Универсальная социалистическо-капиталистическая конституция

Президент Антонин Новотный

1960-е. Первый полет человека в космос, Карибский кризис, убийство президента Кеннеди, отправка в отставку Никиты Хрущева, первый фестиваль в Вудстоке. 50 лет назад президент Антонин Новотный объявил, что в Чехословакии построен социализм. Какие обстоятельства сопутствовали этому событию, и какую роль оно сыграло в жизни чехословацкого общества?

Президент Антонин Новотный
В начале июля 1960 года президент и первый секретарь компартии Чехословацкой республики Антонин Новотный представил депутатам Национального собрания новый проект «социалистической» конституции. Конституция Чехословацкой Социалистической Республики, которая, помимо прочего, вводила слово «социалистический» в название государства и новый герб должны были стать атрибутами «построенного социализма». Представленный документ был единодушно принят депутатами 11 июля 1960 года. В последующие годы в него вносились некоторые поправки, однако, в целом он прослужил до распада государства в 1992 году. Какие же обстоятельства сопутствовали данному шагу президента Новотного?

«В конституции 1948 года, так называемой «народно-демократической» конституции, еще содержались некоторые права, которые, разумеется, были только на бумаге, на деле никто их не соблюдал, например, право на частную собственность, право свободы слова, вероисповедания. Конечно, в 1950-е годы, в период сталинизма, особенно до 1953 года, не соблюдались никакие законы, это просто был vacuum juris – бесправное состояние. После 1956 года было необходимо навести хоть какой-то порядок. Для того, чтобы конституция работала, было необходимо ее изменить. Во-вторых, существовала словацкая проблема. Известно, что Новотный был большим словакофобом, трудно сказать, почему, но он словаков не любил. После 1948 года автономия Словакии была сильно ограничена. В 1956 году, когда произошли известные события по реабилитации в Польше и Венгрии, Новотный решил немного успокоить словацких коммунистов и восстановил словацкую автономию. Однако на деле он старался ввести еще большую централизацию власти. Новая конституция ограничила автономию Словакии практически до нуля. Словацкой правительство, словацкий Совет комиссаров не осталось ничего делать, и словацкий Национальный совет, как законодательный орган, как национальный парламент стал очень ограничен в полномочиях, и мог решать только те вопросы, которые утверждались специальным законом. Разумеется, это вызвало в Словакии больше недовольство, поэтому и реформистское движение 60-х годов началось со Словакии – в первых рядах была словацкая интеллигенция, писатели. В-третьих, я бы сказал, что, если с точки зрения коммунистической идеологии, существует какой-либо путь к социализму, то в 1960 году в Чехословакии дошло до того, что полностью был уничтожен частный сектор, и Новотный мог сказать: теперь у нас уже существуют основы коммунизма, и теперь мы, как в Советском Союзе в 1924 году, уже идем к высшему этапу строительства социализма. Когда я ходил в школу, - а я пошел в первый класс в 1961 году, - нам говорили – еще ваше поколение будем жить при коммунизме. Но я хотел бы сказать, что в жизни простых людей в 1960 году ничего не изменилось. Они жили также, как и до того, это никого не интересовало», - рассказывает историк Ян Рыхлик, профессор Института чешской истории Карлова Университета.

Историк Ян Рыхлик (Фото: ЧТК)
Примечательно то, что для принятия новой конституции даже не созывался съезд коммунистической партии. Прошла конференция, на которой был одобрен текст документа, а затем, чисто формально, конституция была принята Национальным собранием. Во вступительном слове документа констатировалось следующее: «Социализм в нашей стране победил», в соответствии с чем к названию государства было придано слово «социалистический», а в гербе, где традиционно над головой двухвостого льва красовалась корона, ее место заняла пятиконечная звезда. Кроме декларации социалистической сущности Чехословакии, в новой конституции имелась статья о том, что вся власть в государстве принадлежит рабочему народу, а ведущей силой общества и государства является коммунистическая партия. Отразилось ли «построение социализма» каким-либо реальным образом на чехословацком обществе?

