Живые символы Пасхи. C изюминкой!

Дорогие друзья, всех, кто отмечает Пасху по григорианскому календарю, мы поздравляем с праздником! А тех, кто отмечает Пасху по юлианскому календарю, мы поздравим через неделю. Но всех мы поздравляем с праздником весны, с которым испокон веков ассоциируется этот религиозный праздник в быту.

В наших пасхальных программах мы уже неоднократно рассказывали вам о чешских народных обычаях и традициях, связанных с Пасхой. Например, о крашении и росписи яиц, об обычае хлестать женщин и девушек в пасхальный понедельник плетками из молодой вербы, - чтобы они были молодыми и красивыми всю жизнь. Причем, девушка или женщина в этот момент не кричит и не ругается, а, наоборот, в благодарность подносит чарку, шкварку и крашеное яйцо.

Сегодня мы поговорим о «живых» символах Пасхи, которые подчеркивают ее жизнеутверждающую сущность. В быту крестьян языческие и христианские мотивы тесно переплетались, создавая тот фольклор, который сохранился до наших дней, - в виде песен, колядок, пословиц и поговорок, игр. Наше время еще более изменило первоначальные символы, используя их в коммерческих целях. Шоколадные зайцы, бисквитные барашки, разноцветные пластмассовые яйца в плетеных корзинках и цыплята made in China, - вот символы, которые сегодня окружают нас на каждом шагу.

А когда животные стали связываться с символикой весенних праздников и, конкретно, Пасхи? Этнограф Мартин Шимша из Национального института-музея живой культуры напоминает, что вся эта «животная» символика пришла к нам из древних, еще дохристианских, времен.

«Символы люди приближали к тому, что их окружало. Как, например, духовный символ ягненка - агнеца божьего - связали с физическим реальным ягненком, который потом оказался на праздничном столе. Человек просто старался, чтобы духовные символы стали ему доступны и понятны».

Например, ягненок или молодой барашек, был культовым животным еще в Древнем Вавилоне, а позднее в Израиле.

«Ягненок - это очень древний символ христианства, корни которого уходят в античность. В христианстве он представляет собой непосредственно личность агнца-искупителя или другими словами Иисуса Христа, отсюда его связь с Пасхой.

В Европе традиция выпекать сладкого барашка распространилась в 14 столетии благодаря Папе Римскому Урбану V. Освященный барашек должен был охранять дом от пожара, а его жителей от молнии. С молодым барашком или ягненком связан и белый цвет и его трактовка как символа невинности. Качества, замеченные у овцы, - ее покорность, безропотность, - стали для этого животного роковыми. Во всех религиях овца, ягненок стали жертвой, которую приносили Богу. И самого Христа, принесшего себя в жертву во имя искупления человечества, Иоанн Креститель называл Агнец Божий.

Фото: Hans-Jörg Hellwig, Wikimedia Commons, License Creative Commons 3.0 Unported
«Зайчик, в отличие от остальных символов Пасхи, еще очень молодой. Считается, что в Чехию он пришел из Франции. Одна бедная вдова хотела подарить пасхальные дары своим детям. Чтобы им было интересно, она спрятала пасхальные яйца в траву и сказала, что нужно искать гнездо пасхального зайчика с пасхальными яйцами. Потом благодаря открыткам и картинкам образ пасхального зайчика распространился повсюду. Я должен сказать, что в Моравии настоящее массовое нашествие пасхальных зайцев характерно для последних десятилетий двадцатого века. До этого он был здесь почти неизвестен и распространен скорее в Западной Европе», - рассказывает Мартин Шимша.

В Древней Греции зайца приносили в жертву богиням Артемиде и Гере. Плодовитость зайца способствовала тому, что это животное стало символом продолжения рода, богатого урожая, вегетации. Но одновременно ему предъявляли претензии по поводу его неумеренной любвеобильности.

«Символ зайца мог иметь особое значение. Обычно он был связан с магическими силами. Название «заяц» у славян было табу, и использовалось другое слово в значении «тот, у которого торчат зубы». Но в связи с Пасхой в Моравии ничего подобного не наблюдалось».

С зайцем был связан зеленый цвет: «Травка зеленеет, солнышко блестит», а зайцы веселятся на полянке и стерегут гнезда с яйцами. Может быть, даже напевая песенку «А нам все равно», - хотя косить по весне еще рано...

