Старый дом лучше новых двух?

domy5.jpg

Представьте себе, что живете вы и знаете, что вашему дедушке принадлежал роскошный дом в самом центре города. Вы ежедневно ходите мимо него на работу, не смея и мечтать, что этот дом будет вашим. И вот, в один прекрасный день, издается закон, по которому вы можете стать полноправным владельцем этого здания. Сегодня в нашей рубрике «На пути к демократии» мы поговорим о том, как проходила процедура реституции в Чехии, и какое значение она имела для чешского общества.

Февраль 1948 г. в Праге
Вследствие событий 1938-1989 годов, десятки тысяч чешских граждан лишились жизни, свободы, возможностей личностного развития, а также имущества, которое было плодом их труда, а также труда их предков. Конфискация имущества, его национализация после 1948 года стала широко распространенным явлением. Поэтому в связи с общественно-политическими переменами, произошедшими в 1989 году, у людей появилась надежда на справедливость. В Чехословакии о необходимости реституции заговорили практически сразу после ноября 1989 года. Этот процесс осуществлялся на основании закона о реституции от 1990 года, и последующего основного закона о реституции от 1991 года, который к настоящему времени был дополнен рядом поправок.

«Разумеется, тот, кто хотел вернуть имущество, должен был отслеживать все выходящие законы и следовать всем указаниям, а в определенное время надлежащим образом потребовать выдачи своего имущества. Никто его к этому не призывал и не вынуждал. Поэтому часть людей, которая в действительности имела право на возврат собственности, этого не сделала по ряду причин. Порой, эта собственность была в столь плачевном состоянии, что было бы де-факто убыточно для владельцев или их наследников потребовать его возвращения», - рассказывает Либор Деллин, заместитель председателя Союза владельцев домов.

После 40 лет использования объекта по назначению его состояние не всегда является удовлетворительным и позволяющим его дальнейшее использование. В большинстве случаев, после возврата собственности законным владельцам, она находилась в плохом состоянии. Специалистами в области строительства было подсчитано, что ремонт одной квартиры для ее дальнейшего использования обошелся бы владельцу примерно в 320-350 тысяч крон. По словам господина Деллина, при регулированной государством плате за квартиру, владельцу бы пришлось собирать деньги на реконструкцию дома в течение нескольких десятилетий.

«В ряде случаев месячная плата за квартиру не превышает тысячу крон. В то же время, в некоторых случаях стоимость реконструкции одной квартиры может доходить до 650 тысяч крон. Так что на накопление суммы, необходимой для ремонта всего дома, - если это вообще возможно, - у владельца уйдут десятилетия. Кроме того, дома, которые получило большинство владельцев, занимают жильцы, которых по закону нельзя выгнать за то, что они платят низкую квартплату. К сожалению, эта ситуация продолжается и спустя 18 лет. Полагаю, что и в ближайшем будущем в большинстве населенных пунктов Чешской Республики низкая квартплата не будет покрывать расходы на обслуживание и ремонт таких домов, не говоря уже о приносе доходов владельцу».

Именно с целью защиты прав владельцев домов в 1990 году был основан Союз владельцев домов. На сегодняшний день в его состав входит 7000 членов со всей Чешской Республики. Учитывая то, что не все случаи возврата собственности их владельцам просты, то многие обращались именно в Союз, чтобы отстоять свои права. Более 4600 жалоб было передано в Страсбург, и впоследствии многие были положительно решены. Кроме того, Союз информирует своих членов обо всех изменениях в законе о реституции, которых прошло уже 14. Например, с 1994 года не является обязательным условием наличие права на постоянное пребывание в Чешской Республике. По словам господина Деллина, самыми сложными случаями является возвращение имущества, являющегося национальным памятником.

«Иногда к нам обращаются люди, которые считают, что имеют право на возвращение имущества, и это право не было удовлетворено. Однако, в основном, эти случаи необходимо решать с помощью адвоката, которого мы можем порекомендовать, или же человек найдет его сам. В последнее время классическим сложным случаем является граф Кинский, который предъявляет целый ряд требований по реституции. К сожалению, за исключением нескольких, право на владение ими не было ему подтверждено. Так что сейчас этот вопрос определенно будет решаться в Страсбурге».

Каждый владелец дома должен следовать определенным директивам в отношении своего имущества. В особенности, если это касается объектов, которые являются национальными памятниками. При этом владелец должен содержать такой объект не так, как ему это представляется правильным, а так, как ему это предписывает Учреждение по охране памятников. Как рассказал нам господин Деллин, у государства, к сожалению, нет достаточно средств не только на поддержку частных исторических объектов, но и на поддержание в должном состоянии государственных памятников - замков, крепостей. Поэтому не единичны случаи, когда владелец получает по реституции исторический объект, на реставрацию которого необходимы значительные средства, а государство не может его ими обеспечить. Либор Деллин рассказал и о том, что достаточно сложными являются случаи реституции, связанные с церковными владениями.

«В настоящее время одним из самых острых вопросов, помимо уже упомянутого случая графа Кинского, является реституция церковного имущества. В случае положительного решения вопроса, имущество было бы возвращено церкви. К сожалению, в весьма плачевном состоянии, потому что во многих монастырях размещались воинские части, в костелах располагались склады и тому подобное, не говоря уже о том, что все сакральные предметы расхищены и, таким образом, утрачены на века».

Как рассказал господин Деллин, в случае обычных реституций процедура была довольно простой. На основании информации о том, что человеку, или же его предку принадлежало определенное здание, было необходимо подать до указанного срока прошение о возврате собственности. Кроме заявления, было необходимо подтверждение о том, что здание действительно принадлежало просителю, или об этом просит его потомок. Затем, в течение полугода собственность возвращалась владельцу. Это, однако, не касается более крупных реституций, которым, по мнению господина Деллина, государство, порой, препятствует.

«К сожалению, государство, порой, разными способами некорректно препятствует более крупным реституциям. В сущности, это политическое дело, потому что нечто подобное как раз происходит с реституциями церковного имущества, которым до сегодняшнего дня государство препятствует. К сожалению, этот вопрос до сих пор не решен, хотя ряд предыдущих правительств имел в своей программе пункт проведения по реституции расчетов государства с церковью».

На мой вопрос о том, планируются ли в ближайшем будущем изменения в существующем законе о реституции, господин Деллин ответил довольно кратко:

«В настоящее время Парламенту не хватает воли для того, чтобы расширить список тех, кто имеет право на реституцию».

Тем самым господин Деллин подразумевает, что до сих пор существует ряд случаев, когда человек, имеющий право на наследство определенного объекта, не может его получить.