Светлана Тихановская: Мы будем благодарны, если Чехия примет белорусских врачей и студентов

Светлана Тихановская, фото: BMEIA / Gruber, CC BY 2.0

Лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская надеется, что Европа не ослабит своего политического и экономического давления извне и тем самым поможет сломить режим Александра Лукашенко, всеми силами цепляющегося за власть и не гнушающегося применения к участникам мирных протестов жесточайшего насилия.

Демонстрации граждан Беларуси, выступающих за проведение свободных, неоскверненных фальсификациями президентских выборов, продолжаются с августа сего года. За это время уже более 30 тысяч человек прошли через СИЗО, где их избивали и всячески запугивали. За свободное выражение своей точки зрения, не совпадающей с позицией режима, множество белорусских граждан лишились работы или вынуждено покинули свою страну.

Фото: mb7art,  Flickr,  CC BY-NC-ND 2.0

В интервью «Чешскому Радио» Светлана Тихановская просит помочь белорусским врачам и студентам, которых режим Александра Лукашенко лишил возможности работать и учится. С лидером белорусской оппозиции, которая в настоящее время вынужденно находится в Литве, беседовала Ленка Кабегелова.

– Уже три с половиной месяца в Беларуси продолжается противостояние Александра Лукашенко и тысяч граждан, продолжающих выходить на улицы и протестовать против установленного в стране режима. В настоящее время вы находитесь в эмиграции. Вы не жалеете, что пришлось вынужденно покинуть Беларусь и теперь вы не можете принимать непосредственное участие в протестных мероприятиях? 

– С одной стороны, мне всегда было жаль, что я не нахожусь среди людей, участвующих в демонстрациях. Мне всегда хотелось самой почувствовать ту энергию, которая исходит от людей. Когда я находилась здесь и со стороны следила за демонстрациями, то мне казалось, что людям должно быть страшно. Везде ОМОН, автозаки… Однако непосредственно от участников этих протестов я слышала, что они счастливы видеть рядом с собой столько народу, столько белорусов, у которых одинаковые взгляды и стремления. С другой же стороны, я осознаю, что в Беларуси на меня заведено уголовное дело и, как только я туда приеду, последствия для меня будут самыми печальными. Плохо, что я не в Беларуси, но, с другой стороны, находясь на свободе, я могу сделать гораздо больше, чем находясь в тюрьме там.

– Удается сохранять контакт, как с вашими коллегами из рядов оппозиции, так и с простыми участниками демонстраций, происходящих в Беларуси? 

– Я каждый день, каждый вечер созваниваюсь с какими-то группами – с медиками, учителями, с дворовыми чатами, студентами, стачечными комитетами. Это необходимо, чтобы понимать ситуацию, не терять контакт. Благо, что интернет предоставляет такую возможность. Мы постоянно общаемся. Мне рассказывают о том, что нравится, а что нет, что он хотели бы услышать от меня. А я получаю обратную связь об актуальных событиях. Это необходимо, чтобы оставаться с людьми на одной волне. Я с людьми.

Фото: ČTK/AP/Uncredited

- Протесты в Беларуси продолжаются, хотя и не столь массовые, как в августе. Как вам кажется, они оказывают какое-то влияние на власти, они поддаются оказываемому давлению? 

– Конечно же есть! Понятно, что люди очень напуганы. Понятно, что все очень устали – от беззакония, от насилия, от пыток. Люди осознают то, что с ними может произойти, но, несмотря на это, они продолжают протестовать.  Масштабные демонстрации, которые видит весь мир – это прекрасно, это здорово, но это лишь часть протестного движения. Протестное движение – это еще и народные инициативы, это дворовые чаты, чего в Беларуси еще никогда не было. К протесту относится также партизанское движение, которое позволяет продолжить сопротивление без человеческих потерь. Значение имеет каждый флажок на дереве или плавающий бело-красно-белый кораблик на озере. Это можно сделать тихо, чтобы никто тебя не заметил. Однако потом, чтобы убрать все эти проявления протеста, властям приходится прилагать большие усилия и черпать ресурсы - нужен автокран, чтобы снять флаг или катер, чтобы собрать пущенные по воде кораблики. А те, кого нанимают на такую работу, они же простые люди и делают это по принуждению. Скажем также о распространении различных видео или аудио. Мы наблюдаем раскол в системе, хотя и маленький. Власти просто демонстрируют гораздо меньше того, что есть в наличии. Сейчас уже заработал канал ByPol, команда которого сидит в Варшаве, они собирают всю доступную информацию и разоблачают режим. Есть единая книга регистраций совершенных в Беларуси преступлений. Она позволяет анонимно рассказывать о совершенных злодеяниях. Это очень серьезный шаг. Это моральная поддержка. Это заявление о том, что, рано или поздно, все преступления будут раскрыты. Это поддержка, это демонстрация того, что справедливость восторжествует, сколько эта власть не цеплялась за свои места, ей когда-то придет конец.