А зачем зайцы стерегут гнезда с яйцами? Ответ простой: чтобы люди не нашли яйца, и не сварили еще невылупившихся цыплят вкрутую в луковой шелухе...

Желтые цыплята - еще один символ Пасхи, праздника весны и продолжения жизни.


В городской квартире с трудом можно представить себе выводок цыплят или даже очень послушную овечку. Правда, кое-кто уже заводит дома кроликов специальных пород... Но все-таки самыми распространенными животными, которые заменяют нам сегодня общение с природой других форм и видов, являются собаки и кошки. И сегодня вторую половину нашей программы мы посвятим кошкам.

Кошка, которая гуляет сама по себе... Независимая и гордая, кошка, тем не менее, искренне привязывается к своим хозяевам, любит их и считает их своей собственностью. Не кошка для нас, а мы для кошки. Она для нас - член семьи, и мы для нее - ее семья. Вот что говорит хозяйка отеля для кошек «Сэр Хлупино» Яна Копалова:

«Это как в семье, вы знаете. Мама и папа по-разному разговаривают с детьми. И мой муж разговаривает с кошками, как с личностями. Например, наш пятнистый кот - очень общительный, - я заметила, что чем проще происхождение, тем общительнее кот - с ним муж разговаривает. А за мной ходит кот Хлупино, такой увалень. Спит со мной в постели, весит шесть килограмм. Как прыгнет неожиданно на живот, - мало не покажется. Но очень любит спать у меня на животе.

А Лейдина ночью пытается мне лапкой открыть глаза, не нравится ей, что я сплю, а не смотрю на нее. Вначале я чувствую ее дыхание, и как она щекочет меня усами, и я открываю глаза. Тогда все в порядке и она довольная уходит. Но если я глаза не открываю, она лапкой осторожно дотрагивается до моих век, чтобы я проснулась...»

Кошки приходят к нам в дом часто очень неожиданно. Вспоминает писательница Александра Маринина:

«Первая кошка появилась 7 лет назад, в 98 году. Появилась она случайно. Мы как раз тогда переехали от мамы, - наконец купили новую квартиру и стали подумывать о собаке. Дело в том, что в семье мужа всегда были животные, собаки были всю жизнь, два или три раза были кошки, которые оставили у него самые негативные впечатления, потому что кошки были сиамские, ужасно зловредные, скандальные и мстительные. Они могли из-за угла вцепиться в ногу и вырвать клок мяса... Поэтому муж всегда говорил: «собак я обожаю, кошек - ненавижу». И мы очень серьезно прорабатывали вопрос о том, чтобы завести собаку. Сначала мы решали, какой она будет породы, какого размера, какого характера она должна быть. Мы покупали книги о собаках, справочники, энциклопедии и очень серьезно этим занимались. Однажды мы пошли гулять в парк, который находится недалеко от нашего дома, а в парке проходит каждую субботу и воскресенье круглый год постоянно действующая выставка кошек. Было достаточно холодно, пошел дождь, и мы пошли погреться в павильон, где была выставка кошек. Мы зашли туда, а муж говорит: «ты человек неопытный (у меня в семье никогда кошек не было), я тебе говорю: сейчас вошла, руки за спину и ничего в руки не брать»

«Почему?», - наивно спросила я.

«Потому что поверь моему опыту: ты возьмешь в руки, а потом не сможешь отдать, а в результате ты купишь животное, которое тебе совершенно не нужно».

«Хорошо», - сказала я, честно сунула руки в карманы, и их ни разу не вынула.

Мы посмотрели этих кошечек, этих котят, это все было чудесно. Сердце не дрогнуло абсолютно. Я получила эстетическое удовольствие, потому что младенец животного он всегда умилителен и очарователен. Любого животного, даже самого некрасивого во взрослом виде. И мы спокойно погрелись, и вышли догуляли. Через две или три недели мы опять пришли в этот парк погулять. Стало еще холоднее, поскольку была осень, и муж, уже не боясь за меня, говорит: «ну что, пойдем погреемся?». И тут он потерял бдительность, руки я в карманы не сунула. У первой же клетки, у первого же заводчика на клетке лежал производитель папаша невозможной красоты и невозможных размеров, в клетке - две девчонки двухмесячного возраста. Одну мне дали в руки, я ее потетешкала, на ладошке она посидела - пушистенькая, глазки голубые, ну невозможной красоты. Постояли, поговорили с заводчицей. Я кошку эту отдала, мы пошли посмотрели дальше, и ушли. А у меня слезы градом. Муж говорит: «Ты чего плачешь?» «Хочу эту кошку», - сказала я. Муж сказал, чтобы я не плакала, и мы вернулись и купили ее. Это было совершенно не запланировано, - я никогда не думала, что захочу котенка. Я и щенка не очень хотела, если честно признаться. И прошло буквально два дня, муж мне говорит: «это потрясающе, я кошек никогда не любил, а эту я обожаю». Он в нее влюбился, я в нее влюбилась, и мы жили, душа в душу, с этой кошкой».