«Я думаю, что это была простая формальность. На примере других стран соцлагеря мы можем видеть, что до строительства «социализма» дело никогда не дошло. Польша, Венгрия, Болгария были только народными республиками. Только в Румынии при диктатуре Чаушеску в конце 60-х годов в названии появилось слово «социалистический». С точки зрения людей, которые не веруют в коммунистическую идеологию и знают, что марксизм и ленинизм – это не наука, а просто идеология и глупость, что никакого бесклассового общества нет и не будет, это не имело и не могло иметь никакого значения», - продолжает историк Ян Рыхлик.

Безусловно, по сравнению с годами 1950-ми годы 1960-е принесли в общество определенную свободу, глоток чистого воздуха. Однако, что касалось экономического развития, можно сказать, что в 1960-е годы, по сравнению с предшествовавшим десятилетием, Чехословакия переживала экономический кризис. В 50-е страна из аграрной превратилась в промышленную, и в экономическом отношении была даже более преуспевающей, чем соседняя Австрия. Президент Новотный решил, что необходимо повысить уровень экономического развития и поднять национальный доход на 65 %, что оказалось просто нереальным. Это признала даже коммунистическая партия, и план был отменен.

«Тогда стала очевидна необходимость экономической реформы, ее подготовила специальная комиссия под руководством Ото Шика. Она опиралась на теории рыночного социализма и самоуправления – модели, которая в те годы существовала в Югославии. Казалось, что она может соединить стимулы рыночной экономики со стимулами планирования экономики социализма. Ее суть заключалась в том, что все фабрики и предприятия становились экономически независимыми субъектами, они бы не выполняли государственный план, а просто покупали и продавали по рыночным ценам. В 1966-67 годах некоторые положения этой реформы были проведены в жизнь. Но ситуация была такова, что все эти предприятия первым делом хотели избавиться от ненужных людей. Тогда коммунистическое руководство стало опасаться безработицы и социального кризиса, и в 1967 году эта реформа была отложена на неопределенное время. Профессор Шик тогда отметил, что это равноценно тому, что если бы в Англии вдруг сказали, что со следующей недели движение станет правосторонним, как на континенте. А потом бы сказали: ну ладно, проведем эксперимент – не для всех транспортных средства, а только для автобусов. Конечно, произошел бы абсолютный хаос. Именно это и произошло в 1966-67 годах, когда реформа была практически аннулирована, и произошел еще больший экономический упадок».

Эта экономическая реформа неизбежно привела к дискуссиям о политической системе 1950-х годов. Здесь необходимо отметить, что Новотный был в весьма дружеских отношениях с Хрущевым, который нажимал на то, что должна произойти десталинизация и реабилитация политиков, осужденных в 1950-е годы. В Чехословакии, в отличие от Венгрии, Польши и даже Болгарии такие реабилитации после 1956 года не произошли. Некоторые из них были помилованы и отпущены после амнистии 1960 года, а реабилитированы были лишь позднее, в 1963-64 годах.

«Почему Новотный не хотел их реабилитировать? Потому что он знал, что произойдет то же самое, что произошло в Польше и Венгрии, где в Польше вернулся к власти Гомулка, в Венгрии – Кадар. И если они вернутся, кто окажется виноватым? А Новотный сам с 1951 года являлся членом Политбюро, значит, часть ответственности также лежала и на нем. Во-вторых, очень сложной проблемой была реабилитация так называемых словацких буржуазных националистов – Гусака, Новоместского, Даниела Окалы, то есть молодых политиков, вождей словацкого национального восстания. Их политические взгляды отличались от централистической концепции Готвальда и Новотного. Они хотели, чтобы Чехословакия стала федерацией двух национальных республик. В 1951 году они были арестованы, в 1954 над ними прошел тайный процесс. И Новотный понимал, что если пройдет реабилитация, и мы признаем, что их политические взгляды были правильными, а если так, то надо их принять, вернуться к тем идеалам, которые в 1944-45 годах, наверное, были частью государственной программы, просто они не исполнились. Новотный этого очень боялся. Потому он вел политику «малых шагов».

