«Слишком немецкие» для России

Здание Рейхсрата, конец 19-го века, Фото: открытый источник

Долгий путь чешского народа к национальной независимости продолжался весь ХIХ век, не менее остро зазвучав и на пороге ХХ столетия. И если Петербург и Москва воспринимали чехов как «чересчур немцев», то настроения по поводу своей судьбы в границах Австро-Венгерской монархии колебались от неприятия до надежды на лучшее будущее. Мы продолжаем рассказ об эволюции отношения чешских политиков к России, славянофилах и австрославизме.

Здание Рейхсрата, конец 19-го века, Фото: открытый источник
В 1870-е гг. чехи, мечтавшие о независимости и потерявшие надежду добиться этого от Австрии, искали альтернативу, выстраивая отношения с иностранными державами. В этом ключе чешская политика, не нашедшая свое место в Австрии, продолжала развиваться и в последующий период – чехи отходили от австрийской политики.

В 1863 г. чехи вышли из Рейхсрата – парламента, Австрия, в свою очередь, не понимала чешской политики. Чехи, не найдя себе места в Австрийской империи, теряя с ней контакт, ждали появления фактора внешнего воздействия на империю, чтобы вернуться в австрийскую политику уже в качестве значимой силы.

Во второй половине 1870-х гг. у чехов сложилось впечатление, что им это удалось. Тогда вспыхнуло восстание балканских славян против Турции, и сербы, черногорцы и русские добровольцы устремились на Балканы, чтобы их поддержать. В 1877 г. русский царь официально объявил войну Османской империи. Среди чехов и, конечно, не только среди них, эти действия были восприняты как переломный момент в европейской политике в отношении славян. И чешские политики поняли, что пришло также и их время.

Русские славянофилы считали чехов «слишком германизированными»

Франтишек Ладислав Ригер, Фото: открытый источник
Чешский лидер Франтишек Ладислав Ригер пишет письмо Ивану Сергеевичу Аксакову, члену Славянского комитета, имевшего отделения в Петербурге, Москве, Одессе, Киеве. Через Аксакова, возглавлявшего Московский славянский комитет, Ригер призывает российских славянофилов «не забывать о своем форпосте на Западе, в германском мире». Однако ответ Аксакова прозвучал, можно сказать, унизительно для корреспондента – русские славянофилы считали чехов уже «слишком германизированными», а ранее воспринимали их как «слишком латинизированных», «слишком католиков». То есть они уже не были для них славянами.

Для чешской политики такое отношение было смерти подобно. Однако одновременно это стало импульсом, подтолкнувшим чешских политиков к возвращению в 1879 г. в австрийский парламент и даже войти в либерально-консервативную фракцию.

Политик-идеалист Карел Крамарж

Австрийская политическая сцена открывается для нового поколения чешских, в числе которых был и Карел Крамарж – молодой чешский либерал-националист с сильной славянофильской ориентацией. Это поколение можно назвать «последним австрийским». Помимо Крамаржа – будущего первого премьер-министра Чехословакии, туда же относился экономист Йозеф Кайцл и будущий президент Чехословакии Томаш Масарик. Эта политика проавстрийская, но ищущая сильную позицию для чехов, поскольку чешская политика не удовлетворена своим положением, не соответствующим тому, на что она способна.

Карел Крамарж, Фото: открытый источник
В роли вождя всего народа выступала общенациональная партия, так что эти требования распространялись не только на положение политической партии, но и на положение чешского народа в империи как такового. В 1907 г. в Австро-Венгрии шла подготовка к выборам – первым на основе всеобщего избирательного права. Крамарж и его партия готовились к ним, однако в то время национальные партии уже не обладали тем влиянием, какое они имели за 10-20 лет до этого. К мощному штурму парламента уже готовились социал-демократы и аграрная партия; значительную конкуренцию составляли, конечно, немецкие партии. Конечно, результаты национальной партии Крамаржа нельзя назвать поражением – она получила 17 мандатов. Однако она уже не возглавляла рейтинг, и для общенациональной партии это было слишком мало.

Австрия в роли славянской державы

Карел Крамарж всегда был политиком-идеалистом, и если его политическая программа терпела поражение, он искал идеалистические концепции, чтобы через них добиваться успехов для своей партии и, как он думал, для своего народа.

В 1907–1908 гг. он поддерживает неославянское политическое направление – политику сильной Австро-Венгрии, которая должна признать и поддержать свои славянские народы, чтобы стать вторым после России сильнейшим славянским государством в мире. От Австрии требовалось признать за славянами, прежде всего чехами, соответствующую роль.

Однако это концепция не ограничивалась политикой автсрославизма – там был и культурный аспект, в который он надеялся включить и Австрию как государство, и даже Россию.

ключевое слово:
аудио