Александра Маринина приехала в Прагу на встречу со своими читателями, и во время интервью, которое давала «Радио Прага», вспомнила о своих кошках. О кошках, - потому что часто одной кошкой в доме дело не кончается. Инициатором приобретения второй кошки стал муж писательницы, который через четыре года заволновался, что кошки живут меньше, чем собаки. Он боялся:

«Вдруг она умрет, представляешь, как будет ужасно, мы будем переживать, нужно нам будет с тобой подумать о второй кошке. Представляешь, если она умрет, а мы будем наталкиваться на ее мисочки, на ее игрушечки, а ее нет». И мы уже здесь стали думать планомерно. Опять изучили справочники, подумали о породе, об экстерьере, что немаловажно, потому что первая кошка была куплена спонтанно, да еще и опыта у меня не было, она персидский пойнт, она светло коричневая и жутко пушистая, а у меня весь гардероб черный, представляете, во что это все превратилось. Ее шерсть была на всем: даже на вещах, которые висят в запертом шкафу. Пух, шерсть, все летает, оседает, гости приходят и после того, как они уходят, перед дверью мы очищаем их одежду, потому что все сидения и все диваны все ковры, все в шерсти. И мы, конечно, не стали меньше любить нашу Марьяшку от этого, но, думая о втором животном, мы уже это имели ввиду. Исходили мы из того, что мы любим плоские морды. Это должен быть кот из персов, из плоскомордых, это должен быть мальчишка, потому что, когда дело дошло до стерилизации Марьяны, ее пришлось вести в клинику, делать общий наркоз, она из него тяжело выходила, разрезанный животик, швы - ее было жалко. Стерилизация котов проходит быстро, менее болезненно и без всяких швов и без такого глубоко наркоза. Значит, мы решили, что это должен быть мальчик, шерсть у него должна быть короткая и не пушистая и не белая. Таким образом, после длительного перебора мы нашли породу, которая идеально соответствует всем условиям и называется она американский экзот, второе название этой породы - персидский короткошерстный. То есть плоская морда и короткая густая шерсть».

У мужа Яны Копаловой, хозяйки отеля для кошек, Людека Копала аллергия на кошек, но он не может представить себе жизнь без кошек и просто принимает лекарства.

«Я утверждаю, что кошка - с развитой личностью - различает, как вы ее зовете, как к ней обращаетесь. Я ее всегда зову Хилари. А если она ведет себя за столом неприлично, то я делаю ей замечание: «Хилари де Валуа»! Когда за ней гоняются коты, я им говорю: «Деритесь-деритесь, потому что это аристократка». Кошка очень хорошо это осознает и дает нам понять. Конечно, на самом деле это не потому, что она аристократка, а потому что ей уже девять лет, а котам всего четыре, - но это уже детали».

Людек Копал вспомнил, как неожиданно появилась в их доме первая кошка:

«На выставке боевых петухов моя жена увидела кошку, которая была похожа на кошку, которая у нее была раньше. А так как у нас жила канарейка, моя жена не хотела брать кошку, но я ей сказал: «Возьми себе кошку, привыкнут». «Нет-нет», - и в слезы. Было шесть часов вечера. Все могло бы быть гораздо проще. В десять вечера мы поехали за кошкой, в другой конец Праги. Оказалось, что адрес на визитной карточке неправильный, мы стали всех расспрашивать и все-таки нашли хозяйку-заводчицу. И в полночь мы купили кошку Хилари».

Яна Копалова подхватывает:

«Хилари де Валуа, но для нас это «Мышка», «Мышонок» или «Лейдина» - все зависит от того, как она себя ведет. Вы знаете, у кошек несколько имен. Вы помните, в мюзикле «Кэтс»...