В 1960-х годах в Словакии возникает реформаторская группа, в которой состояли коммунисты-федералисты, бывшие приверженцы Словацкого государства, демократической партии – то есть, антикоммунисты. Эта группа уже представляла собой значительную силу. К ним присоединились чешские реформаторы, которым была в целом безразлична федеративность Словакии, однако, данное движение они использовали как возможность давления на Новотного. В 1967 году, после визита Новотного в словацкий город Мартин, где он посетил Матицу – словацкую культурную институцию и обвинил словаков в сепаратизме и национализме, - кризис обострился. Осенью 1967 года Александр Дубчек, первый секретарь словацкой коммунистической партии высказался о том, что Новотный не может быть одновременно генеральным секретарем компартии и президентом. Каким же политиком и человеком был президент Новотный?

«Это очень трудный вопрос. Антонин Новотный был аппаратчиком и еще до войны работал в аппарате коммунистической партии Чехословакии. Был арестован и пережил войну в концлагере. После войны он также работал в аппарате партии, был секретарем пражской области. В конце 1940-х – начале 50-х годов общественность его не знала. Поэтому, когда умер Сталин, а, две недели спустя, и Готвальд, было решено, что не будет уже генерального секретаря и председателя компартии, а будет, как в Советском Союзе, коллективное руководство. Первым секретарем выбрали Новотного – не как вождя, лидера, а как аппаратчика, человека, который является простым чиновником, исполняет поступившие распоряжения. Но Новотный оказался очень ловким, способным политиком. Ему удалось очень быстро отлучить от власти всех мятежников. Здесь мы понимаем, почему он находился в очень хороших отношениях с Хрущевым. В 1956 году его противник Антонин Запотоцкий, президент республики, исчез с горизонта. Потому чо Новотный мог сказать: «Запотоцкий – это продукт либерализма, продукт недостаточной идеологической бдительности». Запотоцкий сказал: «Кто не хочет быть в колхозах, может уйти», и половина колхозов распалась. Он ввел различные экономические реформы, целью которых было успокоить широкие общественные массы, например, что инвестиции не будут делаться в тяжелую промышленность, а будут – в легкую и так далее. И в 1956 году Новотный сказал, что если бы мы шли путем товарища Запотоцкого, то мы закончим как Венгрия или Польша. Аналогичным образом он отстранил от власти премьер-министра Вильяма Широкого, а ведь в 1957 году уже было решено, что после смерти Запотоцкого он будет президентом. В 1957 На годовщину празднования Великой Октябрьской социалистической революции состоялся официальный визит в Москву, после чего Запотоцкий умирает, и Хрущев официально заявляет, что имеет доверие к Новотному. И Новотный становится уже не только первым секретарем, но и президентом республики. В его руках сосредоточилась огромная власть. После 1968 года, после падения Новотного официально говорилось о режиме личной власти Новотного, но мне кажется, лучше сказать, что это была его личная диктатура. Можно сказать, что он был очень способным политиком. Но, с другой стороны, у него не было никакого видения. Он был человеком прошлого».

С наступлением 1960-х годов, то есть новых времен, оказалось, что в новых условиях такой политик как Новотный не может существовать, это и обусловило его падение. Итак, 1960-е годы стали периодом новых возможностей, в частности, в большой мере, в области культуры. В сравнении с периодом 70-х годов, которые, по сути, могут восприниматься как период «неосталинизма», многие вспоминали о 60-х как о «золотом» времени. А что же новая конституция?

«Интересно то, что эта конституция формально осталась в силе до конца Чехословакии – еще в течение трех лет после падения коммунистического строя. В 1968 году произошло основное изменение этой конституции, в нее был внесен Закон о Чехословацкой федерации, который коренным образом изменил централистическое устройство федерации. Это означает, что эту конституцию можно было использовать как при социализме, так и потом, когда вернулся капитализм. С точки зрения коммунистической идеологии существовали определенные проблемы, потому что Новотный сказал: «У нас уже не существует антагонизма, нет эксплуататоров, нет капиталистов», и, как я уже сказал, частный сектор исчез бесследно. Так что с этой точки зрения можно сказать, что данная конституция принесла изменения. Но практического значения для 99 % чехословацких граждан она не имела никакого», - заключает профессор Ян Рыхлик.

ключевое слово:
аудио