его вокруг?

«Хорошее впечатление. Он мне очень нравится. У него очень интересное звучание. Он более мелодичен, чем русский язык».

– Хотя чешский язык тверже русского...

«Он тверже, но за счет долгих гласных он получается более певучим…»

Хотя Алексей Артюхин «не считает свой результат идеальным», мы позволили себе, не обращая внимания на скромность победителя конкурса, предложить нашим слушателям фрагмент его перевода главы романа Анны Болавы «Во тьму».