Скандал в Чешской национальной галерее

r_2100x1400_radio_praha.png

Подготовила Марина Кастиеллова.

Уже одиннадцать лет молодые художники до 35 лет стремятся получить престижную Премию Йиндржиха Халупецкого. В этом году её лауреатом стал выходящий за рамки обычного скульптор Давид Черны. С этим подающим надежды 33-летним художником всегда связаны неожиданные случаи и скандалы. Без скандала не прошло даже его награждение.

Премия Йиндржиха Халупецкого возникла в 1990 году, её основателями стали чешский президент Вацлав Гавел и художники Теодор Пиштек и Йиржи Коларж. Премия носит имя блестящего чешского теоретика и критика изобразительного искусства и литературы, философа и эссеиста Йиндржиха Халупецкого, который поддерживал развитие неофициальных, авангардных художественных направлений. Цель этой премии – дать возможность самым талантливым молодым художникам познакомиться с современными художественными течениями в мире.

В этом году её носителем стал чешский художник и скульптор Давид Черны, который известен своими оригинальными, совсем нетрадиционными подходами к искусству. Нетрадиционной являлась также сама церемония награждения, поскольку лауреат премию получил не в Выставочном комплексе Национальной Галереи, как принято, а на улице. Конфликт произошёл уже два дня перед награждением, когда Черны поссорился с директором Чешской Национальной Галереи Миланом Книжаком. Поскольку оба являются сильными личностями и не любят компромиссов, им никак не удалось договориться о месте установки одного из экспонатов Черного. Спор завершился тем, что Книжак приказал охране вывести Черного из Выставочного комплекса. Поэтому Черны отказался вступить в это здание даже в день вручения премии. Чешский президент Гавел, который вручает награду, наконец пошёл за Черным на улицу, вслух цитируя поговорку: «Если гора не идёт к Могамету, то Могамет должен пойти к горе.»

Черны обозначил Книжака бывшим художником, который думает, что в роли директора Национальной Галереи имеет власть командира концлагеря, что не свидетельствует о его здравом смысле. Книжак наоборот защищался тем, что не знает причину, по которой Черны не мог бы вступить в Выставочный комплекс. На эти слова президент реагировал предупреждением, что вокруг везде находятся телекамеры, которые записывают заявление Книжака. Общеизвестно, что отношения между Гавелом и Книжаком не являются самыми хорошими, так что никого не удивляет, к чьей стороне президент присоединился.

Давид Черны вступил в сознание чешского общества уже в начале 90-ых годов, когда покрасил советский танк – памятник конца второй мировой войны - розовым цветом. Интерес и удивление привлекала также его скульптура машины трабант на четырёх ногах, или его пародия на статую святого Вацлава, который у Черного сидит на брюхе лошади.

Автор: Марина Кастиеллова
аудио