С мамой или с папой? У детей не спрашивают

r_2100x1400_radio_praha.png

Чешка и португалец третий год судятся за то, с кем будет жить их ребенок. Проблему осложняет то, что за границей дочь отказалась принимать пищу и требует, чтобы отец говорил с ней на чешском языке. Как выяснилось, при бракоразводных процессах детей вообще не спрашивают, с кем из родителей они хотели бы остаться.

Все чаще чешские суды вынуждены решать, кому доверить детей после развода граждан республики и иностранцев. В прошлом году местные судьи добивались возвращения трех детей в Чехию из-за рубежа, а шестнадцать детей было выдано их родителям за границу. Последний случай, потрясший чешскую общественность, связан с семьей Барао. Наталья, гражданка Чехии и Джордж, гражданин Португалии, поженились за границей. Вскоре у них родилась дочь. Как только отношения в семье расстроились, оба партнера начали судиться за то, кому будет принадлежать их общий ребенок. Судебное разбирательство проходило за границей, а местные суды обычно присуждают детям, родившимся в Португалии, оставаться на родине. Невзирая на решение суда, мать забрала дочь в Чешскую Республику и два года скрывалась от отца. В минувшие выходные португалец Джорж Барао добился выдачи ребенка ему. Малышка Сара смотрит только чешские фильмы, требует, чтобы отец говорил с ней по-чешски и отказывается принимать пищу. В подобной ситуации оказался и Томаш Витак, жена которого увезла дочь в Испанию:

«Дочь родилась в Чехии. Первых шесть лет она жила тоже здесь. Когда мы начали судится с моей женой, она забрала Марию и увезла ее в Испанию. Причем, постановление суда гласило, что до вынесения решения дочь должна находится на территории Чехии. В Испании Мария была три месяца, я обращался в испанские суды, но там мне сказали, что возможность выдачи ребенка у меня очень невелика. По этой причине я сам привез дочь в Чехию».

Во время судебного рассмотрения дела спрашивал ли суд о том, где и с кем хочет остаться ваша дочь?

«Это никого никогда не интересовало. Дочь здесь родилась и жила 6 лет. Я пробовал документировать это и доказать, что дочь привыкла жить в этой среде. У меня на руках было несколько психологических заключений - от эксперта Городского суда Праги. Однако ни один из судей на это внимания не обратил», - рассказывает Томаш Витак. Если в случае с Сарой португальский суд постановил, что ребенок должен находится в той стране, где родился, то чешский суд присудил отдать ребенка матери, то есть переезд ребенка в другую страну. В обоих случаях никто не спрашивал ребенка о том, где ему будет лучше. Все эти случаи приводят в тупик не только общественность, но и суды. Компромисс родителей, по словам Томаша Витака, также невозможен. Пытались ли вы с женой решить эту проблему вместе, посоветовавшись с дочерью?

«Сложность этой проблемы в том, что каждый из родителей хочет, чтобы ребенок остался с ним. Каждый родитель не хочет потерять контакт со своим ребенком. В моем случае, когда дочь находится в Испании, от Чешской Республики эта страна находится очень далеко. Тот родитель, у которого находится ребенок, всегда сталкивается с проблемой этого расстояния. Сложность и в том, что родители обычно находятся в ссоре и не в состоянии договорится. Суд выигрывает тот, у кого лучше адвокат...»