Спорный Закон номер 212 или Каким образом возвращаются художественные произведения потомкам жертв холокоста?

r_2100x1400_radio_praha.png

Подготовила Марина Фелтлова.

Сегодняшняя рубрика «Богема» посвящена довольно сложной проблематике. В 2000 году в Чехии был принят Закон номер 212, точное название которого звучит: «О компенсации имущественного ущерба, нанесённого жертвам холокоста». Другими словами, речь идёт о возвращении художественных произведений потомкам владельцев, погибших во время Второй мировой войны в процессе ликвидации еврейского населения нацистами. В большинстве случаев, после войны имущество жертв холокоста в Чехословакии не было возвращено их потомкам, а национализировано коммунистическим режимом.

Именно этой проблематике была посвящена конференция, которая состоялась в ноябре 1998 года в Вашингтоне. Участники конференции сошлись во мнении, что необходимо уделять особое внимание установлению имущественных прав, относящихся к периоду с 1933 по 1945 год. Крупнейшие мировые музеи, галереи и депозитарии взяли на себя обязательство заниматься поиском прежних владельцев находящихся в их коллекциях художественных произведений.

Согласно принятому в Чехии Закону номер 212, потомки жертв холокоста, которые смогут доказать, что их родственники, погибшие в концлагерях или вообще в процессе геноцида, были настоящими владельцами того или иного художественного произведения, имеют право требовать возвращения этих ценностей. Для этого, по инициативе Министерства культуры Чехии, возник даже список произведений изобразительного искусства, находящихся в государственных коллекциях, в отношении которых есть предположение, что они могут принадлежать к имуществу жертв холкоста. Этот список общедоступен в интернете. На первый взгляд всё кажется очень простым, но, на самом деле, реально добиться физического возвращения своего наследства является процессом очень сложным. Эта проблематика, конечно, не касается только Чешской Республики. Она имеет международный характер. Только способ решения отдельных случаев зависит от законодательства, а также доброжелательства той или иной страны.

Ещё перед вступлением в действие Закона номер 212 возникла так называемая Смешанная рабочая комиссия правительства ЧР, которая занималась именно проблематикой возвращения имущества потомкам жертв холокоста. Мы связались с куратором коллекции картин, рисунков и графики Еврейского музея в Праге Михаелой Гайковой, которая работала в составе вышеназванной комиссии и данной проблематикой занимается довольно долгое время.

- Команда экспертов, членом которой я была, занималась художественными предметами. Свою работу команда завершила тем, что в сентябре 2000 года передала Комиссии Отчёт, в котором описывались методы конфискации, приводились конкретные примеры, чем отдельные случаи конфискации отличались друг от друга и тому подобное. Мы предполагали, что этот Отчёт станет основой для будущего Закона 212, который должен был заниматься именно реституцией, главным образом, еврейского имущества. Но, к нашему удивлению, закон был принят на месяц раньше, чем мы завершили свою работу.

- Насколько я имела возможность просмотреть этот список, я заметила, что в нём отсутствуют некоторые произведения Национальной галереи, которые вошли в состав коллекции в период так называемой Второй Республики, то есть с 29-го сентября 1938 года до немецкой оккупации в марте 1939 года. В списке также не приведены многие художественные предметы, которые могут находиться в коллекциях государственных замков и других учреждений. Причиной является то, что во многих случаях документация происхождения экспонатов является неполной или вообще не существует.

Но неполный список, это ещё не главная беда в процессе реституции имущества потомкам жертв холокоста. Чешские средства массовой информации обратили внимание на эту проблематику совсем недавно в связи с реституционным заявлением американца Джеральда МэкДональда, который требовал возвращения одной из самых ценных картин, находящихся в коллекции Чешской Национальной галереи, - живописи французского импрессиониста Пола Синяка «Пароход на Сене». Это произведение входит в состав коллекции еврейского фабриканта Эмила Фройнда, который погиб в 1941 году в гетто в польской Лодзи. Его коллекция сейчас находится в Еврейском музее в Праге. Историки долгое время считали, что у Фройнда не было наследников. Но американец МэкДональд и его две двоюродные сестры заявили, что их прабабушка была сестрой Эмила Фройнда, и поэтому они имеют право на получение ценной картины. А именно в этом случае дело реституции осложняется. Если художественные предметы были провозглашены национальным культурным достоянием (и это можно сделать в любое время и моментально), никто не имеет права их вывезти за пределы республики. Этот случай касается также живописи «Пароход на Сене» Пола Синяка. Именно Закон номер 212 должен был решать такие случаи, когда наследниками художественных предметов, находящихся на территории Чехии, являются иностранцы.

Как мы узнали от Михаелы Гайковой, в других государствах, например, в Германии или в Австрии, таких препятствий по отношению к реституции имущества евреев нет.

- Австрия, например, в этой связи приняла новый закон сразу после вашингтонской конференции, которая состоялась в ноябре 1998 года и была первым международным мероприятием, занимающимся проблематикой имущества, конфискованного во время холокоста. Австрийцы приняли этот закон уже 4-го декабря 1998 года.

Принятый Австрией закон обеспечивает гладкий процесс реституции имущества законным наследникам тем, что аннулирует действие трёх законов – закона об охране культурного достояния страны, закона о запрете вывоза предметов художественного, культурного и исторического значения, и закона об использовании предметов, входящих в регистр неотчуждаемого имущества Австрии. В законе пишется, что в течение 25 лет от его принятия вышеназванные законы не будут препятствовать реституции имущества потомкам жертв нацистского геноцида. А именно этих необходимых исключений нет в чешском Законе номер 212. Как считает Михаела Гайкова, раз уж чешское правительство столь активно ответило на вызов Вильнюсской конференции в 2000 году и раз оно приняло соответствующий закон как одно из первых правительств в мире, оно должно также задуматься над тем, насколько эффективным является применение этого закона на практике.

Итак, сегодняшняя культурная рубрика «Богема» завершается не совсем оптимистически. Мы надеемся, что в будущем по отношению к этой проблематике мы сможем рассказать вам больше приятных новостей. В студии с вами прощаются Ольга Калинина и Марина Фелтлова. Всего доброго, до свидания.