Александр Лукашенко,  Фото: Открытый источник | фото:

– Лукашенко не хочет говорить, вы говорить хотите. Кто может стать ключевым игроком, который поможет урегулировать конфликт? 

– Почти четыре месяца, практически с самого начала мы говорили: «Диалог!» Мы цивилизованные люди, и что может быть проще – сесть и поговорить. Придем мы к консенсусу или нет – вопрос второй, но поговорить – это первостепенная задача. Мы предлагали множество вариантов, создали Координационный совет, членов которого пересажали. Мы просили помощи в ОБСЕ, куда входят Беларусь и Россия. «Вот вам платформа, страны, которые будут медиаторами!», но все отвергается. Мы все время предлагаем варианты, как можно прийти к диалогу. Многие считают, что Россия должна принять участия, и мы на это согласны. Мы отправляем сигналы: «Дорогая Россия, мы готовы общаться, говорить», однако до сих пор никаких официальных контактов у нас не было.

– Насколько важным шагом являются санкции, которые Евросоюз ввел в отношении главных фигур режима? Это меняет ситуацию? 

– Давайте говорить честно – первые введенные санкции носили в большей степени символический характер, но мы благодарны Евросоюзу и за введение первого пакета санкция, за непризнание легитимности Лукашенко. Это был посыл от всего мира, который говорил: «Мы вас поддерживаем, вы правы в своем деле». Второй пакет санкций тоже не очень большой, и следует признать, что позиция не очень сильная. Мы уверены, что страны Евросоюза за нас, но процесс идет несколько медленно. После того как сейчас примут третий пакет санкций, мы посмотрим, сколько туда вошло человек. Мы настаиваем на экономических санкциях, на точечных – в отношении людей и компаний, которые поддерживают режим Лукашенко, которые увольняют сотрудников за их гражданскую позицию. Я уверена, что все страны поддержат новый санкционный пакет.

Томаш Петршичек,  фото: ČTK / Kateřina Šulová

– Недавно в своем Twitter вы высоко оценили действия министра иностранных дел Томаша Петршичека за то, что он оспорил возможность проведения в Беларуси ЧМ по хоккею. Каких политических последствий можно ждать, если бы чемпионат действительно там не состоялся?

– Отмена этого чемпионата (а я надеюсь, что так и будет) – это удал лично по Лукашенко, потому что хоккей – его любимый вид спорта, который он популяризировал в Беларуси. Говорят, что «спорт и политика не связаны», но, ребята, как можно проводит подобное мероприятие, когда в километре от него людей пытают, насилуют, выбивают зубы? Всячески издеваются, не дают воды, мыла – там происходит ужас. Это геноцид белорусского народа, это насилие, которое должно повлиять на все – на спортивные и культурные мероприятия. Это уже не политика, а насилие и унижение прав человека.

– Вы чувствуете поддержку со стороны Европейского союза?

– Я считаю, что сейчас каждая европейская страна делает для Беларуси очень много. Возможно, медленно, возможно, кто-то больше, а кто-то меньше, но все равно все страны едины в своем мнении в отношении Беларуси. Но некоторые страны хочется выделить особо, как, например, Литву, которая приняла много людей, Польшу, которая организовала образовательные программы для белорусов, Латвия, которая стоит за Беларусь. Великолепная Чехия без колебаний приняла первых 30 пострадавших, предоставила им реабилитацию. Люди, которые серьезно пострадали, смогли набраться сил. Этим странам – наша огромная благодарность. Геноцид продолжается, людей по-прежнему увольняют. Я хочу воспользоваться случаем и обратиться к Чехии с просьбой открыть программу для уволенных врачей, пострадавших от репрессий. Несмотря на то что у нас ковид и медиков не хватает, прекрасных врачей все равно увольняют за их гражданскую позицию. Они не хотят работать на режим, остаются дома, но это люди, которые горят своей работой. И мы были бы очень благодарны, если можно было бы организовать их обучение на базе каких-либо чешских центров. Также мы нуждаемся, чтобы были приняты на лечение другие пострадавшие, а Чехия никогда не отказывает в помощи. Также мы начали процессы универсальной юрисдикции в Польше и Литве, и хорошо было бы сделать это и в Чехии. Люди, которые у вас находятся, сначала боялись говорить, но теперь она готовы это делать. Также было бы прекрасно, ели бы Чехия приняла на обучение пару десятков наших студентов, поскольку эта группа населения тоже очень сильно страдает.

Фото: Ilya Kuzniatsou,  Flickr,  CC BY 2.0