Людек и Яна Копаловы уверены, что в кошках гораздо больше человеческого, чем в собаках. По ночам, признается Людек Копал, фотограф по профессии, его кот Сэр Хлупино рассказывает ему интереснейшие истории. Кошки и их мир стали источником творческого вдохновения для пана Копала, который фотографирует своих четвероногих мурлыкающих любимцев, и пишет о них рассказы.

«Кошки - это прекрасно, это на самом деле - личности, прекрасные животные», - заключает Яна Копалова.

Неудивительно, что и Александра Маринина нередко «списывает» свои персонажи с кошек и котов:

«По экстерьеру Марьяна - это книга «Фантом памяти», если помните, там была персидская кошка Марьяна и писатель Корин все время ее вспоминает, когда смотрит на Мусю - на своего литературного агента. Вспоминает, что персидская кошка Марьяна, которая была у них в семье, в детстве могла часами лениво лежать, потом она вскакивала, у нее было 15 минут бешеной активности, когда она с грохотом носилась по всей квартире, сшибая все на своем пути, а потом опять ложилась спать - это про нашу Марьяшу. Что касается кота, который американский экзот, то у персонажа Игоря Дорошина - три американских экзота, соответственно частично, особенно поведение нашего кота, оно разложено по котам Игоря. Система их взаимоотношений - борьба за власть, даже они не за власть борются, а за право, потому что в их понимании - в понимании котов - право - это и есть власть. Если я имею право находиться выше, чем ты, значит я более главный хозяин над всем. Долго у них эта борьба идет, она продолжается до сих пор, она очень любопытная. Те приемы, к которым они прибегают, настолько изобретательны, что, не наблюдая их в жизни, в голову такое не придет. И конечно в последней книге «Пружина для мышеловки» - эта борьба за право сидеть на вертящемся стуле перед пианино. Она является отражением моих собственных наблюдений борьбы моих котов за право. Примерно полгода у них была борьба за право находиться выше, - то есть пока котик был маленький, мы его когда взяли, ему еще двух месяцев не было - он не мог еще запрыгнуть даже на стул и Марьяна, возлежа на стуле, вполне удовлетворялась тем, что эти высоты она завоевала, а он там, на полу, бегает. Котик подрос, стал запрыгивать на стул. Марьяне непонравилось. Она стала ложиться на стол. При этом существует четкое правило, что кот имеет право залезать только на тот стол, где не едят: на журнальный стол в гостиной, - пожалуйста, нет вопросов - там лежит пульт от телевизора, там сигареты лежат, книги, - пожалуйста. На стол обеденный, на кухне, запрыгивать нельзя. Оба кота это знают и никогда этого не делают. И вдруг я, среди ночи выйдя на кухню, обнаружила Марьяну, которая нагло лежит на столе, а кот лежит на стуле и смотрит на нее затравлено, потому что он через этот запрет переступить не может, а она главная, потому что она выше. Марьяна со стола была с позором изгнана, и она снова начала искать возможность забраться куда-то туда, куда ему нельзя. Этим туда стала наша спальня. Какое-то время все было тихо: она спит в ногах у мужа, кот спит под кроватью и вроде бы она выше, все, она успокоилась. Последние где-то месяца два-три кот вошел в силу - наел мышцу и решил, что он будет воевать за право спать на нашей кровати. И вот идут всякие их тонкие игрища, кто первый залез, кто занял более удобное место. Очень интересно бывает ночью: я просыпаюсь, смотрю, Марьяна спит в ногах у мужа, - спит крепко, спокойно, прямо видно, как мышцы все расслаблены. А кот лежит у меня в ногах и не спит: голова поднята. Я только глаза открыла, он тут же смотрит на меня, он весь в напряжении, он не спит, он ждет, будут его выгонять или нет, - удастся ему эту высоту отвоевать или нет. Марьяна, даже не шевельнется, - похрапывает себе, лежит, посвистывает во сне, а этот занял позицию и замер: что будет?»

Не только кошки, радующие взгляд каждый день, но и зайцы, барашки и желтые цыплята в пасхальный день напоминают людям предков - утраченную жизнь в деревнях, когда до соседнего селения надо было ехать пару дней на конях, и когда животных не представляли в символах. Наверное, в современном мире с его запакованными в целлофан искусственными вещами, человеку просто необходимо приблизить частичку природы, заложенную в генах, хотя бы раз в год - на Пасху. В день пробуждения природы и семейного умиротворения.