В Чехии пересмотрят свое «дело Бейлиса»

Le lieu du meurtre d'Anežka Hrůzová, photo: Archives de Klub za starou Prahu

Весенним вечером 1899 года молодая девушка возвращалась домой по лесной тропинке, а спустя три дня в кустах было обнаружено ее тело с перерезанным горлом. Виновником преступления был признан местный еврей Леопольд Гилснер, и хотя в судебном приговоре о «ритуальном убийстве» не говорилось, значительная часть общества была в этом убеждена. Спустя 120 с лишним лет чешский адвокат хочет добиться реабилитации Гилснера.

Фото: Irena Šarounová, Чешское радио

«Здесь некогда шла домой Анежка Грузова, и здесь произошло то, о чем напоминает сегодня ее символическая могила…» – историк Ян Прхал показывает место в лесу, неподалеку от городка Полна, в районе Иглавы, где установлен небольшой памятник.

Ян Прхал уверен, что в убийстве 19-летней швеи, которое произошло 29 марта 1899 года, Леопольд Гилснер не виновен. «На месте преступления нашли одежду Анежки Грузовой – она была разрезана и развешана на деревьях. Уже по одному этому видно, что преступление совершил человек психически ненормальный», – считает исследователь.

По данным судебно-медицинской экспертизы, преступник сначала душил жертву веревкой, потом несколько раз ударил камнем по голове, а когда она потеряла сознание, затащил в лес и перерезал горло. Тело нашли практически обнаженным, однако судебные врачи исключили факт изнасилования.

Время «кровавых наветов»

Менахем Бейлис, фото: public domain

Версия о ритуальном убийстве пошла в ход, когда стали распространяться сведения, что труп был практически обескровлен, хотя на месте большого количества крови не обнаружили. Заговорили о шхите – умерщвлении животных по канонам иудаизма. Масла в огонь суеверий и предрассудков подлило и то обстоятельство, что девушка-христианка была убита в Белую субботу, на которую в тот год пришелся Песах.

Эта история подняла в чешской и австрийской прессе такую волну антисемитизма, что появился даже термин «гилснериада». Многотысячными тиражами выпускались трогательные открытки, на которых была изображена мать жертвы, которая возносит молитвы на месте гибели дочери, их домик и так далее.

В то время по Европе и России прокатилась целая череда судебных процессов с так называемыми «кровавыми наветами». Это были лишенные каких-либо оснований подозрения, что евреи приносят в жертву христиан, прежде всего детей, с целью использования в ритуальных целях их крови.

Самым громким в истории Российской империи стало инициированное черносотенцами дело Бейлиса, когда в Киеве представителя еврейского населения города обвинили в убийстве 12-летнего мальчика. Однако если Менахем Бейлис в итоге был оправдан, то Леопольда Гилснера признали виновным, причем в убийстве не одной, а двух девушек. Суд вынес 24-летнему мужчине смертный приговор.

Леопольд Гилснер

Нищий еврей-бродяга как удобный преступник

Кем же бы Леопольд Гилснер? Образцовым членом общества его назвать трудно. По свидетельству современников, он был плохо образован, еле окончил еврейскую немецкую школу и некоторое время служил учеником сапожника. В то время как мать Леопольда была активным членом местной еврейской общины, ее сын был равнодушен к религии и даже подумывал о переходе в христианство. Молодой человек никогда не работал, жил за счет матери, бродяжничал и побирался.

В ходе процесса выяснилось, что он несколько раз следил за Анежкой, когда та возвращалась с работы, лгал по поводу своего алиби. Также нашлись свидетели, утверждавшие, что он угрожал своей бывшей подружке смертью и носил с собой большой нож, который, однако, на месте преступления не нашли. Решающим фактом стало обнаружение в местной синагоге следов крови. Кровавые следы были найдены и на брюках Леопольда. При этом так никогда и не было выяснено, что именно это было – наука тогда не умела различать кровь человека и животного. Свою вину Гилснер не признавал до конца жизни.

Уже в ходе процесса многие либеральные политики указывали на антисемитский характер дела и предвзятость суда – процесс был построен с целью обвинить именно еврея. Свидетельства о появлении в тех местах неизвестного бродяги и версии о других подозреваемых просто не рассматривались.

В защиту Гилснера неоднократно выступал Томаш Гарриг Масарик. Он не идеализировал обвиняемого, однако говорил, что образ жизни еще не делает того убийцей.

Восемнадцать лет за решеткой

Суд города Кутна Гора приговорил Гилснера к смерти, дело было передано на кассацию в Писек, где на обвиняемого «повесили» еще и нераскрытое убийство другой девушки – Марии Климовой, погибшей в тех же местах в 1898 году. Впрочем, приговор был сформулирован не как «ритуальные убийства», а как «убийства по сексуальным мотивам».

От смерти Леопольда Гилснера спас император Франц Иосиф, заменивший казнь на пожизненное тюремное заключение. 18 лет Гилснер провел в пражской тюрьме Панкрац, пока в марте 1918 года его не помиловал взошедший на престол Карл I.

На волю Леопольд вышел с подорванным здоровьем, жил в родных местах, потом в Праге и Вене, сменил имя, не слишком успешно занимался торговлей. Его финансово поддерживала местная еврейская община. Однажды он выпросил деньги у президента Масарика на свою свадьбу, которая оказалась выдумкой. Скончался Леопольд Гилснер в венской больнице от рака на 52-м году жизни.

Судебный процесс с Леопольдом Гилснером

Об этом знаковом судебном процессе рассказывает экспозиция Еврейского музея в городе Полна. Когда на выставке побывал адвокат Любимир Миллер, то решил, что попробует обелить имя осужденного, который никогда так и не был реабилитирован. «Гилснера судили неправедным судом. Этот процесс проходил под давлением извне», – подчеркивает адвокат.

Справедливость без срока давности

Любомир Миллер обращался с предложением пересмотреть дело к министру юстиции Марии Бенешовой и президенту Чешской Республики Милошу Земану, однако успеха не добился. Поэтому его следующим шагом стала подача заявления в краевую прокуратуру города Ческе Будейовице.

Фото: public domain

«В те годы дело рассматривал краевой суд в Писеке. Его, однако, уже не существует и его юридическим преемником является краевой суд в городе Ческе Будеёвице, то есть соответствующая местная прокуратура», – объясняет юрист.

«Краевая прокуратура откроет это дело, однако я не могу заранее сказать, какое решение в итоге будет принято», – комментирует ситуацию прокурор Йозеф Чески.

Адвокат Миллер считает, что перспективы у пересмотра дела есть, хотя ранее подобные попытки оканчивались ничем. При этом в наши дни могилу Анежки Грузовой и место ее убийства используют для своих антисемитских выступлений неонацисты.

Ранее восстановить справедливость требовал известный итальянский юрист Марио Умберто Морини. Он считал, что пересмотр дела должен осуществить австрийский суд, поскольку самостоятельного чешского государства в то время не существовало, а окончательный вердикт был утвержден Веной.

Сегодня судьба Леопольда Гилснера начала восприниматься как символ судебного произвола. В 2008 году министр юстиции Австрии Мария Бергер открыла на его надгробии памятную табличку с текстом, укзывающим на политические и моральные мотивы приговора.

«Кто убил Лору Палмер»?

От несчастной Анежки не осталось даже фотографии. В публикациях используется снимок ее двоюродной сестры – крепкой круглощекой девушки.

По поводу личности настоящего убийцы историки спорят до сих пор. Некоторые уверены, что им был ее брат, с которым она незадолго до смерти крупно поссорилась из-за денег – девушка собиралась выходить замуж и требовала причитавшееся приданое из отцовского наследства. Однако, кто именно убил Анежку Грузову, мы, по-видимому, так никогда и не узнаем.